August 20th, 2015

Pine

(no subject)


Признаюсь, что сегодня, к годовщине ухода брата, хотела в ЖЖ ставить отрывки из книги Семёна "Уно моменто". И это несмотря на всю мою грусть.

Книга звучит очень жизнеутверждающе, как и память о нём. В интернете книгу не нашла, там оказались только надёрганные отрывки. Но я от своего намерения не отказываюсь и тоже отстукаю отдельные абзацы, из разных концов книги, причём, совершенно бессистемно. На какой странице открою книгу, оттуда что-нибудь и отстукаю. Уж как получится... Вот только очень сожалею, что не могу найти текст статьи о брате несравненного его друга - Григория Горина. Эта статья появилась в газете "Советская культура" на заре творческой судьбы артиста Семёна Фарады и оказалась провидческой.
Image Hosted by PiXS.ru

Image Hosted by PiXS.ru

Две стороны обложки книги.

В предисловии Семён написал:

"Никогда не любил говорить о себе, увлечь меня самого моей же биографией ещё никому не удавалось. Поэтому, хочу предупредить, ничего нового в этой книгея вам не скажу. И не устану повторять: не идеализируйте профессию артиста, на светк много других профессий, намного интереснее и полезнн, чем артист. Просто эти профессии меньше показывают на телевидении, в кино и на эстраде.
Когда мне говорят:
- Вы звезда!
Отвечаю:
- Нет, я не звезда. Я - Млечный путь. А возможно и Туманность Андромеды."
Collapse )
Pine

(no subject)

ИЗ КНИГИ СЕМЁНА ФАРАДЫ "УНО МОМЕНТО".

"Я очень переживал оттого, что у меня не было детей, и в глубине души мечтал о сыне. Как в анекдоте о грузине. который пришёл в роддом. Ему говорят:
- Всё! Случилось! Вы - счастливый отец!
- Сын?! - радостно воскликнул грузин.
- Нет.
- А кто же? - удивился грузин.

Когда мне было сорок три года, моя жена Маша родила мне сына Мишу. Я чуть с ума не сошёл от счастья. Нёс его на руках из роддома и боялся выронить или что-то повредить.
После рождения Миши у Маши начался мастит, и я бегал за молоком. Володя узнал об этом и спросил:
- Что, у Маши нет молока?
- Мастит.
Володя был единственным из наших актёров, кто имел доступ к валютным магазинам. Он купил там огромную банку сухого датского молока, которого хватило на несколько месяцев. Машу после этого я прозвал "Мария - искусственница".

Collapse )

https://www.youtube.com/watch?t=656&v=2cOWuycx_c8

Фильм очень тяжёлый...
Pine

(no subject)

ИЗ КНИГИ СЕМЁНА ФАРАДЫ "УНО МОМЕНТО".

Я внешне на папу похож, а характер мамин. Мама работала провизором в аптеке. Маленьким я приходил к ней на работу (Е.С. - привозили, конечно, его в Фаррейновскую аптеку, где мама работала до моего рождения, то есть до 1939 года), смотрел, как она готовила лекарства. Взвешивала какие-то порошки, смешивала. Пол-ложечки туда, пол-ложечки сюда и - на весы. Когда она перестала работать, вышла на пенсию, лечила сама себя и весь дом, где бы мы не жили. В доме, в котором я живу сейчас, о ней рассказывают легенды. О Том, что она могла прийти на помощь в любую минуту, что она была удивительной доброты. Писатель Валентин Лавров всегда говорил:
- Я не столько тебя люблю, сколько твою маму.
Когда мы завели кошку, собаку и попугая, мама не понимала, зачем? Она считала, что животные в квартире мучаются, зачем? Потом привыкла и к кошке, и к собаке. Мама долго не понимала, зачем я стал артистом. Иметь такое серьёзное образование. как у меня, и заниматься неизвестно чем. Она не понимала. И только, когда услышала со всех сторон, что я делаю успехи, смирилась.

Валентин Лавров.
Чтобы понять, откуда в Семёне отзывчивость и доброта, надо было знать Иду Давыдовну, невысокую, худенькую, с добрым лицом, старую еврейскую мамочку - воплощение всех земных добродетелей.
Помню, как однажды из-за этой доброты я попал в неловкое положение. Мне понадобился клей "Момент", и я позвонил Семёну, поскольку он живёт в соседней квартире. К телефону подошла Ида Давыдовна.
- Сени дома нет, - сказала она.
- Мне нужен не Сеня, а клей "Момент". Заклеить кое-что надо.
- Сейчас я поищу, - ответила Ида Давыдовна, - и Вам принесу.

Ни о чём не подозревая, повесил трубку и сел работать. Прошло сорок минут, наконец, пришла Ида Давыдовна и принесла мне тюбик клея.
Я был готов лопнуть от смущения, когда узнал, что Ида Давыдовна обошла всех соседей и, ни у кого не найдя клея, пошла в соседний дом и там, наконец, достала то, что я просил.

Григорий Горин.

Мама Сени очень любила своего сына. Но мама Сени очень ценила скромность. "Сеня, - как-то сказала она сыну, - когда кланяешься, не становись рядом со знаменитыми артистами, отойди в сторонку. Те, кому надо, тебя всё равно отметят".
Впрочем, и без маминого совета он никогда не выпячивается. Он стесняется комплиментов. Он был против того, чтобы я писал о нём эти заметки. "Ещё подумают, что я тебя попросил. Ещё подумают, что у меня какой-нибудь юбилей, а я никого не позвал на банкет. Ещё и обидятся".