August 13th, 2015

Женечка

ИЗ ФРЕНДЛЕНТЫ

Оригинал взят у aquatek_filips в Бункер Сталина в Самаре
Знаете, какое сооружение в СССР значилось под шифром "Объект №1"?
8 этажный дом, закопанный под землю. Круто, да?

Это бункер Сталина - подземное убежище для советского вождя в городе Куйбышев (ныне Самара), в которое он должен был перебраться в случае взятия Москвы немецкими войсками. Его построили со стахановской скоростью всего за 9 месяцев сурового 1942 года в тайне даже от жителей соседних дворов, не говоря уже об иностранных разведках, и это было самое глубокое подземное сооружение на то время.

О наглухо засекреченной до 1990 года секретной норе не знали ни жители города, ни даже чиновники высокого ранга Куйбышевского обкома, под которым и располагался этот бункер.
Несмотря на 70 лет, которые прошли с момента постройки, этот объект находится в прекрасном состоянии, сохранил герметичность и при необходимости может находиться в полной автономности до 5 суток...

Image Hosted by PiXS.ru

Collapse )
girl

(no subject)

Facebook, Макс ЛУРЬЕ.
13 августа 2015 года.


Image Hosted by PiXS.ru

Мудрая Ципи Ливни, творчески откликнувшись на проблему столь уважаемых БАГАЦем африканских нелегалов, предложила панацейное решение. По ее мнению, в Южном Тель-Авиве станет значительно спокойнее, если оттуда убрать нелегалов. И с этим не поспоришь. Вот только убирать нелегалов Ципи Ливни предлагает не из Израиля вообще, а только из Южного Тель-Авива, переселив их в другие города Израиля. Пропорционально и по справедливости. Чтобы хорошо стало всем. В общем, примерно так же, как Европарламент предлагает поступать с полчищами своих мигрантов - во все страны, входящие в Евросоюз, пропорционально и в соответствии с количеством населения.

Учитывая, что израильские нелегалолюбцы предпочитают компактно проживать в изолированных от "пришельцев" небольших поселках (вроде Савьона или Кфар-Шмариягу), то им нелегалов не достанется. Ну, может, какой-нибудь дядя Том для стрижки газонов. А все прочие спецпереселенцы осядут в том же Тель-Авиве, потому что это очень большой город, также в Хайфе, Беэр-Шеве, Нетании - далее везде.

Хотя никуда они все равно не поедут, ведь это нарушает право личности на свободу выбора места жительства. И БАГАЦ это сечет лучше бывшего министра юстиции Ципи Ливни. Ибо в противном случае нелегалов скопом бы переселили в "Холот" - подальше от женских соблазнов и сумочек.

Вообще-то самым эффективным способом решения проблемы нелегалов скоро станет выселение евреев в какую-нибудь Эритрею, все жители которой к тому времени уже переберутся в Израиль. Там и заживем, пока спецпереселенцы не рванут обратно, к добрым евреям и их мудрецам.
Jenny

(no subject)

ЗАЧЕМ ИЗРАИЛЮ ТАКОЙ БАГАЦ?
Автор - Аркадий КРАСИЛЬЩИКОВ.

13 августа 2015 года


"Нет, я не думаю, что так можно смотреть на вещи. Я считаю, что речь идет о крайне проблематичном решении. Третий раз подряд, менее чем за два года, Верховный суд отменяет решение Кнессета, целью которого было предоставить государству средства для борьбы с опасным явлением нелегальной иммиграции в Израиль. Отмена законов, утвержденных Кнессетом, должна быть тем, что на профессиональном языке называется "оружием судного дня", "не конвенциональным оружием".

Гидеон Саар.

Израиль - уникальное государство во всем. Никому не нужный, пустая бутафория, дорогостоящий президент и ВЕРХОВНЫЙ СУД ГОСУДАРСТВА, который давно и упорно делает всё, чтобы государство это ослабить, поставить на грань кризиса или исчезновения. По какому праву кучка леваков, которых никто не выбирал, стоит над выборной властью? Кто и когда, какие враждебные Еврейскому государству силы, поставили контрольный орган над нами всеми? Я понимаю, что и выборная власть иногда творит непотребное, но что-то не помню, чтобы БАГАЦ помешал Рабину, Бараку, Ольмерту или Шарону совершать действия, далекие от здравого смысла и безопасности государства. Но как только Израиль старается защитить себя от очередной опасности - эти ребята тут как тут, с дюжиной палок в колёса.

