October 31st, 2017

конь

ИЗ ФРЕНДЛЕНТЫ

Оригинал взят у avmalgin в Деньги, деньги, деньги
И действительно. Зачем закрывать СМИ и быть обвиненным в гонениях на прессу, если можно эти издания просто купить? Так были целенаправлено погублены "Коммерсантъ", РБК, РЕН-ТВ, "Известия", русский Forbes, gazeta.ru, lenta.ru и еще многие, очень многие СМИ, в том числе в регионах. Вот пишут, что повар Пригожин сделал Фонтанке и Деловому Петербургу предложения, от которых невозможно отказаться.

Ни в какого бога Путин не верит. Он верит только в деньги. Во власть денег. Это еще Людмила Путина давным-давно в своих воспоминаниях заметила, только не все обратили на это внимание.

Путин, например, искренне верит в то, что всё, что против него делается оппозиционного, объясняется исключительно финансированием с Запада. Разуверить невозможно. Он ведь знает, что на путинги выделяется бюджет для "сторонников", и, конечно же, не может быть иначе, если речь идет об оппозиционных акциях.

Выбивают "иностранное финансирование" из-под НКО, даже Комитет солдатских матерей объявили иностранным агентом, запрещают зарубежное участие в СМИ, присматриваются к любым движениям денег по счетам, допрашивают школьников: "сколько вам заплатили?"
Так же строится и внешняя политика. Главный инструмент - банальный подкуп политиков и журналистов и безумные миллиарды на пропаганду. Деньги решают всё, а значит, если залить деньгами всё, что еще движется и самостоятельно мыслит, можно добиться своего.
Это и есть Кощеева игла. Это заблуждение и есть самое слабое место Путина и в целом путинского режима, те глиняные ноги, на которых стоит этот вроде бы колосс.




-------------------------------

Кстати, "повар Пригожин" это фаворит Путина в Петербурге по имени Евгений Пригожин, которому принадлежало здание в Ольгино (ныне перехали в 4эт. здание на ул. Савушкина) с сотрудниками "ольгинцами", чья работа - наворачивать комменты в социальных сетях, на форумах, в Фейсбуке, в Живом Журнале, в Одноклассиках, "В контакте", на "Эхо Москвы", в Израиле на сайте 9 канала и т.д., и т.п. А вот теперь, оказывается, ольгинцы трудились и в США во время выборов их президента (послушайте исповедь одного такого, ныне бывшего, ольгинца, повторяемую на телеканале "Дождь"). То есть эти обученные тролли создают необходимый информационный настрой, который заказывается, скажем, из Кремоя.

-----------------------------
Дополняю этот пост на следующий день - 1 ноября.
О великом фильме здесь:
https://jennyferd.livejournal.com/7044176.html
конь

ИЗ ФРЕНДЛЕНТЫ

Оригинал взят у volnodum в «Кошельки Путина» (статья в The New Times)
Люди из «ближнего круга» президента РФ контролируют активы на $24 млрд — международное расследование.

867590-1.jpg

Президент России Владимир Путин. Фото: siverkin.livejournal.com

Его зовут Михаил Шеломов, ему 49 лет, и он живет самой обычной жизнью. А еще он — сын Любови Путиной, двоюродной сестры президента России Владимира Путина, говорится в расследовании Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) и «Новой газеты» — «Putin and the Proxies», опубликованном поздно вечером 24 октября.
Collapse )

Женечка

(no subject)

Татьяна ХОХРИНА.
ЖИЗНЬ КАЧНЕТСЯ ВПРАВО, КАЧНУВШИСЬ ВЛЕВО...

Из цикла "Переулки памяти".
Журнал "Знамя", №10, 2017 год.


Памяти моей мамы Софы


Теплушка подпрыгивала на стыках рельсов, ходила ходуном, и казалось, что еще миг — и она развалится. В разбитые окна очень дуло. Соня куталась в вытертый до дыр мамин платок, но настроение от этого не портилось, только хотелось мчаться еще и еще быстрее, чтоб исчезли за окном унылые пейзажи казахских степей и стало угадываться вдали родное Сталино. Два года они были в эвакуации, жили на станции Отар в Казахстане, но не было дня, чтоб Соня, проснувшись, не искала за окном привычную картинку родного дворика. Как же она соскучилась! Они бежали из Сталино так поспешно, что десятилетняя Соня даже не поняла сперва, что происходило. Все время была слышна артиллерия, линия фронта проходила совсем близко, то и дело начиналась повальная паника от слухов, что немцы уже вошли в город. Взрослые метались, собирали вещи, шли бесконечные прощания. Было неясно, все ли организации и их сотрудники будут эвакуированы или людям надо выбираться из города самим. Дома все время толклись посторонние. Мама то упаковывала вещи, то вытаскивала их снова, то принималась плакать, то бежала к соседям, уговаривая взять что-то на хранение. Никто толком не понимал, что делать. Сонин папа в Первую мировую был в немецком плену, там, как он вспоминал, к нему хорошо относились, по-немецки он говорил лучше, чем по-русски, ведь немецкий был так похож на идиш. И Соня слышала, как папе говорил сосед дядя Тарас, что под немцами будет даже лучше. И учитель Остап Брониславович сказал папе, что все разговоры про немецкую жестокость — чистая пропаганда, что хорошие портные всем нужны, а хуже, чем при коммунистах, точно не будет. И муж маминой сестры Фрейды дядя Веня тоже так думал. Но говорить это никому нельзя было, об этом родители шептались на кухне. Соня слышала, разговоров этих очень стыдилась — она же была пионерка, но понимала, что болтать не время и нельзя подводить родителей.

Collapse )