April 19th, 2014

Женечка

НЕ ПОЗВОЛЯТЬ СЕБЕ СТЫДНЫЕ ПОСТУПКИ. ИНАЧЕ...

Оригинал взят у borisakunin в Испортить себе некролог
     Не знал, кто автор этого расхожего выражения. Оказывается (Гугл подсказал), всё тот же  Лев Рубинштейн.
     Смысл понятен. Это когда какой-то известный человек живет достойным образом, обзаводится почтенной репутацией, а потом вдруг совершает нечто такое, после чего относиться по-прежнему к нему уже не получается. И все говорят: «Да, конечно, стыд и срам. Но зато какой он был раньше…»
     С этой опасностью чаще всего сталкиваются художники, которым не повезло посетить сей мир в его минуты роковые.
     Наверное, самый хрестоматийный и ужасно грустный пример испорченного некролога – Алексей Максимович Горький.
     Невероятно сильный талант, очень красивая жизнь, в которой было всё: мощные книги и всемирная слава, любовь прекрасных женщин и обожание читателей, большие гонорары и большая щедрость, борьба с диктатурой царизма и борьба с диктатурой большевизма. Если бы Алексей Максимович умер десятью годами раньше, в эмиграции, он остался бы в нашей памяти как одна из самых светлых фигур русской культуры.
     Но финал его жизни был так жалок, что перечеркнул все былые заслуги. Поездка на Соловки посмотреть на перевоспитание зеков; восторженный отчет об этой поездке; «Если враг не сдается – его истребляют»; особняк Рябушинского; Нижний Новгород, переименованный в город Горький при живом Горьком…  Господи, до чего же всё это стыдно.

1
Великий пролетарский писатель с великими перевоспитателями

     Или Кнут Гамсун. В восемьдесят лет – живой классик. В девяносто – позор норвежской нации, осужденный за поддержку фашистов. Пел дифирамбы Гитлеру, преподнес свою нобелевскую медаль Геббельсу. Мафусаила пожалели, в тюрьму не посадили. Доживал, как зачумленный. И сейчас невозможно читать «Плоды земли», не помня о том, к чему в конце концов пришел автор знаменитого романа.

     Всё дело в том, что большой художник в чем-то очень силен, а в чем-то очень слаб. На этом они, бедные, и подламываются.
     Воланды и его мелкие хвостатые родственники отлично знают, на чем можно поймать Мастера.
     Он часто бывает тщеславен и падок на почитание. Его надо по шерстке, по шерстке, да сахарку ему, да золотую дверцу распахнуть. Он и не поймет, что дверца ведет в золотую клетку. А войдет – хлоп, и обратной дороги нет.
     Максима Горького большевики и гепеушники обхаживали очень долго, ключики подбирали терпеливо, сам Вождь не жалел времени и усилий  – писал душевные письма: «Ввиду горячки в работе, не писал Вам. Это, конечно, нехорошо. Но Вы должны меня извинить». Какой человек извинения просит, подумать только!
     А Гамсуном восхищался Геббельс и уважил своим личным вниманием фюрер германской нации. Один великий человек, так сказать, оценил величие другого великого человека.

2
Кадр из игрового фильма про Гамсуна, которого играет Макс фон Зюдов

     Есть два железных правила, которые предохраняют художника от испорченного некролога.
     Во-первых, держись подальше от диктаторов и авторитарных правителей (а лучше вообще от всяких правителей, ну их к лешему).
     Во-вторых, как бы ты ни был эстетически сложен, оставайся этически прост. Любуясь оттенками серого, не разучись отличать черное от белого.
     В общем, не спи, не спи, художник. Придет серенький волчок и испортит некролог.
 

Женечка

(no subject)

Оригинал взят у butavka.


ФАШИЗМ - ЭТО ОЧЕНЬ ПРОСТО. БОРИС СТРУГАЦКИЙ (1995 ГОД).

Эпидемиологическая памятка

* Источник: Невское время (СПб.). – 1995. – 8 апреля (первопубликация).

Чума в нашем доме. Лечить ее мы не умеем. Более того, мы сплошь да рядом не умеем даже поставить правильный диагноз. И тот, кто уже заразился, зачастую не замечает, что он болен и заразен.

Ему-то кажется, что он знает о фашизме все. Ведь всем же известно, что фашизм – это: черные эсэсовские мундиры; лающая речь; вздернутые в римском приветствии руки; свастика; черно-красные знамена; марширующие колонны; люди-скелеты за колючей проволокой; жирный дым из труб крематориев; бесноватый фюрер с челочкой; толстый Геринг; поблескивающий стеклышками пенсне Гиммлер, – и еще полдюжины более или менее достоверных фигур из «Семнадцати мгновений весны», из «Подвига разведчика», из «Падения Берлина»...

