July 28th, 2018

girl

(no subject)

...какая прелесть!
Израильтяне, не проходите мимо!

---------------------
ИЗ ИНТЕРНЕТА.

На улице Яркон, что в Тель-Авиве
Напротив кафетерии "Арома",
Смотрели на закат и ели киви,
Ванюша Ургант... Абрамович Рома...

И разговор у них неспешный лился:
Ну как иврит? Сафа каша, собака!
Вчера учил глаголы, матерился!
Скажу - чукотский легче выучить однако...

Что у тебя? Нашёл схирут, бедняга?
Нашёл - диру... Дира - дыра дырою!
Зато - пять комнат, не считая гага,
Но стоит столько!! Охренел, не скрою...

Работу бы найти, поближе к дому,
Я разослал корот-хаим, но что-то тихо,
Корзины нам не хватит по-любому,
А там познаем мы почём у них фунт лиха!

И у меня - голяк, живу на яхте.
Арноны нет, но дорога стоянка!
Ещё немного и возьмусь за шпахтель,
Вчера вот получил письмо из банка...

Закончив киви и пожав друг другу руки,
Напротив кафетерии "Арома",
По улице Яркон ушли олимы:
Ванюша Ургант... Абрамович Рома.
Pine

(no subject)

Скончался Владимир Николаевич Войнович...

Image Hosted by PiXS.ru
26 сентября 1932г. - 27 июля 2018г.


Вот скоро сдам свои дела,
И в путь назначенный отбуду.
Прощайте, не держите зла,
Я больше с вами быть не буду.

Не буду больше вас корить,
И вашу совесть будоражить.
Я жил как мог, а мог не жить,
Тогда врагов не смог бы нажить.

Тогда бы и мои друзья
Других людей друзьями были.
И женщин тех, которым я
Был люб, другие бы любили.

Пусть не был я ничей кумир,
Но в общем так сказать посмею,
Что без меня б был этот мир
На одного меня беднее.

Бывал я грешен, но не лгал,
И от судьбы не уклонялся.
И никого не предавал,
И от себя не отрекался.

Не то, чтобы героем был,
Но честь берег и скромный дар свой.
Народ жалел, страну любил,
Что не скажу про государство.

Я жил, как было жить нельзя,
Одним на зло, другим на зависть,
Пред сильными не лебезя,
И перед слабыми не чванясь.

Ну вот, чего еще не спел,
Уж не спою, как ни просите.
Простите, если не успел,
Покуда жил, сказать: «простите».


Владимир Войнович
2012 год, август.
klybnika

(no subject)

Facebook, Rina Zak.
Уходят титаны - не стало "отца" солдата Ивана Чонкина.


Владимир Войнович (из интервью Лехаим"):
"Есть давний спор, подогретый Солженицыным, кто кого больше обижает: русские евреев или наоборот. Как полукровка, чувствительный к обидам любой из своих сторон, могу сказать объективно: евреев обижают больше. Я слышал много раз высказывания вроде: "Мало вас, евреев, Гитлер уничтожал. Шесть миллионов? Мало, надо бы всех!" Никогда ничего подобного о русских я не слышал ни от одного еврея.

Я никогда не скрывал своих корней, но твёрдо знал, какую именно половину лучше скрыть для карьеры. Когда я был пастухом или плотником, мое национальное происхождение не имело значения, но стоило мне попытаться подняться на ступеньку выше и заполнить анкету, тут уж кто-нибудь докапывался или до национальности матери... Если кто-то говорил, что я еврей, я этого не отрицал, а часто люди, имевшие предубеждения против евреев, говорили, что вообще евреи плохие, но Войнович хороший.

В 53-м году, во время "дела врачей", когда официальная пропаганда изо дня в день настраивала советских людей против евреев, один солдат встал у нас на политзанятии, покраснел и с таким видом, будто кидается на амбразуру, сказал:
- Товарищ старший лейтенант, а почему у нас в Советском Союзе евреев не расстреливают?
- А он?
- А товарищ старший лейтенант был та-а-акой вальяжный, он та-а-ак изысканно выражался. И он говорит:
- Ну, это было бы неправильно всех евреев расстреливать. Мы - интернационалисты, мы ко всем нациям относимся одинаково, и евреи есть разные. Есть евреи, говорит, плохие, а есть хорошие, трудящиеся евреи...
- Тут вскочил другой солдат и подсказывает: "Вот как, например, Войнович!"

