August 11th, 2016

Pine

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ

В Нью-Йорке на 92 году жизни скончался выдающийся скульптор 20-ого века
- Эрнст Неизвестный.
Немного официальной биографии...

Image Hosted by PiXS.ru
9 апреля 1925 года - 9 августа 2016 года.


Эрнст Неизвестный родился в 1925 году в Свердловске, в еврейской семье.
Отец - врач Иосиф Моисеевич Неизвестный (1898—1979), мать - Белла Абрамовна Дижур (1903—2006), автор научно-популярных книг для детей, литератор, биохимик.

В 1943-м, в 18 лет, был призван в Красную Армию, служил в воздушно-десантных войсках. В конце войны, во время боёв в Австрии, был тяжело ранен, признан погибшим и «посмертно» награждён медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды (который был вручён через 25 лет...). Были выбиты три межпозвоночных диска, перенёс семь ушиваний диафрагмы, полное ушивание легких. После ранения три года ходил на костылях, с перебитым позвоночником, кололся морфием, борясь со страшными болями.

После войны Неизвестный преподавал черчение в Суворовском училище в Свердловске, в 1946-1947 годах обучался в Академии художеств в Риге, а 1947-1954 годах — в Московском художественном институте имени Сурикова и на философском факультете Московского государственного университета.

С 1955 года Неизвестный стал членом секции скульпторов Московского отделения Союза художников СССР. Создал много скульптур, за которые подвергался бешеной критике. В том числе со стороны тогдашнего руководителя СССР Никиты Хрущева. При этом именно Неизвестный создал в 1974 году надгробный памятник на могиле Хрущёва на Новодевичьем кладбище - создал по просьбе семьи. Неизвестный: "Когда у меня спросили, почему я согласился сделать ему надгробие, я ответил: "Художник не может быть злее политика, я его простил".

Из Википедии.
Из его 850 скульптур, созданных до отъезда из СССР, у него закупили только 4. Его преследовали, за ним была слехка, против него возбуждались уголовные дела, его обвиняли в валютных махинациях, в шпионаже...
Collapse )
Pine

(no subject)

Facebook, Александр Риман.

Эрнст Неизвестный... Светлая память!



Умер Эрнст Неизвестный - большой художник и честный человек. Он "сражался за Родину", был тяжело ранен, но большевикам на это было наплевать. Они травили его "дегенеративное искусство" (термин Хрущева и Геббельса), и он не стал этого терпеть - плюнул им в рожу и уехал из паршивой страны. Потом он иногда приезжал в этот чумной барак, чтобы увековечить память жертв советского режима, но всегда возвращался в свободный мир.

Нельзя жить в стране, где до сих пор правит банда уголовников, захватившая власть сто лет назад, где издеваются над учителями и пенсионерами, глумятся над искусством и здравым смыслом, где лежат под открытым небом кости погибших солдат и умерших на каторге политзэков.

Да упокоится ваша душа в Ган-Эдене, еврей Эрнст, сын Иосифа и Беллы.
Женечка

(no subject)


Эрнст Неизвестный: "Я никогда в жизни не шёл на компромиссы."

Image Hosted by PiXS.ru
Ушёл из жизни мастер номер один.


11 августа 2016 года, газета "Московский комсомолец".
Интервью с Эрнстом Неизвестным, взятое десять лет назад:

http://www.mk.ru/print/article/1490651/
Jenny

64 ГОДА НАЗАД ...

12 августа 1952 года по приговору советского суда были расстреляны 13 членов Еврейского Антифашистского Комитета. О его истории, деятельности, трагическом конце написано много. Безусловно, расстрелянные были не единственными жертвами кровавого сталинского режима в послевоенное время. В те окаянные годы сколько ещё было загублено безродных космополитов, врачей, писателей, учёных "еврейской национальности"! Был убит Михоэлс. Но дата 12 августа 1952 года положила трагический конец идишистской культуре в СССР - абсолютно и навсегда. Тем она и зловеща. Тремя выстрелами, к слову, были загублены жизни трёх самых выдающихся поэтов, писавших на идиш, - Переца Маркиша, Давида Гофштейна, Лейба Квитко. С поэзией какого народа производили такую одномоментную казнь?

Их арестовали в 1949 году. Истязали, пытали, доводили до безумия, издевались над ними, клеветали на их подельников. Они выстояли (Фефера не имею ввиду) и погибли героями. Три года нечеловеческих мучений закончились на рассвете 12 августа - в расстрельном подвале тюрьмы на Лубянке. Перец Маркиш, Давид Бергельсон, Соломон Лозовский, Давид Гофштейн, Борис Шимелиович, великий актёр Зускин...

Одному из 13 расстрелянных я посвятила несколько больших постов - все они под тэгом "Квитко". Был такой солнечный весёлый детский поэт - Лев Моисеевич Квитко. "Анна-Ванна, наш отряд...", "Мама уходит, спешит в магазин. Лемеле, ты остаёшься один..." Корней Чуковский написал о нём:

"Казалось, он непременно доживёт до ста лет. Было даже странно представить себе, что он может когда-нибудь хоть на один день заболеть. Коренастый, моложавый, с крепкими зубами и плечами, он, как и все очень здоровые люди, был всегда спокоен, медлителен, чуть-чуть неуклюж. Вообще в его характере не было никакой суетливости, расторопности, бойкости, и за всю свою жизнь я не встречал человека, который был бы в такой полной гармонии с самим собою, с природой, с людьми. От него так и веяло счастьем."