О, мы прекрасно знаем, что такое фашизм – немецкий фашизм, он же – гитлеризм. Нам и в голову не приходит, что существует и другой фашизм, такой же поганый, такой же страшный, но свой, доморощенный. И, наверное, именно поэтому мы не видим его в упор, когда он на глазах у нас разрастается в теле страны, словно тихая злокачественная опухоль. Мы, правда, различаем свастику, закамуфлированную под рунические знаки. До нас доносятся хриплые вопли, призывающие к расправе над инородцами. Мы замечаем порой поганые лозунги и картинки на стенах наших домов. Но мы никак не можем признаться себе, что это тоже фашизм. Нам все кажется, что фашизм – это: черные эсэсовские мундиры, лающая иноземная речь, жирный дым из труб крематориев, война...

Collapse )

И не говорите теперь, что вы – совсем не злой человек, что вы против страданий людей невинных (к стенке поставлены должны быть только враги порядка, и только враги порядка должны оказаться за колючей проволокой), что у вас у самого дети-внуки, что вы против войны... Все это уже не имеет значения, коль скоро приняли вы Причастие Буйвола. Дорога истории давно уже накатана, логика истории беспощадна, и, как только придут к власти ваши фюреры, заработает отлаженный конвейер: устранение инакомыслящих – подавление неизбежного протеста – концлагеря, виселицы – упадок мирной экономики – милитаризация – война... А если вы, опомнившись, захотите в какой-то момент остановить этот страшный конвейер, вы будете беспощадно уничтожены, словно самый распоследний демократ-интернационалист. Знамена у вас будут не красно-коричневые, а – например – черно-оранжевые. Вы будете на своих собраниях кричать не «хайль», а, скажем, «слава!». Не будет у вас штурмбаннфюреров, а будут какие-нибудь есаул-бригадиры, но сущность фашизма – диктатура нацистов – останется, а значит, останется ложь, кровь, война – теперь, возможно, ядерная.

Мы живем в опасное время. Чума в нашем доме. В первую очередь она поражает оскорбленных и униженных, а их так много сейчас.

Можно ли повернуть историю вспять? Наверное, можно – если этого захотят миллионы. Так давайте же этого не хотеть. Ведь многое зависит от нас самих. Не все, конечно, но многое.


дерево

(no subject)

БОЛЬШОЙ ХУДОЖНИК ПРЕДСКАЗАЛ СОБЫТИЯ, КОТОРЫЕ СТАЛИ РЕАЛЬНОСТЬЮ

Шесть лет тому назад знаменитый кинорежиссёр Александр Сокуров предсказал события на Украине. Но не только на Украине Россию ждут войны, и эти войны будут в результате российской экспансии: "Это всё на пороге... мы со всех сторон в конфликтной зоне."

Смотрите видео, снятое шеcть лет назад:


http://www.musicpeople.ru/page/magazine/afisha?afisha/1057

Александр Сокуров оказался пророком в своём Отечестве from MUSIC PEOPLE on Vimeo.

girl

(no subject)



Антон Павлыч Чехов однажды заметил,
что умный любит учиться, а дурак - учить.
Сколько дураков в своей жизни я встретил -
мне давно пора уже орден получить.

Дураки обожают собираться в стаю,
впереди главный - во всей красе.
В детстве я верил, что однажды встану,
а дураков нету - улетели все!

Ах, детские сны мои, какая ошибка,
в каких облаках я по глупости витал!
У природы на устах коварная улыбка,
Видимо, чего-то я не рассчитал.

А умный в одиночестве гуляет кругами,
он ценит одиночество превыше всего.
И его так просто взять голыми руками,
скоро их повыловят всех до одного.

Когда ж их всех повыловят, наступит эпоха,
которую не выдумать и не описать.
С умным - хлопотно, с дураком - плохо,
Нужно что-то среднее, да где ж его взять?

Дураком быть выгодно, да очень не хочется,
Умным очень хочется, да кончится битьем...
У природы на устах коварные пророчества,
Но может быть, когда-нибудь, к среднему придем.

Но может быть, когда-нибудь, к среднему придём...
Женечка

НА НОЧЬ ГЛЯДЯ




Ф.Искандеру


Быстро молодость проходит, дни счастливые крадет.
Что назначено судьбою - обязательно случится.
То ли самое прекрасное, ну самое прекрасное в окошко постучится.
То ли самое напрасное, ну самое напрасное в объятья упадет.

Припев:
Две жизни прожить не дано,
Два счастья - затея пустая,
из двух выпадает одно,
такая уж правда простая.
Кому проиграет труба
прощальные в небо мотивы,
Кому улыбнется судьба,
и он улыбнется, счастливый.

Ах, не делайте запаса из любви и доброты,
и про черный день грядущий не копите милосердья.
Пропадет ни за понюшку, пропадет ни за понюшку ваше горькое усердье,
Лягут свежие морщины, лягут новые морщины от напрасной суеты.

Припев.

Жаль, что юность пролетела, жаль, что старость коротка.
Всё теперь уж на ладони, лоб в поту, душа в ушибах.
Но зато уже не будет ни загадок, ни ошибок,
Только ровная дорога, только ровная дорога до последнего звонка.

Две жизни прожить не дано...