Возможно, Еврейскому государству и нужен Верховный Суд, но состоящий не из случайных, политизированных, далеких от объективности деятелей, а из авторитетных, честных, преданных своей стране людей, выборы которых должны носить общенародный характер, наравне с выборами в Кнессет, а то и вместе с этими выборами.
Женечка

(no subject)

ГИДЕОН СААР:
"БАГАЦ ЛИШАЕТ ПРАВИТЕЛЬСТВО СРЕДСТВ ДЛЯ БОРЬБЫ С НЕЛЕГАЛЬНОЙ ИММИГРАЦИЕЙ". ИНТЕРВЬЮ.


Image Hosted by PiXS.ru


- Какие немедленные последствия будут у последнего вердикта БАГАЦа?

- Через две недели из "Холот" освободят тысячу нелегалов, которые вернутся на улицы израильских городов. Речь идет об обратном по сравнению с тем, что должно происходить, процессе. Какой вывод из этого вердикта делает нелегал? "Не страшно, в крайнем случае, я проведу год в лагере "Холот". Это открытый лагерь, там есть все услуги. Зато потом я вернусь в Тель-Авив, в Эйлат, в Ашкелон, в Нетанию и буду жить там, а не в Судане или Эритрее". Так чего мы добились? Обратите внимание на то, что происходит сегодня в Греции, в Италии, в Испании. Нелегальная иммиграция захлестывает Европу, и страны, практикующие мягкие средства борьбы с ней, становятся наиболее привлекательными. В этом отношении важно помнить, что мы находимся в постоянной опасности, так как являемся единственной западной страной, имеющей границы с Африкой. Но мало этого, все страны, окружающие нас, являются бедными, что также повышает вероятность нелегальной иммиграции. Поэтому очевидно, что мы нуждаемся в очень жестких средствах для борьбы с этим явлением.
girl

НА ПРАВАХ ОБЪЯВЛЕНИЯ.

Facebook.
Даниэль Трахтман, Хайфа.


К нам едет Красная Армия. Пока еще не вся, пока только ее хор. Но уже около 7 ноября. Командовать будет Иосиф... Нет, что вы, не Сталин, всего лишь Кобзон. Зато он ненавидит Израиль. Исполнять будут "Aрию еврейских пленников" и "Катюшу". Град, Корнет, Фагот, С-300 и прочая дрянь прилетят другим рейсом, километров на 300 севернее концертного зала в Хайфе. Надеюсь, встреча тоже будет тёплой.
Pine

(no subject)

Не смогла пройти мимо этого текста.
Жаль, неизвестно имя автора....


* * *
- Коль, не видел, Соня пришла уже?
- Я думал, уволили ее уже. Говорили же, что очистят от этих ну, это, органы все. Ну после врачей-то.
- Да нет, про нее не слышал пока. Вообще жалко, если попрут. Они с матерью вдвоем, а работает вообще одна Сонька. Хорошая девка. И красивая такая! Прям не скажешь, что евреечка.
- Да ладно, сразу видно, ты что?! Но девка неплохая, всё улыбается. А. может, и притворяется. Они же хитрожопые такие. И все с вывертом, не как у людей. И не волнуйся, не пропадут. У них всегда деньги прижоплены. Ты о себе лучше беспокойся! А что ты ее ищешь-то? Соскучился?
- Да ладно тебе! Степаныч велел к нему прислать. Небось, как раз увольнять и будет.

Соня вошла в кабинет прокурора района, улыбаясь и не ожидая ничего плохого, как любая ее жизнерадостная восемнадцатилетняя ровесница. К тому же она знала, что Василий Степаныч к ней точно хорошо относится, всегда конфетку на стол кладет или яблоко, а иногда даже, шутя, за косу дергает. Называет "лучшая коса Московской прокуратуры". И на занятия в институт всегда отпускает, хотя часто сам по вечерам задерживается. А в праздник Советской Армии, когда весь вечер Соня играла на пианино и пела, даже сам под ее аккомпанемент исполнил "Ничь яка мисячна" и поцеловал Соню в лоб. Ну, он, правда, выпивший был.

- Садись. Как дела твои? Справляешься? А в институте? Курс какой у тебя, всё забываю? Не обижают наши-то? А то фронтовики - народ простой!
Соня поняла, что это - запев, что можно и не отвечать. Он позвал ее за чем-то другим, только пока неясно, зачем.