Старший лейтенант мне поклонился и говорит:
- Да. Вот как, например, Войнович...
Тут этот, первый, покраснел еще больше и сказал:
- Войнович не еврей.
Он знал точно, что у меня мать - еврейка, но меня из расстрельного списка он вычеркнул."
Женечка

(no subject)

Здесь небольшие воспоминания и слова памяти, почерпнутые мной из Facebook, и в каждой заметке есть что-то новое о Владимире Николаевиче Войновиче , которого очень любила и люблю. А сегодня не выпускаю из рук объёмистый том его воспоминаний - книгу "Автопортрет. Роман моей жизни". Потрясающее, захватывающее, честное жизнеописание жизни человека редкого достоинства, большого таланта.

* * *
Леонид Павлючик
На 86 году жизни ушел из жизни автор бессмертного Чонкина, замечательный писатель Владимир Войнович. Человек с безупречной репутацией и честной, принципиальной гражданской позицией. Он не склонял голову перед тоталитаризмом в застойные годы, он боролся словом и делом с новым авторитаризмом уже в наши времена. Войнович стал классиком при жизни.

Аркадий Бабченко.
«Позвольте через вашу газету выразить мое глубокое отвращение ко всем учреждениям и трудовым коллективам, а также отдельным товарищам, включая передовиков производства, художников слова, мастеров сцены, героев социалистического труда, академиков, лауреатов и депутатов, которые уже приняли или еще примут участие в травле лучшего человека нашей страны - Андрея Дмитриевича Сахарова».(январь 1980 года).

Для меня Владимир Войнович прежде всего - прямой позвоночник. Гражданин. Настоящий человек. Национальное достояние, именно своей несгибаемой позицией в эпоху всеобщего жополизания. Земля пухом.

Александр Гельман.
Мы потеряли человека, у которого был подлинный дар божий. Талант дается немногим, но для всех. Не каждый талантливый человек об этом помнит. Владимир Николаевич Войнович, Володя Войнович, жил именно так: больше для всех, чем для себя. К сожалению, большинство всех или не отдавало себе в этом отчета, просто не знало, или наплевало на то, что он для них делал и сделал. Я уже успел прочитать несколько мерзких откликов на смерть писателя: дескать, очень хорошо, что он уже там, где Немцов, Политковская, а не здесь, с нами. Те, кто не любил, кто ненавидел Войновича, напрасно думают, что избавились от последовательного беспощадного разоблачителя. Войнович относится к тем русским писателям, значимость книг и гражданского поведения которых после их смерти многократно возрастает, а не убывает. Он ушел, но его дерзкая мысль, его вера в победу человечности в России будет всегда здесь, на этом свете, а не на том.

Сергей Золовкин.
"На пыльных тропинках далеких планет..."

Есть какой-то свой тайный символ в том, что душа одного из авторов "Песни космонавтов" покинула землян в уникальную ночь Кровавой Луны и Великого Противостояния Марса.

Какие будут теперь его следы и в каком Космосе, нам неведомо. Но то, что Владимир Николаевич оставил глубокий и важный след в сознании миллионов его читателей, - бесспорно.

В непостижимой для западного ума стране и до 2042 года, и далее, непременно по каждому текущему случаю (как и сегодняшнему, религиозному, заполонившему эфир) обязательно найдется меткий и едкий комментарий Войновича. Великого россиянина, писателя и гражданина.

"...Сколько живу, столько слышу об этом самом особом пути. Семьдесят лет шли особым путем, отрицая Бога. Теперь опять свой путь с иконами, хоругвями, песнопениями и Богом – Отцом, Сыном и Духом святым...".
("Малиновый пеликан", В.Войнович)

Андрей Стругацкий
Умер Владимир Николаевич Войнович.
Последний из могикан-шестидесятников.
Великолепный писатель, поэт, художник.
Пророк, провидец.
Автор, острым и ядовитым словом бичевавший любую власть, изрядно от власти пострадавший, но ни разу ни под какую власть не прогнувшийся.

Один из самых любимых.
Очень печально.
Светлая память...