October 21st, 2009

Женечка

ДОКОЛЕ?


Прошу прошения у всех, кто не мог комментировать в моём ЖЖ сегодня с утра до пополудни. Сегодня утром, зная, что уезжаю из дома надолго, побоялась комментов в своё отсутствие от мужичков, шныряющих повсюду по страницам ЖЖ - озабоченных по части порно. Не хочу видеть у себя их охренительную продукцию. И задаю администрации Живого Журнала вопрос "Доколе???????" - повидимому, вопрос всехный, но праздный и риторический.

Сейчас комменты мной восстановлены в обычном режиме "Для каждого". Разумеется, кроме юзеров, попавших в бан, которых прошу не пытаться писать и "анонимно". И кроме гебистов - они тут облюбовали у меня давний пост про избиение правозащитника Льва Пономарёва, и там время от времени отмечаются, - работа у них такая.

Друзья, приветствую Вас:
Женечка

«А мне как раз сегодня 75 лет!»

Чё-то захотелось про доброе.... Думаю, Юночка на меня не рассердится, если поставлю её текст от 7 сентября под названием "Ашдодские водители":

(с) yuna28
Моему знакомому вчера исполнилось 75 лет. Он вошел в городской автобус и протянул водителю ровно столько денег, сколько стоит однодневный билет для пенсионера (пенсионерский билет вдвое дешевле обычного). Водитель, высокий, смуглый, гладко выбритый, в небесно-голубой рубашке, почему-то попросил показать теудат зеут (паспорт). Паспорта у него с собою не было, и он молча показал пенсионное удостоверение.

Сев на одно из передних сидений, рядом с пышнотелой блондинкой неопределенного возраста, в которой безошибочно определил бывшую соотечественницу, он поделился с ней: «Почти десять лет в Израиле, и впервые в автобусе требуют документ. Неужели могут быть сомнения в моем пенсионном возрасте?» И не удержался, добавил: «А мне как раз сегодня 75 лет!»
Collapse )
Lupine

НА НОЧЬ ГЛЯДЯ


Ну раз вчерашний "Союз рыжих" понравился, повторю ещё один рассказ того же автора. Первый раз текст "Дульсинея" появился здесь, на моей странице, в октябре 2006 года - ровно три года назад. С тех пор много воды утекло, вокруг рассказа разворачивались разные события. А сама Дульсинея... нет, я умолкаю.
Но главное, за три года изменились и увеличились славные ряды моих френдов. И если кто не читал рассказ - получат сегодня удовольствие. Я на это надеюсь.


Название - ДУЛЬСИНЕЯ
Автор - Анатолий Мотовилов (Мотя Гирш)



Вы бы видели, как она вошла! Степенный шаг, прямая спина... - напрашивалось сравнение, - ...прямая спина английской королевы. Ну, это перебор, пожалуй. Степенный, но лёгкий шаг, изящный изгиб спины принцессы Дианы, - так ближе к истине.

- Проходите, принцесса, осваивайтесь, - решил подыграть я. Хоть бы ухом повела. Огляделась с порога, повела носом, принюхалась, - что значит порода! - и начала с ванны.

- Солнечный бойлер, - потащился я вслед, предъявляя достоинства и прикрывая недостатки, - душ с переключателем напора, шампуни на выбор. Туалет отдельно.

- Ну, ты наглец! Ты мне ещё помойку покажи, куда пищевые отходы выбрасывать, - прочитал в её снисходительно - брезгливом взгляде.

- Извините, девушка, - я попытался обратить всё в шутку, - но с гигиеной следует определиться с порога. Антисанитарии не допущу.

- Определимся, если останусь, - зелёные хитринки легли в уголках глаз грациозной плутовки, - что там дальше? Показывай, не стесняйся.
- Прошу, - я понял, такую чистым санфаянсом не завлечёшь, такой что-нибудь поизящнее предъявить следует. Зеркала, например, в прихожей.

- Вот уж чего терпеть не могу, - она нервно спину выгнула, - А это кухня, я правильно направляюсь? Давай там посмотрим, - и сразу на стул, за стол.

Да, характерец, - прикинул я на близкое будущее, - поступь королевская, а запросы, а ухватки? Мне вас не так представляли, девушка.

Представляла, кстати, Надежда, приятельница старинная из Тель-Авива,
- Мотя, хватит тебе одному куковать. От твоих рассказов тоской смертной несёт, рыдать хочется. Приезжай, познакомлю с девушкой. Я знаю, ты любишь весёлых, молоденьких.

- Любил, грешен. Только я пылкий возраст Ипполита Матвеевича проскочил давно. И Коля Остен-Бакен из меня никакой, - староват, мелковат, плохо вижу.

- Не придуривайся, приезжай, познакомлю. Дульсинеей зовут. Она одинокая, брошенная, - ты который год бобылём. Может сладите?

От Надежды не отобьешься. Приехал, познакомился, понравилась, привёз.

- Не сладим, - верну, - предупредил на всякий случай.

Теперь сидит это молодое зеленоглазое чудо на кухне, ждёт угощений. Куда деваться, - распахнул холодильник. Она только сощурилась, носом повела и отвернулась, - не моё, мужчина, дело. Пригласил, - потчевай. Чем, - сама выберу. Одобряю, - старался.

- Ах ты, дрянцо пушистое, - думаю, но сдерживаюсь. Привыкаю...

Желание девушки - закон. Мечу перед ней колбаски - вырезки, десерт в ассортименте и себя не обижаю, пивком прихлёбываю. Аккуратно ест, с достоинством - сам себе замечаю, - не торопится, не жадничает. Грудь белая, чистая, - не люблю рябых.

- Мы на «ты», или пока на «вы»? - уточняю отношения.
- Пока на «вы», пока не привыкну. Уж больно скорым было знакомство, - потягивается, - А какие у меня перспективы? Что ещё предъявить можешь на мою молодость и красоту?

- Правильно вопрос ставишь, - отвечаю, - перспективы призрачные. Ты молода, хороша собой. У меня скрип в спине и пособие по старости. Но двери и окна открыты настежь. Не понравится, - на все четыре стороны, - удерживать не стану...

- А здесь что за вонь? - поводит она носом в сторону мастерской и притормаживает на пороге.

- Не стоит так небрежно о высоком, - остановил я её, - здесь живопись теплится. Глаза устали, но руки ещё помнят. Мне тебя верно представили, ты Дульсинея? - и по гладкой спинке рукой провёл, не удержался.

- Ва-а-ай, телячьи неж-ж-жности, - пропела она тонко, - впр-р-рочем, разр-р-решаю, мне это нр-р-равится. Останусь, не останусь, - как вести себя будешь, - решила она. Зевнула от души, прошла на балкон, вспрыгнула на кресло, растянулась на подушке и закрылась пушистым своим хвостом.

Милая моя, Дуська. Живёт третий год, никак не может смириться с рычащим принтером. А в остальном, - полная гармония. Спать ложусь, - она в ногах, просыпаюсь, - вокруг головы.