May 2nd, 2016

Женечка

(no subject)

ИЦХАК.

2 мая - день рождения замечательного писателя Ицхака Мошковича. В этом году ему бы исполнилось 90 лет, а его нет на свете уже восемь с половиной лет זכרונו לברכה.
Каждый год в ноябре, месяце его кончины, ставлю пост его памяти, публикую тексты его прекрасных рассказов и статей. А сегодня отмечаю девяностолетие со дня его рождения.



Его наследие велико, но опубликовано крайне мало. В основном, в газете "Новости недели", на сайте МАОФ, а книга... Вышла всего одна книга "От Ноя до наших дней" в 2006 году, держу её в руках - книгу мне прислала в подарок, уже после кончины Ицхака, его жена Мила. Она издала книгу тайком от Ицхака, как сюрприз и подарок к его восьмидесятилетию. В основном его "собрание сочинений" - на трёх авторских сайтах в Библиотеке Мошкова, в благословенной "Загранице", где замечательный израильский писатель собирал свои произведения под именами Ицхак Мошкович, Шай Гейбер, Нил Борисов. Там, на "Загранице", я и познакомилась c чудесным Ицхаком. И теперь нам всем - "питомцам" Библиотеки Мошкова - нехватает мудрого всезнающего доброго слова Ицхака, его внимания. От его меткого слова в комментариях под новинками разных израильских авторов "Заграницы" зависел исход полемики. Он не терпел фальши и лицемерия, косноязычия и, главное, непонимания и искажения истории евреев, а также невежественного отношения к событиям в современном Израиле. А если он был добр к кому-то, то это окрыляло и вдохновляло на новые тексты. Но сам он совсем не заботился, чтобы где-то печатались его собственные тексты. И если его статьи и рассказы в СМИ появлялись, то только с подачи друзей и знатоков его творчества.

Его творческое наследие сохранено на "Загранице" и ждёт ещё исследования и опубликования в отдельной книге:

http://world.lib.ru/g/gejber_s/
http://world.lib.ru/b/borisow_n/
http://world.lib.ru/m/moshkowich_i/

Он родом из Харькова, где его звали Исаак Моисеевич. Служил в армии, потом многие годы работал в народном образовании, преподавал иностранные языки. В 70-ые, мрачные советские годы, был в группе харьковских отказников. В 1981 году семью выпустили из СССР. А в Израиле стал писать. Так часто бывает с талантливыми людьми на благодатной израильской земле, как будто небеса помогают раскрыться... Написано Ицхаком за годы жизни в Израиле очень много - повести, эссе, рассказы, статьи. Очень скоро после приезда в Израиль, где семья поселилась в Иерусалиме, стал работать в Мемориале Катастрофы "Яд Вашем". И это была тоже почва (горькая!) для творчества.

Под тэгом "Ицхак" в моём Живом Журнале - прекрасные рассказы Ицхака, тексты умного талантливого человека. Рекомендую прочитать (или кому-то перечитать): "Улыбка Рекса", "Я Сёмка", "Бабушка Арина", "Кот Маркиз и Джульетта", "Человек с бородой", "Глупая масса", "Вид с моего балкона", другие...

Текст, которого ещё не было здесь, называется "Диссиденты и отказники", и это мой следующий пост...
Женечка

из истории еврейского движения

ДИССИДЕНТЫ И ОТКАЗНИКИ.
Автор - Ицхак МОШКОВИЧ.


Image Hosted by PiXS.ru

Есть один аспект отказного движения, которое я считаю более чем существенным: это движение вольно или невольно смыкалось с движением диссидентов того времени.

- Кем прикажете вас считать, отказником или диссидентом? - спросил меня во время допроса начальник следственного отдела Харьковского облуправления КГБ.

Что моя семья в эти годы "сидела в отказе", как тогда говорили, то есть находилась в состоянии невесомости, так это, можно сказать, документальный факт, а носить еще и гордое звание "диссидент" - это все равно как если бы мне к одному ордену присоединили еще и второй.

Жаль, что в кутерьме быстро сменяющихся событий диссидентство и отказничество растворяются в тумане прошлого и повсеместно воспринимаются современниками, как исторически малосущественные события шестидесятых-восьмидесятых. Мы уехали, и слава Богу, а диссиденты? Все обошлось и без них. Так говорят, и это не только не соответствует исторической правде, но, я бы сказал, нечестно по отношению к людям, совершившим подвиг высокого нравственного звучания. Да и наша борьба за выезд, пусть даже мы не всегда имели это в виду, была не только борьбой за личную свободу.

- Товарищ полковник, вы мне льстите, - сказал я первое, что пришло в голову.

Collapse )