September 13th, 2014

flower1

(no subject)

"МИША, ТЕБЯ АРЕСТУЮТ"
5 сентября 2014 года, сайт http://www.jewish.ru

«Меня так тепло принимали! Я в день по три интервью давал. И аплодировали стоя. Я не ожидал! В мою честь оркестр даже “Хаву нагилу” сыграл». Режиссер Михаил Калик, сидя в своей иерусалимской квартире на фоне старинного камина, вывезенного из московской коммуналки (у которого, по словам хозяина дома, еще Пушкин заигрывал с некой княжной), взволнованно рассказывает о том, как его встречали в России. В августе Калик в качестве специального гостя ездил в Выборг на кинофестиваль «Окно в Европу», где показывали его легендарный фильм «До свидания, мальчики!», отметивший в этом году полувековой юбилей. В интервью Jewish.ru классик советского кинематографа рассказал о том, почему в разгар антисемитизма его приняли во ВГИК, как ему удалось, пройдя через лагеря, остаться самим собой и что такого он нашел в Израиле, чему вот уже больше 40 лет не может дать определения.

Image Hosted by PiXS.ru

«ОН БЫЛ ПРОСТО НЕСЧАСТНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ»

— В 1971 году, когда вы эмигрировали в Израиль, вам было 44. Уезжали зрелым человеком, состоявшимся режиссером. С тех пор прошло 43 года. Насколько эти две половины вашей жизни равноценны? Для вас это одна длинная цельная жизнь или несколько разных?

— Это разные этапы одной большой жизни. Одно связано с другим. Если говорить о том, что мне дал Израиль как режиссеру, то, конечно, очень мало. Ждал я больше, чем получил. Здесь я продолжал снимать, сделал семь короткометражек и один полнометражный фильм («Трое и одна» — Прим. ред.). Но на свой уровень так и не вышел. Конечно, настоящую школу я прошел там, в СССР.

При этом я всегда говорю, что в Союзе я отучился в трех институтах: сначала был ГИТИС, потом ВГИК, но самый важный мой институт, или даже академия, — это моя отсидка в лагере. Арестовали меня в 1951 году, когда я учился на третьем курсе ВГИКа. А в 1954-м освободили и реабилитировали. За три года я побывал в шести тюрьмах — в трех в Москве и в трех пересыльных, когда меня отправили в Восточную Сибирь.
Collapse )
Lupine

(no subject)

Вдогонку интервью с Михаилом Наумовичем Каликом:
http://jennyferd.livejournal.com/4591231.html

В этом новом интервью много подробностей, о которых раньше не читала. В году 1994 или 1995 Михаил Наумович приезжал с женой в Хайфу, привозил фильм "И возвращается ветер". Это было в "Синематеке", в здании "Аудиториума". Незабываемые мои впечатления и от фильма, и от его ответов на вопросы после показа! И помню его ответ по поводу не совсем удачно сложившейся кинематографической деятельности в самом Израиле - никогда не жалею о репатриации. Михаил Наумович с семьёй живёт в Израиле с 1971 года, после нескольких лет отказа.

Глубокая статья, посвящённая жизни и творчеству выдающегося кинорежиссёра Михаила Наумовича Калика, здесь:

http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=4458

В моём Живом Журнале много постов с тэгом "Михаил Калик". Первый мой пост - с биографией Калика - аж от 13 февраля 2006 года. И потом я откликалась на даты его рождения (юбилейные - 80, 85). До 120-и, дорогой мастер!

Вот интересные ролики. Первый ролик - отрывок из документального фильма режиссёра Семёна Винокура "Калик в чёрно-белом и цветном" (2003 год).



Второй ролик - отрывок из художественного фильма режиссёра Михаила Калика "И возвращается ветер".

Pine

(no subject)

Image Hosted by PiXS.ru


КИНЕМАТОГРАФ.
Это город. Еще рано. Полусумрак, полусвет.
А потом на крышах солнце, а на стенах еще нет.
А потом в стене внезапно загорается окно.
Возникает звук рояля. Начинается кино.

И очнулся, и качнулся, завертелся шар земной.
Ах, механик, ради бога, что ты делаешь со мной!
Этот луч, прямой и резкий, эта света полоса
заставляет меня плакать и смеяться два часа,
быть участником событий, пить, любить, идти на дно...

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!
Кем написан был сценарий? Что за странный фантазер
этот равно гениальный и безумный режиссер?
Как свободно он монтирует различные куски
ликованья и отчаянья, веселья и тоски!
Он актеру не прощает плохо сыгранную роль -
будь то комик или трагик, будь то шут или король.
О, как трудно, как прекрасно действующим быть лицом
в этой драме, где всего-то меж началом и концом
два часа, а то и меньше, лишь мгновение одно...

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!
Я не сразу замечаю, как проигрываешь ты
от нехватки ярких красок, от невольной немоты.
Ты кричишь еще беззвучно. Ты берешь меня сперва
выразительностью жестов, заменяющих слова.
И спешат твои актеры, все бегут они, бегут -
по щекам их белым-белым слезы черные текут.
Я слезам их черным верю, плачу с ними заодно...

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!
Ты накапливаешь опыт и в теченье этих лет,
хоть и медленно, а все же обретаешь звук и цвет.
Звук твой резок в эти годы, слишком грубы голоса.
Слишком красные восходы. Слишком синие глаза.
Слишком черное от крови на руке твоей пятно...

Жизнь моя, начальный возраст, детство нашего кино!
А потом придут оттенки, а потом полутона,
то уменье, та свобода, что лишь зрелости дана.
А потом и эта зрелость тоже станет в некий час
детством, первыми шагами тех, что будут после нас
жить, участвовать в событьях, пить, любить, идти на дно...

Жизнь моя, мое цветное, панорамное кино!
Я люблю твой свет и сумрак - старый зритель, я готов
занимать любое место в тесноте твоих рядов.
Но в великой этой драме я со всеми наравне
тоже, в сущности, играю роль, доставшуюся мне.
Даже если где-то с краю перед камерой стою,
даже тем, что не играю, я играю роль свою.

И, участвуя в сюжете, я смотрю со стороны,
как текут мои мгновенья, мои годы, мои сны,
как сплетается с другими эта тоненькая нить,
где уже мне, к сожаленью, ничего не изменить,
потому что в этой драме, будь ты шут или король,
дважды роли не играют, только раз играют роль.
И над собственною ролью плачу я и хохочу.
То, что вижу, с тем, что видел, я в одно сложить хочу.
Pine

.. за то, что я гостил у вас на белом свете.

Image Hosted by PiXS.ru

Это последнее издание стихотворений замечательного поэта Юрия Давыдовича Левитанского. Держу книгу в руках - издательство ЭКСМО, Москва, 2012 год. Есть сайт http://levitansky.ru/

А стихи один другого лучше. В ранние и зрелые годы стихи жизнеутверждающие ("Каждый выбирает для себя женщину, религию, дорогу. Дьяволу служить или пророку - каждый выбирает для себя"), а в конце пути много щемящих прощальных нот.

* * *

Белые, как снег, стихи.
С каждым годом все белее.
В белой утренней аллее
чьи-то легкие следы.

Сорок градусов мороз.
Скоро будет и поболе.
В белом поле, в чистом поле
чьи-то беглые следы.

Кто здесь шел и кто прошел,
что за чудо-скороходы?
— Это дни твои и годы,
это жизнь твоя прошла.

— То есть как же это так?
Только шаг ступил с порога,
а уже, гляди, дорога
завершается почти!
Collapse )