?

Log in

No account? Create an account
Facebook, Авиталь Эзер. 31 января 2018 года.· Рассказ к Ту Би-Шват… - Что такого? Пожала плечами...
Февраль 3, 2018
07:57 pm

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Facebook, Авиталь Эзер.
31 января 2018 года.·

Рассказ к Ту Би-Шват «Шмоним ле-гвура»
О Менахеме Гофере, садовнике Кдумим, которому недавно исполнилось 80 лет.


В «Пиркей Авот» сказано:
«в пять лет — надо начинать изучать Писание, в десять — Мишну, в тринадцать — соблюдать заповеди, в пятнадцать — начинать изучать Талмуд, в восемнадцать — жениться, в двадцать — начинать добывать пропитание, в тридцать – приходит сила, в сорок – мудрость (постижение), в пятьдесят — способность давать советы, в шестьдесят — старость, в семьдесят — седина, в восемьдесят – сила, в девяносто — согбенность, в сто — как бы смерть, уход из мира» (5:22).

Разве скажешь, что этому человеку исполнилось 80 лет? Слова мишны из Пиркей Авот «шмоним ле-гвура» обычно переводят «в восемьдесят – сила». Или «духовная мощь». В современном языке «гвура» - это героизм. Все эти выражения подходят к Менахему Гоферу.
Он родился в кибуце Мишмар Ха-Шарон. Потом жил и работал садовником в разных местах Израиля. Когда через два года после основания первого поселения в Шомроне, Кдумима, вокруг него зародились новые поселения, Менахем с женой Ханой поехали проверить возможность поселиться и работать в одном них. Тогда их старшему сыну Ярону исполнилось шесть месяцев.

Они начали с поселка Эль-Кана, где встретили одного из поселенцев, и стали расспрашивать его об условиях жизни и возможностях работы. «Вокруг есть много холмов – ответил поселенец, - Берите и живите». После этого семья Гоферов поехала в Карней-Шомрон. У секретаря поселка они стали выяснять возможность устроиться на работу садовником. Такова была специальность Менахема. «Поезжайте в Кфар-Сабу, - сказал он, - там есть много работы для садовников».


Однако семья отправилась в противоположном от Кфар-Сабы направлении в Кдумим. Там к этому времени наряду с караванами появились первые бетонные здания – эшкубиты. Гоферов встретила Даниэла Вайс, одна из руководителей организации Гуш-Эмуним и создателей поселения. Когда она узнала о профессии Менахема, она раскинула руки вширь и воскликнула: «Ты видишь все эти безжизненные холмы? Сможешь превратить их в цветущий сад?». Глаза ее разгорелись.

Через два месяца семья Гоферов переехала в Кдумим. Это произошло летом, за два месяца до Рош Ха-Шана, после которого начинался «шнат шмита», седьмой год, когда природа должна отдыхать, и запрещено вмешательство человека. Менахем спешил приготовить саженцы и посадить их до наступления седьмого года. Саженцы он покупал в теплицах Кфар-Сабы, а старшие дети жителей Кдумим помогали ему в посадках. В седьмой год Менахем ничего не сажал, а только ухаживал за посаженными растениями. В настоящее время в поселки для озеленения садовники привозят большие саженцы, а иногда целые деревья, высотой до двух метров. В то время в Кдумим не было денег, и Менахем покупал маленькие саженцы высотой 20 см.

Какие деревья выбрать? К этому времени у Менахема уже был опыт посадок в разных местах, в частности, в горах вокруг Иерусалима. Одно время он с семьей жил недалеко от Иерусалима в Хар Гило. Менахем знал, что в наших горах лучше всего растут естественные деревья Средиземноморских рощ – сосна, дуб, фисташка, миндаль, рожковое дерево. Очень быстро Менахем понял, что опрыскивать весь район от сорняков и вредителей, как это делали в других местах, нерентабельно. Сколько не опрыскивай, этого все равно будет недостаточно. Тогда он стал использовать метод, который он называет «рисус селективи», селективное опрыскивание. Хорошо развивающимся деревьям, он давал расти самостоятельно, а слабым и некрасивым деревьям – помогал.

Зимой он не мешал расти полевым растениям. В те годы в Кдумим было не очень много анемонов (каланиет), их просто забивали сорняки и колючки. Менахем стал собирать во всей округе семена полевых цветов после их созревания и сеял их в поселке. Учительницы начальной школы вспоминают, что Менахем раздавал школьникам коричневые конверты, и они выходили в поля собирать семена. Однажды Менахем с женой ехал на машине возле Маале Эфраим и рядом с дорогой увидел холм с большим количеством цветущих нуриет (лютиков). Он вернулся туда через месяц, собрал семена и посадил в Кдумим. С тех пор у нас появились нуриет.

На старых фотографиях в поселке не видно ни одного дерева, но маленькие саженцы выжили, выросли и превратились в высокие деревья. Сейчас в районе эшкубитов из-за деревьев не видно домов. Поселок вырос, получил статус поселения, и садовнику прислали карту развития и планом прокладки трубок для поливки (тафтефот), а также список деревьев, предназначенных для посадки. Среди них были инвазийные растения, которые так любили сажать в приморских городах Израиля, такие как шита макхила - вид акации, который прибыл в Эрец Исраэль из-за границы. Эту акацию сажали вдоль моря, чтобы укреплять дюны, а потом она распространилась по всему Израилю, и теперь с ней борются, как с сорняком. Менахем не послушался распоряжений и продолжал сажать естественные растения Эрец-Исраэль.

