September 16th, 2015

Женечка

(no subject)


ПУТИН — ЗАСТРЯВШИЙ НА ДЕРЕВЕ КОТ, КОТОРОМУ НАДО ПОМОЧЬ СПУСТИТЬСЯ.
Putin is a cat stuck up in a tree and needs helping down.
Автор - Ариэль КОЭН (Ariel Cohen)


12 сентября 2015 года, газета "Newsweek", США.

Image Hosted by PiXS.ru

Военное вмешательство России в конфликты в Сирии и на Украине обязывает США и их европейских союзников вернуть Кремль на землю и заставить его признать, что такие авантюры невозможно поддерживать бесконечно.

У России попросту нет для этого денег и человеческих ресурсов, учитывая падение мировых цен на нефть и низкий уровень рождаемости. Она окажется в еще большей изоляции, если будет и дальше поддерживать режим Асада и сепаратистов на Донбассе.

Недавно Вашингтон расширил список антироссийских санкций, включив в него еще 29 человек и 30 российских компаний, в том числе компании, зарегистрированные на Кипре, в Финляндии, Румынии, Швейцарии и Соединенном Королевстве. Такое расширение санкционного списка, несомненно, окажется болезненным для кремлевской элиты и ее деловых партнеров.

Collapse )
Женечка

(no subject)


В дополнение к посту о кончине выдающегося российского историка Юрия Николаевича Афанасьева - http://jennyferd.livejournal.com/5494391.html

В этом посту я поставила видео с записью интервью с Юрием Николаевичем, взятом в апреле этого года. Он отвечал на вопросы о судьбах современной России, о власти, о роли оппозиции, об амбициях Путина... Видимо, ему было уже трудно говорить, поэтому ставлю стенограмму этого интервью.

-------------------------------------------------------

ПОСЛЕДНЕЕ ИНТЕРВЬЮ ЮРИЯ АФАНАСЬЕВА. РАДИО СВОБОДА. АПРЕЛЬ 2015 ГОДА.
​​
Михаил Соколов: Сегодня в нашей студии историк Юрий Афанасьев. Говорить мы будем о том, какую победу отпразднует Россия, какую победу отпразднует режим Владимира Путина. Я начну с такого личного вопроса: 9 мая 1945 года, вы человек не самый молодой, какие у вас личные впечатления, воспоминания, связанные с этим днем?

Юрий Афанасьев:
Я думаю, что в этом смысле по отношению к празднику 9 мая я мало чем отличаюсь от подавляющего большинства людей моего возраста. Я считал этот праздник одним из самых важных, знаменательных. Всегда относился к этому празднику, к этой дате с великим почтением. В этом смысле, мне кажется, как и большинство моих сверстников.

Михаил Соколов:
А где вы были тогда?

Юрий Афанасьев:
Дело в том, что если говорить о самом дне 9 мая 1945 года, я был в Майне — это там, где я родился, это небольшой поселок в Ульяновской области. Я очень хорошо, как это ни странно, запомнил этот день. Это был пасмурный очень день, накрапывал дождь. Я вышел не очень рано, около 9 часов, на улицу и застал такую картину: у каждого из домов близлежащих стояла какая-то группа женщин небольшая, видимо, бабушка, мать, может быть кто-то из детей и навзрыд плакали с причитаниями. Мне это показалось очень странным. Но все, то есть никакого ликования, никакой радости, наоборот, плач с причитаниями, как обычно плачут на похоронах. И тут я узнал, в чем дело — война кончилась.

Collapse )
Женечка

(no subject)

"Эхо Москвы", программа "Особое мнение".
Интервью с главным редактором "Независимой газеты"
Константином Ремчуковым. 14 сентября 2015 года.



Ведущая
― Сегодня ряд СМИ написали о том, что Россия по некоторым данным разместила в сирийском аэропорту свои танки и артиллерию, и что занимаются они укреплением и охраной авиабазы. Давайте представим, что это правда, потому что много пишут и про переговоры, и про участие Владимира Путина во всех этих переговорах. Мы вот в этой ситуации с Сирией чего хотим добиться, как считаете? И нужно ли нам, на самом деле, так вот прямо по самую макушку залезать в эту историю?


К.Ремчуков
― Мне кажется, что вся внешняя политика России в значительной степени в последнее время является инструментом власти по поддержанию антиамериканских настроений в народе. ... мое ощущение, что у нас политический процесс в России заменен на бренд-менеджмент одного человека, имя которого — Владимир Путин. В основе этого бренд-менеджмента – антиамериканизм и его производная (антизападничество). Вся политика исчерпывается этим.

Ухудшение экономической ситуации, какое происходит на наших глазах и будет усиливаться, скорее всего, в ближайшие месяцы, должно вызывать недовольство и беспокойство. Компенсировать это недовольство и беспокойство призваны вот эти действия (в Сирии), потому что Путин за счет роста его авторитета, прежде всего в Третьем мире, как человек, который противостоит Америке, он, конечно... Может быть, даже это ему интереснее, чем повседневные наши проблемы. Это, в какой-то степени абсолютно курс к катастрофе...

Риторика по Сирии очень сильно напоминает риторику в Донбассе: „Наших там нет“. А потом: „Не, ну, вообще, в принципе, есть, но они сопровождают грузы. А грузы идут как? Да, у нас был договор, и сирийцы проплатили. Помните, мы не поставили им С-300?“ – „Помним“ — „Так вот денежки-то у нас. Вот, мы в счет этих денежек. Ну, а если оборудование поставляешь, надо ж научить, как им пользоваться. Вот специалисты туда идут. Вот эти домики, которые будут здесь“.

И поэтому на фоне абсолютного взаимного недоверия между Россией и США сейчас вот эти действия ... Ну, я просто не вижу даже платформы, на которой они могут что-то согласовывать.