October 6th, 2014

flag

БЫЛ ЗАЩИТНИКОМ РОДИНЫ. ИМ И ОСТАЛСЯ, НЕСМОТРЯ НА ОБИДУ...

Помните историю подполковника Шалома Айзнера, который ударил во время пропалестинских беспорядков в апреле 2012 года иностранного активиста, а если точно - прибывшего на Ближний Восток из Дании? Специально снимавшие беспорядки провокаторы выложили ролик в интернет. О, сколько было шума!

Офицера, героя Второй Ливанской войны, публично осудили и президент Шимон Перес ("я потрясён"), и премьер-министр Нетаниягу, и вся верхушка военного командования. Офицера судили, приговорили к двум месяцам общественной службы без жалования (а у офицера семья), его досрочно отправили в отставку... Обратите внимание - чувствительный Шимон Перес не был потрясён, когда конные магавники избивали нашу израильскую молодёжь в Амоне, били их нагайками. Их Перес не пожалел, он молчал, а датского провокатора из взбесившейся арабской толпы, не расходившейся по требованию военной администрации, пожалел.

Я много ставила об этом "рвении" постов, есть даже тэг "Шалом Айзнер". И вот продолжение истории подполковника в отставке Шалома Айзнера. Как писали на днях СМИ, в качестве рядового танкиста он принял участие этим летом в операции "Нерушимая скала".

Вот отрывок из сообщения сайта http://www.7kanal.co.il/ от 5 октября 2014 года. Красноречивый заголовок:

"КАК МОЖНО РАЗБРАСЫВАТЬСЯ ТАКИМИ ОФИЦЕРАМИ".

Шалом Айзнер, чью карьеру сломал датский анархист, пошел на время операции «Нерушимая скала» в армию добровольцем.


Подполковник в отставке Шалом Айзнер.

Как стало известно, подполковник в отставке Шалом Айзнер в качестве рядового танкиста прокладывал в секторе Газа дорогу пехоте и прикрывал пехотинцев огнём из бронемашины в ходе операции «Нерушимая скала». Также Айзнер своими умелыми действиями способствовал поддержанию высокого морального духа солдат.

Следует напомнить, что Айзнер несколько лет назад был заместителем командира бригады "Бекаа". Роковым в его военной карьере стал эпизод, произошедший в апреле 2012-го года и попавший в объектив видеокамеры.

Левые пропалестинские активисты принимали тогда участие в протестном велопробеге по Иорданской долине. В рамках своей акции они поехали на велосипедах в сторону шоссе №90, по которому можно передвигаться лишь с разрешения военных властей. На перекрестке возле деревни Уджа провокаторам преградили путь военные.

После нескольких минут пререканий заместитель командира бригады Бекаа подполковник Шалом Айзнер применил насилие по отношению к пропалестинским провокаторам. Пострадал анархист-велосипедист из Голландии (Е.С.- из Дании), получивший прикладом винтовки в лицо. После происшедшего было начато расследование. Подполковнику Айзнеру было предъявлено обвинение в превышении своих полномочий.

После полутора лет (!)судебных разбирательств Айзнер признал себя виновным, был уволен из армии и наказан двумя месяцами общественных работ.


Полтора года разбирательств! Полтора года нервотрёпки вместо военной службы! А, может быть, подобные тягомотные "дела" требуются военной прокуратуре и штабистам, чтобы оправдывать свои штаты и свою деятельность?
Женечка

(no subject)

ЕВРЕЙСКАЯ ЖИЗНЬ ВОСТОЧНОГО ИЕРУСАЛИМА.
Автор - Евгения КРАВЧИК.


Image Hosted by PiXS.ru

Встреча с Мати Даном, председателем добровольного объединения “Атерет Коаним”, была назначена в Иерусалиме около музыкальной школы на улице Гай Бен-Хинум. “Школа находится неподалеку от Брихат ха-Султан”, — напутствовала меня Сара, секретарь Мати.

Человек предполагает, а навигатор — располагает. Популярная программа Waze почему-то решила, что улица имени неведомого мне Гая находится в гуще арабского квартала Абу Тор. Скатившись по узкой (наклон — 45 градусов) улочке, я оказалась у продуктовой лавки.