Как же они его мучили... Про его трагическую судьбу следующие два поста.
Jenny

(no subject)

8.81 КБ
Квитко Лев Моисеевич.
15.10.1890 - 12.08.1952
Фото заключённого.


Арестован 22 января 1949 года. 2,5 года в одиночной камере.
Допросы, пытки.
Расстрелян 12 августа 1952 года.

Немножко биографического. Лев Моисеевич Квитко родился в селе Голосково Подольской губернии. Семья бедствовала, голод, нищета. Все дети в раннем возрасте разбрелись на заработки. В том числе с 10 лет стал работать и Лейб.Читать и писать научился самоучкой. Стихи стал сочинять ещё до того, как научился писать.

Как недавний обитатель черты осёдлости, приветствовал Октябрьскую революцию. Переехал в Киев, где начал печататься. В 1921 году по путёвке Киевского издательства поехал с группой других идишистских писателей в Германию - учиться. В Берлине Квитко с трудом перебивался, но там вышли два его сборника стихов. В поисках работы переехал из Берлина в Гамбург, где работал рабочим в порту.

Вернувшись на Украину, продолжил писать стихи. На украинский язык его переводили Павло Тычина, Максим Рыльский, Владимир Сосюра. На русском языке известны стихи Квитко в переводах Ахматовой, Маршака, Чуковского, Хелемского, Светлова, Слуцкого, Михалкова, Найдёновой, Благининой, Ушакова. Сами эти переводы стали явлением в русской поэзии.

С началом войны Квитко в действующую армию не взяли по возрасту. Его вызвали в Куйбышев для работы в Еврейском Антифашистском Комитете (ЕАК). Это была трагическая случайность, ибо Квитко был далёк от политики. ЕАК, собравший колоссальные средства у богатых евреев Америки на вооружение Красной Армии, после войны оказался Сталину не нужным и был объявлен реакционным сионистским органом.

Впрочем, Квитко в 1946 году вышел из ЕАК и целиком посвятил себя поэтическому творчеству. Однако ему при аресте припомнили работу в ЕАК. Также ему предъявили обвинение, что в 1946 году он установил личную связь с американским резидентом Гольдбергом, которого информировал о положении дел в Союзе советских писателей. Также обвинили в том, что в молодости он уезжал учиться в Германию, хотел навсегда покинуть СССР, а в порту в Гамбурге отправлял под видом посуды оружие для Чай Кан Ши.

На суде Квитко был вынужден признать свою ошибку в том, что писал стихи на еврейском языке идиш, и это было тормозом на пути ассимиляции евреев. Дескать, пользовался языком идиш, который отжил свой век и который обособляет евреев от дружной семьи народов СССР. И вообще, что идиш - проявление буржуазного национализма.

--------------------------------------
P.S. Вскоре умер Сталин, и после его смерти первая группа советских писателей отправилась в поездку по США. В их числе был Борис Полевой - автор "Повести о настоящем человеке", будущий редактор журнала "Юность". В Америке его спросил писатель-коммунист Говард Фаст:

- "Куда девался Лев Квитко, с которым я подружился в Москве и потом переписывался? Почему он перестал отвечать на письма? Здесь распространяются зловещие слухи."
- "Не верь слухам, Говард, - сказал Полевой. - Лев Квитко жив-здоров. Я живу на одной площадке с ним в писательском доме и видел его на прошлой неделе".

Когда Говард Фаст порвал с коммунизмом, он рассказал этот эпизод в книге "Голый бог".
Jenny

(no subject)

Из статьи Матвея Гейзера "Влюблённый в жизнь"
(журнал Лехаим, сентябрь 1999).

Глава: В застенках Лубянки
(Глава почти документальная)

Из протокола закрытого судебного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР.

Заседание первое. 8 мая 1952 года, 12-00.

Секретарь суда — старший лейтенант М.Афанасьев сообщил, что все обвиняемые доставлены в судебное заседание под конвоем.

Председательствующий — генерал-лейтенант юстиции А.Чепцов удостоверяется в самоличности подсудимых, и каждый из них рассказывает о себе.

Из показаний Квитко:
"Я, Квитко Лейб Моисеевич, 1890 года рождения, уроженец села Голосково Одесской области, по национальности еврей, в партии состоял с 1941 года. Профессия — поэт, семейное положение — женат, имею совершеннолетнюю дочь, образование домашнее. Имею награды: орден Трудового Красного Знамени и медаль "За доблестный труд в Великой отечественной войне 1941—1945 гг." Арестован 25 января 1949 года (в большинстве источников 22 января. — М.Г.). Копию обвинительного заключения получил 3 мая 1952 года".

После оглашения обвинительного заключения председательствующий выясняет, понятна ли каждому из подсудимых его вина. Ответ "Понятна" произнесли все. Некоторые признали себя виновными (Фефер, Теумин), иные — полностью отвергали обвинение (Лозовский, Маркиш, Шимелиович. Доктор Шимелиович воскликнет: "Никогда не признавал и не признаю!"). Были такие, кто признавал свою вину частично. Среди них — Квитко.

Из допроса подсудимого Квитко. Допрос начался 15 мая 1952 года в 20 часов 45 минут.

Председательствующий: Подсудимый Квитко, в чем вы признаете себя виновным?

Collapse )