June 21st, 2009

girl

ВСЕМ ШАВУА ТОВ!

Via ezrahovkin

БОЛЬШАЯ ПЕРЕМЕНА.

Наш родной хабадский хедер стоит на самой окраине Иерусалима, недалеко от шоссе Голда Меир и, соответственно, от блокпоста. В первый день этой недели в 13.40 (время большой перемены) там случилась история. Девушка-солдатка подошла проверять арабскую машину и попросила водителя открыть заднюю дверцу. Почему-то ему не хотелось. Он схватил девчонку, затянул в машину и дал на газ.

Вот как раз тогда мой сосед Шмуйлик Сегев собрался слетать на велике в Рамот-б купить пиццу. Но услышав выстрелы, передумал. Боясь пропустить новую тему, он побежал, куда стреляли, то есть на блокпост. Правильный и праведный Леви Авцин (тот, что учит три главы Рамбама в день) помчался следом, чтобы присмотреть за другом.


199.78 КБ


На пeрестрелку ребята опоздали, но кадр из ковбойского фильма их ждал. Военный джип попытался перегородить арабскому тендеру дорогу, однако, неудачно. Тогда второй джип (девушка-то наша!) пошел арабу в лоб. Треск и скрежет, оба капота всмятку, стекло во все стороны. Тут люди с автоматами набежали, окружив тендер со всех сторон.

В фильмах герой несет спасенную жертву, а она медленно очухивается. Но здесь было по-другому. Ударами по морде, матерясь, солдатка вышибла своего похитителя из машины. Потом наши распахнули заднюю дверь и обнаружили там несколько террористов. Примерно в ту пору наш премьер, Биби, запинаясь, говорил о просьбе Штатов устроить на Святой земле государство палестинцев.

Пассажиров тендера скрутили, майку на лицо, и каждого в отдельной машине повезли в город. Правильный Леви оказался в классе к началу урока и вперил свою умную физиономию в Талмуд. А Шмуйлик опоздал и был послан принести письмо от родителей. Но он, по бедовости характера, не лил о том слезы...
I`am

(no subject)

Ну, раз уж я попала на страницу уважаемого ребе Эзры Ховкина, не могу обойти вниманием его "Книжный киоск":

http://ezrahovkin.livejournal.com/25962.html

Меня заворожила круговерть (в буквальном смысле!) из демонстрируемых им блестящих по оформлению и, главное, по содержанию. - книг. Две из них уже есть в моей библиотеке: "Ребе советует" и "Непокорившийся". Возможно, я покупала ещё книги во время встречи с Эзрой Ховкиным в Хайфе, в Центре Маген, и отвезла их в Монреаль. Спрошу об этом у дочери Маши, передала ли я его книги в библиотеку её семьи.

Эти книги - особенные! Они наполнены жизненным светом, мудростью, мягким юмором, знаниями, упоительными рассказами и историями. О ком истории? О нас, евреях.

"Жена моя будущая мечтала об Израиле. Её папа, благословенной памяти, сказал:

- Эй, послушай... Ты не торопись. Евреи, когда они вместе, это совсем не то, что по отдельности.

Он оказался прав, и как! Множество индивидуалистов, чью спортивную форму поддерживал страх перед гоями, вдруг оказались среди сплошных своих.

И удивились, и ужаснулись, насколько нелегко, больно и напряжённо из стольких одиночек сложить целый народ. Процесс.

И Ребе, наклонившись, учит малышей со второй и третьей учёной степенью ходить среди своих, жить в еврействе.

Удачи нам."
flower1

(no subject)

Не первый раз обращаюсь к рассказам Хаима Соколина. В моём Живом Журнале есть даже тэг "Хаим Соколин" - горжусь текстами, собранными в нём. Хаим Соколин - известный в мире учёный - геолог, специалист по разведке месторождений нефти, автор романа "Серая зона", а также многих рассказов и статей. Живёт в Израиле.

Если кто помнит, то не так давно я набрала собственноручно его очерк "Презумция невменяемости" - о советских вертухаях на пенсии, доживающих свою подлючую жизнь в выстроенном для них доме на ул. Матросская Тишина в московских Сокольниках.

И вот сегодня я увидела новый большой текст Хаима Соколина, только что опубликованный в июньском номере любимого моего сайта Евгения Берковича "Заметки по еврейской истории". Такой психологический детектив из недавней жестокой истории. Название - "AD VALOREM"(Всему есть цена).



Все свидетели отмечали нескрываемое удовольствие, которое Штаубе получал от своей работы. В Освенциме он несколько раз подходил к смотровому глазку газовой камеры, наблюдая за умерщвлением людей и обмениваясь при этом замечаниями с другими офицерами. Перед уходом он сказал одному из них: «Получаешь настоящее удовлетворение, когда видишь результаты своей работы». Это слышали заключённые, обслуживавшие камеру. И вот теперь один из них, в качестве свидетеля обвинения, привёл эти слова в суде.

Адвокат Штаубе строил защиту по хорошо известному способу –подсудимый лишь выполнял приказы и, когда только мог, стремился облегчить участь арестованных. Перед началом допроса свидетелей защиты адвокат заявил, что намерен представить суду доказательства истинно гуманного отношения своего подзащитного к тем, кого он, по долгу службы, к сожалению, должен был преследовать.

Первыми свидетелями защиты были бывшие сослуживцы подсудимого. Все они характеризовали Штаубе как образцового офицера, добропорядочного бюргера и хорошего семьянина. Их показания, как и ожидалось, никак не повлияли на ход судебного разбирательства. И вот, когда казалось, что защита уже исчерпала свои скудные возможности представить подсудимого чуть ли не как жертву преступной системы, адвокат попросил вызвать в качестве свидетеля Якоба Бернштейна, доктора медицины.

В зал суда вошёл высокий красивый мужчина. На вид ему было не более сорока лет, хотя чувствовалось, что в действительности он намного старше. Лёгкой спортивной походкой Якоб Бернштейн направился к креслу свидетеля и сразу же привлёк внимание публики. Под элегантным светло –серым костюмом угадывалась атлетическая фигура. Особенно выразительным было лицо: высокий лоб, обрамлённый белокурыми волосами, красивый резко очерченный рот, голубые глаза. Если бы не имя свидетеля, отчётливо произнесённое адвокатом, его можно было бы принять за немца.

Свидетель назвал себя и поклялся на еврейской Библии говорить правду и только правду.