— Скажите, пожалуйста, как проехать в музыкальную школу? — окликнула я владельца, который вышел на воздух покурить. Выразительным жестом лавочник предложил мне задать тот же вопрос по-арабски. А может, просто послал. В школу. Музыкальную.

В этот момент позвонила Сара.

— Разворачивайся, — скомандовала она, мгновенно уразумев, что меня занесло в Абу Тор, — и езжай обратно. Желательно — побыстрее.

— Разве я опаздываю?
— Нет. Просто оставаться в том месте опасно: в последние недели арабы забрасывают автомобили булыжниками.

Поспешить — значит привлечь к себе внимание: высыпавшие на улицу соседи лавочника решат, что я в панике. Разворачиваюсь плавно, все с той же безмятежно-вежливой улыбкой. Сара работает “навигатором” — отдает по телефону команды, в каком направлении “эвакуироваться”, но страха как не было, так и нет. В конце концов, я в своей столице. И еду туда, куда мне захочется. А если кому-то не нравится...

Хм... Нет, этому жителю Абу Тора я определенно не нравлюсь: взгляд враждебный, еще чуть-чуть — и...

А вот и поворот. Направо — в полном соответствии с инструкциями Сары.

Image Hosted by PiXS.ru

Силуан или Шилоах?

Цель товарищества “Атерет Коаним”, созданного в 70-е годы ХХ века, — заселение Иерусалима. Точнее — его арабских кварталов. Во многих из них сохранились дома, принадлежавшие евреям в девятнадцатом — начале двадцатого века. Имеются и участки земли, владельцами которых евреи — в полном соответствии с записями в кадастре — остаются по сей день.

Image Hosted by PiXS.ru
Восточный Иерусалим: арабское строительство не прекращается ни на секунду.

Трудно представить, что когда-то в квартале Силуан (деревня Шилоах) жили выходцы из Йемена. Что же касается “русских”...

— В архиве нашего объединения в Старом городе хранится документ, датированный 1868 годом, — рассказывает глава “Атерет Коаним” Мати Дан. — Семья Шмуэля Полякова получила в банке долгосрочную ссуду размером 3000 рублей, обещав вернуть ее в течение... 99 лет! Закончился срок выплаты “машканты” в 1967 году, когда Иерусалим был освобожден. Мало кому известно, что в девятнадцатом — начале двадцатого века еврейские кварталы Иерусалима стремительно разрослись благодаря убежденным сионистам, репатриировавшимся из России. ...

----------------------
полный текст эссе Жени Кравчик о Восточном Иерусалиме и много её авторских фотографий здесь:
http://evreimir.com/94097/140927_kravchik_yerushalaim/
Женечка

(no subject)

В продолжение темы Восточного Иерусалима - его части Силуан (Шилоах).
Из статьи "Силуан меняется, к ликованию правых и к огорчению палестинцев". Автор - Эльханан Миллер.



.... Расширение еврейского присутствия в Силуане, а также намерение Израиля построить тысячи новых домов для евреев и арабов в районе Гиват Хаматос в южном Иерусалиме, было подвергнуто резкой критике со стороны Госдепартамента США и Белого дома после встречи израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху и президента США Барака Обамы в среду. В пятницу Европейский союз присоединился к американскому осуждению.

Нетаньяху отмел критику, говоря, что было бы несправедливо запрещать "отдельным евреям покупать квартиры в арабских кварталах", тогда как арабы могут свободно проживать на еврейском западе.

Город Давида - это старейший археологический центр древнего Иерусалима. Это место, где была написана Библия. Для кого-то иметь возможность проснуться утром и идти теми же улочками, по которым некогда ходили цари и пророки, и которые в настоящее время снова раскопаны, - смысл возвращения еврейского народа в государство Израиль.
Женечка

" Скоро американцы будут осуждать строительство в Тель-Авиве".

Известный адвокат Йорам Шефтель дал интервью 7 каналу:
Я не удивлен американской реакции, администрация Обамы относится к Израилю хуже всех прежних.


