May 28th, 2014

Женечка

(no subject)

Из моего архива (тэг "Иерусалим").
----------------------------------------------------

C подачи иерусалимских друзей ставлю весёлую зарисовку из иерусалимской жизни.
Какие все весёлые, озорные, какие молодые и красивые!

В Мамилле, недалеко от Яффских ворот.

Женечка

ИЗ МОЕГО АРХИВА


Вступление - ДЛЯ НАШИХ ДЕТЕЙ И ВНУКОВ.
Автор - Бэлла ГУЛЬКО.


Вскоре после моего приезда в Израиль весной 1989 года вся страна торжественно праздновала День Иерусалима. Это действительно был всенародный праздник. Но со дня подписания в Осло договора с арабами "о мире и дружбе" и передачи им части нашей территории, День Иерусалима постепенно стал заурядным "фестивалем", каковые проводятся в Израиле в довольно большом количестве. Как будто народ забыл день великой победы нашего маленького по численности народа над многочисленным врагом в памятные и тревожные шесть дней 1967 года.

Наши "вожди", которых мы выбираем каждые четыре года, а то и чаще, делают всё, чтобы народ забыл Иерусалим и Шестидневную войну, как национальный символ нашего единства и нашей национальной истории. Но есть среди нас люди, которые не хотят забывать и стараются, чтобы дети и внуки, выросшие после Шестидневной войны, знали и помнили о тех днях, об их значении для евреев всего мира.

Collapse )
дерево

(no subject)


обязательно на большом экране!

ЮЛИЙ КИМ
ИЗ "ИЕРУСАЛИМСКОЙ ТЕТРАДИ"
ПСАЛОМ 137


Там, возле рек Вавилонских,
Как мы сидели и плакали.
К нам приходили смеяться:
"Что вы сидите и плачете?
Что не поете, не пляшете?"

Ерушалаим, сердце мое -
Что я спою вдали от тебя?
Что я увижу вдали от тебя
Глазами, полными слез?

Там, возле рек Вавилонских,
Нет нам покоя и радости.
Там, под плакучею ивой,
Арфы свои изломали мы,
Струны свои изодрали мы -

Ерушалаим, сердце мое -
Что я спою вдали от тебя?
Что я увижу вдали от тебя
Глазами, полными слез?

Там, возле рек Вавилонских,
Жив я единственной памятью.
Пусть задохнусь и ослепну,
Если забуду когда-нибудь
Камни, объятые пламенем,
Белые камни твои,
Ерушалаим, сердце мое!..

Ерушалаим, сердце мое -
Что я спою вдали от тебя?
Что я увижу вдали от тебя
Глазами, полными слез?

------------------------------------------------------------
Женечка

(no subject)

Image Hosted by PiXS.ru
Максимилиан Волошин. 1877 - 1932.

28 мая 1877 года родился Максимилиан Александрович Волошин, прекрасный поэт, замечательный художник. Его имя неразрывно связано с Крымом, а точнее - с Коктебелем, где его матерью был построен в 1903–1913 годах дом. Дом, наполненный солнцем, морем, картинами, поэзией! Там гостили Цветаева, Мандельштам, Брюсов, Гумилёв, Булгаков, Горький... Теперь это Дом-Музей Максимилиана Волошина.

В юности я увлекалась его стихами, но поскольку в советские годы они не издавались, переписывала их в тетрадку в юношеском зале читальни при Ленинской библиотеке. "Обманите меня, но совсем, навсегда, чтоб не помнить зачем..."

В своей тетрадке нашла сейчас маленькую запись: "Он, Волошин, завещал поставить вместо надгробия себе скамью, на которой могли бы объясняться в любви юноша и девушка."

Во время Первой Мировой войны Волошин занял резко пацифистскую позицию, написал письмо военному министру с отказом от службы в армии, выпустил книгу антивоенных стихов. А в годы гражданской войны, при постоянно меняющейся власти в Крыму, укрывал то белых от красных властей, то красных от белых.

Недавно получила в почту ссылку на любопытний текст Волошина, датированный 1926 годом. Но, Б-же, как своевременно он звучит сейчас, через почти 90 лет!

КОКТЕБЕЛЬСКИЕ БЕРЕГА.
" ... После присоединения, при Екатерине, Крым, отрезанный от Средиземного моря, без ключей от Босфора, вдали от всяких торговых путей, задыхается на дне глухого мешка. Внешней агонии Крыма соответствует внутренняя. Основа всякого южного хозяйства - вода. Татары и турки были великими мастерами орошения. Они умели ловить самую мелкую струйку почвенной воды, направить ее по глиняным трубам в обширные водоемы, умели использовать разницу температур, дающую выпоты и росы, умели как кровеносной системой оросить сады и виноградники по склонам гор.

Ударьте киркой по любому шиферному, совершенно бесплодному скату холма, – вы наткнетесь на обломки гончарных труб; на вершине плоскогорья вы найдете воронки с овальными обточенными камнями, которыми собиралась роса; в любой разросшейся под скалой купе деревьев вы различите одичавшую грушу и выродившуюся виноградную лозу. Это значит, что вся эта пустыня еще сто лет назад была цветущим садом.

Весь этот Магометов рай уничтожен дочиста.

Взамен пышных городов из Тысячи и Одной Ночи русские построили несколько убогих уездных городов по российским трафаретам и частью из потемкинского романтизма, частью для Екатерининской рекламы назвали их псевдоклассическим именами – Севастополь, Симферополь, Евпатория. Древняя Готия от Балаклавы до Алустона застроилась непристойными императорскими виллами в стиле железнодорожных буфетов и публичных домов и отелями в стиле императорских дворцов. Этот музей дурного вкуса, претендующий на соперничество с международными европейскими вертепами на Ривьере, очевидно, так и останется в Крыму единственным монументальным памятником «Русской эпохи».

Трудно считать приобщением к русской культуре то обстоятельство, что Крым посетило в качестве туристов или путешественников несколько больших русских поэтов и что сюда приезжали умирать от туберкулеза замечательные писатели.

Но то, что земли систематически отнимались у тех, кто любил и умел их обрабатывать, а на их место селились те, кто умел разрушать налаженное; что трудолюбивое и лояльное татарское население было приневолено к ряду трагических эмиграций в Турцию, что в благодатном климате всероссийской туберкулезной здравницы оно поголовно вымирало, именно от туберкулеза, – это показатель стиля и характера русского культуртрегерства ..."