Посадки он всегда приноравливал с празднику Ту Би-Шват, хотя это не самое подходящее время для посадки деревьев. Это было важно, чтобы дать возможность детям поселка участвовать в посадках. Все остальное время он ухаживал за посадками сам, пока через 3 года не появились новые садовники. Кдумим вырос, появились новые районы – Гиват Шалем, Кдумим Цафон, а потом Кармей Кедем, - и одному человеку было не справиться с такой большой площадью. Гоферу предложили занять должность директора над садовниками, но он отказался. Ему всегда было легче работать самому, чем указывать другим, что делать. Тихий, скромный, работящий человек!

Через некоторое время в Кдумим вырос ирис Гильбоа, который совсем не характерен для этих мест. Сначала его не могли правильно определить, считая его какой-то неизвестной разновидностью ириса Шомрона, а потом оказалось, что его выкопал на горе Гильбоа и посадил у себя на участке один из жителей Кдумим.

Однажды житель поселка Моше Симон получил от Керен Кайемет (Еврейского национального фонда) саженцыа сосны – «орен ха-галин» (ее еще называют «скальная сосна»). За его домом была ровная площадка, и он попросил Гофера посадить сосны вокруг всей площадки. У Гофера в то время уже был план капельного орошения, который предусматривал посадку трех рядов деревьев вокруг площадки. Руководствуясь этим планом, он посадил сосны на расстоянии 10 м друг от друга. У него был опыт посадки сосен в Иерусалиме, и он знал, что дерево быстро растет, достигает больших размеров и требует большой площади. Сосед возмутился, требовал посадить в промежутке между деревьями еще несколько сосенок.

Менахем не сдавался, тогда сосед посадил их сам. Менахем не выкорчевывал деревья, ни с кем не спорил, а тихонько отключил капельную поливку от лишних деревьев. Постепенно эти деревья исчезли, а сосны, за которыми ухаживал Гофер, выросли в настоящий лес.
История еще одного дерева в Кдумим связана с гибелью Ишая Шехтера в Ливане в 1996 году. Стоял вопрос, где похоронить Ишая. В Кдумим не было своего воинского кладбища, но отец погибшего офицера, Ицик Шехтер, настоял на том, чтобы похоронить сына в Кдумим. Ицик Шехтер вместе с Менахемом Гофером искали деревья, которые они хотели бы посадить на воинском кладбище в Кдумим. Деревья должны были иметь корни, которые росли бы вниз, а не в стороны. Для изучения вопроса они ездили в Беерот Ицхак и другие места, и это их очень сдружило. В конце концов, Министерство обороны Израиля выделило деревья для посадки на воинском участке кладбища при условии, что ежегодная церемония Дня Памяти будет проходить здесь. Сначала председатель Религиозного совета противился этому, поскольку на еврейском кладбище не полагается сажать деревья. Но Ицик Шехтер настоял на своем, требуя, чтобы на воинском участке в Кдумим, были деревья, как и на всех воинских кладбищах в Израиле. Из Министерства обороны прислали три саженца пробкового дуба. Два саженца росли медленно, нормальными темпами, а один вымахал и достиг больших размеров в высоту и ширину. Уже сейчас два человека не могут обхватить его ствол, и он достиг размеров пробкового дуба, посаженного в сельскохозяйственной школе Микве Исраэль 100 лет назад.

Все большей известностью пользуется поле с разноцветными анемонами в Кдумим. Эти анемоны никто специально не сажал. Как выяснилось, они всегда росли на поле за кладбищем Кдумим, но были закрыты плотным ковром колючки сира коцанит. Впервые их обнаружил Менахем Гофер. Раньше сухие ветки и траву убирали 3 раза в год. Их свозили на участок за кладбищем, там они сохли, потом Гофер их сжигал, вытаскивал из золы камни и ржавые железки и снова готовил площадку для органического мусора. Однажды огонь распространился на все поле и сжег сиру коцанит. На следующий год на поле появились белые, розовые и голубые анемоны. С тех пор в период между концом лета и первым дождем садовники сжигают колючки на поле за кладбищем, и они не мешают расти цветам. Кроме того, они продолжают собирать и разбрасывать семена цветных анемонов. Их посадили также в разных других местах поселка, например, на въезде, возле автозаправочной станции.

С первых дней в Кдумим было много диких ракафот (цикламенов). За зданием банка, теперь превратившегося в пекарню, была знаменитая тропа цикламенов. Селективное опрыскивание, применяемое Гофером, помогало цветам выстоять против колючки, но не спасало от растения луф (черная кала), которое надо было выкапывать. Теперь весь склон под бывшим банком и детскими яслями весной покрыт бело-розовыми цветами цикламенов.

Есть в Кдумим фиолетовые участки, покрытые цветами турмуса (синего люпина). Это тоже заслуга садовников. В период буйного весеннего цветения, турмус можно встретить везде, он очень неприхотливое растение и легко размножается с помощью своих бобов. Садовники собирали эти бобы и высаживали их в разных местах, где во время цветения они создавали яркие ковры.

Говорят, что один человек, не может изменить природу, не может ни на что повлиять. Менахем Гофер не изменял природу, он изучал её и помогал ей. В результате его золотыми руками Кдумим превращен в цветущий сад. Есть много поселков, где не оказалось такого садовника, который шёл не наперекор природе, а в ногу с ней. Там сажали чужие растения, привезённые из жарких стран мира. Может быть, они чувствуют себя хорошо в нашем климате, но выглядят иностранными гостями, а посёлки имеют стандартный вид.

Менахем уже давно на пенсии. Из-за многолетней работы на тракторе, у него испортился слух. Но до сегодняшнего дня он добровольно выходит на работу рано утром, косит и убирает траву, подрезает кусты и деревья, собирает семена, а по вечерам поёт в районном хоре песни Эрец-Исраэль.

Tags: , , ,

(Оставить комментарий)

http://world.lib.ru/editors/e/ewgenija_s/ Разработано LiveJournal.com