3 октября 2014 года, сайт http://www.7kanal.co.il/
Автор - Йоссеф Йак.

Известный израильский адвокат Йорам Шефтель выразил свое отношение к встрече премьер-министра Биньямина Нетаньягу с президентом США Бараком Обамой и поделился этим с корреспондентом 7 канала .

«Обама не хочет ядерного Ирана, но он хочет такой Иран, который способен к обогащению урана и который является самой большой в мире угрозой для Израиля, - говорит Шефтель.- Администрация США является самой враждебной по отношению к Израилю, так как хочет, чтобы Иран угрожал нам. Поэтому, на сегодняшний день, у нас нет более злейшего врага, чем США».

По его словам, осуждение строительства в Восточном Иерусалиме, прозвучавшее из уст пресс-секретаря Госдепартамента, было попросту подло:

«Скоро они станут выступать с заявлениями, осуждающими строительство домов в Тель-Авиве. «Шалом Ахшав» – такие же предатели и информаторы, которые «обслуживают» США, зиждясь на поддержке правительств некоторых стран мира. Они превратили предательство в выгодный для себя бизнес».

Шефтель призвал премьер-министра прекратить встречи с Обамой хотя бы на ближайшие два года:

«Когда вы слышите такой язык Белого дома по отношению к строительству в Гиват ха-Матос, вы понимаете, как это плохо для евреев, и что такие, как эта встреча, совершенно не нужны. Нетаньягу мог бы найти десять тысяч причин, чтобы не пойти в Белый дом».
flag

ВОТ ВЕДЬ НЕСЧАСТЬЕ...

Image Hosted by PiXS.ru

Image Hosted by PiXS.ru
Митинг жителей Южного Тель-Авива.

Вчера 5 октября на улице а-Агана в Южном Тель-Авиве состоялась акция протеста против решения БАГАЦа закрыть лагерь временного содержания для африканских нелегалов "Холот". В ней приняли участие около трехсот человек, вместе с местными жителями на улицу вышли правые активисты.

Как известно, 22 сентября Высший суд справедливости (БАГАЦ) распорядился закрыть лагерь временного содержания для нелегалов "Холот" в Негеве. Cегодня, выступая на заседании комиссии Кнессета по внутренним делам, обсуждавшей это решение и ситуацию, сложившуюся после его принятия, Гидеон Саар заявил, что "ни в коем случае нельзя рассматривать решение БАГАЦ как последнюю точку в этой истории". И что "решение БАГАЦ делает противостояние наплыву нелегалов крайне сложным. Центр "Холот" ни в коем случае закрывать нельзя."

А теперь о поползновениях левых, чьими стараниями Тель-Авив заполнен нелегальными африканцами. Депутат кнессета Моше Мизрахи (Авода) призвал юридического советника правительства Иегуду Вайнштейна рекомендовать полиции ... открыть уголовное дело против организаторов и участников вчерашней акции в Южном Тель-Авиве за то, что её участники вышли с черными флагами, на которых была начертана аббревиатура "БАГАЦ". Ну что возьмёшь с левых и тем более с Моше Мизрахи?!
Pine

(no subject)

Когда-то написала....

* * *
"В осколках зеркал его жизни прошла жизнь моя". Эти слова, не помню чьи, я уже однажды заимствовала, чтобы написать о своей жизни, прошедшей рядом с братом. Позволю себе эти "осколки" упомянуть и про мою жизнь рядом с театром на Таганке. Ибо брат тридцать лет был актёром Таганки, а его жена Маша Полицеймако - и того больше, уже сорок четыре года. Маша осталась едва ли не единственной на свете участницей того самого дипломного спектакля Щукинского училища, благодаря которому курс Юрия Петровича Любимова, хвала небесам!, был сохранён и стал костяком театра на Таганке. Без Любимова не было бы этого легендарного театра вообще. Таганка - его огромный труд, детище жизни, радость и боль. И наше, безусловно, безмерное восхищение - и не только его мастерством, но и его стойкостью, мужеством, бесстрашием, терпением, непоколебимостью в отстаивании своих спектаклей перед властьимущими застойных лет. А сколько было этих "советских мудозвонов" (по выражению самого Любимова), начиная с Фурцевой и заканчивая Черненко!