- Я что тебя позвал-то. Я, ты знаешь, крутить не люблю! Ты - девушка грамотная, ситуация в стране тебе известна. И то, какую неблаговидную роль в ней играют твои, эти, ну как сказать, такие же, как вы, ты то-есть...Ну, евреи короче, ты уж извини. Но из песни слов не выкинешь! Я сам не ожидал, даже дружил в школе с некоторыми. Но не об этом речь. В общем, нехорошо, можно сказать, не по-людски, даже по-вражески, как теперь выясняется, повели очень даже многие граждане еврейской национальности, хотя мы их заслонили собой от фашистской гадины. А они, вы то-есть, все на заграницу заглядывались. Я уж не говорю об этих выродках, что под маской врачей травили и фактически убивали лучших наших товарищей. Ну этим мы по следственной линии занимаемся, а я сейчас о тебе. К тебе конкретно претензий нет, работаешь хорошо, грамотная, учишься опять же и на рояле тоже...

Но должна понимать. Именно из доброго к тебе отношения я с тобой так говорю. Судьба ваших всех практически ясна. Это уже детали, где вам жить определят - в Забайкалье там или еще где на севере или в Азии, но вопрос о высылке почти решен. И я обращаюсь к тебе как к комсомолке и, несмотря ни на что, хорошему человеку. Ты ведь встречаешься с парнем, Валентин, кажется. Хороший русский парень. Фронтовик. Всю войну - без единой царапины и живой вернулся, матери на радость. Так неужели у тебя хватит совести жизнь ему изгадить?! Разве заслужил он это?! Если ты, как мы всегда считали, достойный человек, ты должна его от себя отодвинуть! Не по-людски это его за собой в яму тянуть. Подумай об этом. Увольнять тебя мы не будем, работай, все равно это ненадолго. А парня отпусти. Ну, иди. К тебе лично, как уже сказано, претензий нет. Любе скажи, чтоб чаю мне принесла.

Соня вышла из приемной, не помнила, как дождалась окончания рабочего дня, и поспешила домой. За весь день она больше не проронила ни слова, только внутри что-то дрожало мелко-мелко, и руки были такие ледяные, словно не июль, а февраль. И печатать не могла совсем. Ну неважно. Теперь вообще все уже неважно.

Когда она ехала в метро, она вдруг поймала на себе несколько удивленных взглядов. Было безразлично, но автоматически она провела рукой по волосам, потом по лицу. Ладонь была мокрая. А когда она опустила глаза, то увидела, что от слез расплывается темное пятно на выцветшем старом платье. Как неловко! Нельзя реветь при людях. Стыдно, все смотрят.
А, может, они смотрят, потому что гадают, не преступница ли она? Не преступники ли ее мама, тетка, двоюродные братья и баба Гута? Ведь точно известно, что не преступники, только про маминых и папиных родных, которых немцы расстреляли. А остальные под сомнением. Как она.

На платформе ее ждал Валька, издалека улыбаясь во все лицо. Надо сказать, чтоб он уходил. Василий Степаныч прав, нельзя портить жизнь человеку, который тебя так любит. Только как ему сказать? Может, он не знает про все это. Или не понимает, какая опасность ему грозит.

Когда Валька увидел сонино лицо, он ужаснулся. Что случилось?? Мама?? Ей не удалось ничего придумать, она вообще не умела врать. Она вытащила его в тамбур электрички и, не вытирая слез, пересказала весь сегодняшний разговор. И замолчала. И ей казалось, что колеса вагона так грохочут на стыках, что страшный железный звук колотит ей по голове, вбивая ее в пол. Но потом она услышала другой звук. Валька смеялся! Как же он смеялся! Его хохот заглушил и стук колес, и паровозные гудки, и голос в репродукторе, и болтовню пассажиров.

- Повезло тебе, Софка, что я - крестьянский сын. А-то кто там на севере тебе дом построит и землю вспашет?! Хорошо бы в тайгу сослали, там охота прямо от порога, не то что сейчас я за сто километров на попутках езжу! Вытирай сопли, а то я маме своей говорил, что ты - красавица, а приведу сейчас зареванную и гундосую! Ты уж меня не позорь!

Они прожили вместе 52 года. Это были мои родители. Завтра папе было бы 94.