21.85 КБ




Скольких друзей я сумела одарить в своей жизни драгоценными билетами на спектакли Таганки! Билеты заказывались в служебной кассе театра на моё имя Семёном и Машей. Сколько раз бежала с дочками по эскалаторам метро Таганская-кольцевая, опаздывая на служебный вход театра, где, кипя от нетерпения, нас ждал Семён. Ждал, чтобы провести к дверям зрительного зала, сдать на руки заботливой билетёрше, а самому скорее вернуться за кулисы к началу действа. Сколько раз я посмотрела незабываемые спектакли - "Товарищ, верь!", "Час пик", "Тартюф", "Живой", "Гамлет", "Мастер и Маргарита", "Дом на набережной", "Самоубийца", "Деревянные кони", "Павшие и живые", "Зори", "Деcять дней, которые...". Одно перечисление названий спектаклей звучит для меня, как музыка! Есть ещё названия ... например, спектакль "Мать", который Семён высоко ценил. Пример уровня Мастера, сделавшего из унылой повести увлекательный спектакль. И много чего ещё... "Обмен", "Бенефис"...Очень я любила "Три сестры". Но больше всего "Товарищ, верь!", который смотрела раз пять. В том числе прощальный спектакль, сыгранный актёрами с особенным эмоциональным надрывом именно потому, что автор сценария и режиссёр, их Мастер, находился к тому времени вдали, в вынужденной эмиграции.

Мне нравилось, что Юрий Петрович пишет сценарии и ставит спектакли, беря за основу стихотворное творчество и прозу современных авторов, с которыми, кстати, его связывала сердечная и творческая дружба. Великий Николай Эрдман ("Самоубийца"). Поэт Андрей Вознесенский. Фёдор Абрамов ("Деревянные кони"), Борис Можаев ("Живой"), Юрий Трифонов ("Обмен", "Дом на набережной"). Имела счастье видеть этих маститых авторов за кулисами театра (кроме Николая Робертовича Эрдмана).


40.18 КБ



"Владимира Высоцкого" видела как раз на том самом нелегальном прогоне "для пап, мам и общественности", который устроил от отчаяния Юрий Петрович в 1981 году, поскольку спектакль не разрешали... Помню плотную очередь к двери служебного входа (припоздавшие актёры, чтобы попасть в театр, пользовались окном второго этажа) и возглас: "Не напирайте, в толпе Майя Плисецкая". И философский ответ: "Подумаешь - Плисецкая! В толпе Нина Максимовна Высоцкая!"
Но я о Любимове, Юрии Петровиче, просто Петровиче. Который для актёров был богом. И которые самому режиссёру доставили за долгую жизнь так много радости, так много печали.



18.30 КБ




Перелистываю любимовскую книгу "Рассказы старого трепача". И утыкаюсь в строчки, выстраданные Мастером за долгие годы работы - и в своём театре, и на сценических площадках по всему миру:

"Я много раз в горькие минуты сидел вот так же один в пустых залах, когда тишина театра и одиночество заставляют много передумать, и мысли потоком проходят внутри тебя. Понимаешь, каких трудов стоит создать из пустого пространства что-нибудь путное. Плывут по бесконечной реке жизни воспоминания смешные, глупые, забавные, трогательные, нелепые, страшные..."

Последний раз я видела Юрия Петровича во время гастролей Таганки в Израиле. Было это на спектакле "Мастер и Маргарита" в "Театрон аЦафон" в Кирьят-Хаим. Семён играл в спектакле несколько ролей, и каждый его выход сопровождался аплодисментами, не имеющими отношения к действу. Просто приветствовали любимого артиста. Я сидела в зале рядом с Катей Любимовой и была растрогана её словами о том, как она любит Семёна. И как благодарна ему за его поддержку и улыбку в трудную минуту. А Любимов сказал "одна лица", польстил мне. Может, в старости, "в осколках жизни", и стали похожи...