December 19th, 2018

Женечка

(no subject)

ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ.
Автор - Йедидия МЕИР.

13 декабря 2018, газета "БеШЕВА".
Перевод- Яков Халфин, сайт МАОФ, 18 декабря 2018 года.


Из-за какой угрозы в самом деле надо объявлять
забастовку и зачитывать вновь и вновь имена жертв?


1. Я видел перевернутый мир, перевернутые СМИ. На прошлой неделе все СМИ оставили повестку дня и в течение целой недели занимались только одной темой: насилие против женщин. Это было непросто, потому что запланированный кемпейн выпал на неделю, заполненную настоящими драмами, которые обязывали делать репортажи – вроде рекомендации полиции подать обвинительное заключение против премьер-министра по делу 4000 или начала операции Северный щит.

Но если хотят, то все возможно: широкое освещение в новостях, фотографии в газетах, зачитывание по радио под печальную музыку имен женщин, убитых за последний год, знаменитости, фотографирующиеся с красной надписью "чрезвычайное положение" на кистях рук, демонстрации по всей стране, забастовка женщин, кровавые выставки, демонстрация на площади Рабина.

Image Hosted by PiXS.ru
Эти тётки - депутатки Кнессета от оппозиции.
Они демонстрируют ладони с надписью «Чрезвычайное положение».

Разумеется, каждая убитая женщина – это ужасно. Надо делать все, чтобы предотвратить это. Не думаю, что есть несогласные с этим. Но кому, в сущности, предназначен этот в самом деле впечатляющий кемпейн? Кто-то призывает и подстрекает убивать женщин? Есть ячейки убийц, крутящиеся на местности и подстерегающие очередную женщину? Или правительство, выдающие деньги убийцам женщин? Разумеется, нет.

Речь идет о ряде ужасных случаев убийств, очень точечных (за исключением арабского сектора, где в самом деле речь идет об явлении: 13 из 25 женщин, убитых с начала года родственниками или знакомыми. Но говорить об этом неполиткорректно).

Мы все надеемся, что социальные службы и полиция получат необходимые средства, чтобы заниматься каждым случаем насилия в семье. Нельзя пренебрежительно относиться ни к одной жалобе. Но при всей боли – тут нет стратегической угрозы всему обществу.

2. Напротив – есть немедленная и настоящая угроза жизням сотен тысяч женщин (и мужчин) – и СМИ молчат об этом – это арабский террор. Буквально сейчас крутятся несколько террористических звеньев по Иудее и Самарии и подстерегают следующую жертву. Сделали мы все, чтобы задержать их? Наказали ли, как надо, тех, кого мы поймали ранее? Боролись ли с подстрекательством? С поддерживающей средой? С финансированием террористов со стороны ПА? А в этом случае в самом деле речь идет о тенденции, а не единичных случаях, не связанных друг с другом. Это их идеология. Но именно об этом почти всегда в репортажах говорили об "единичных террористах". Как будто речь идет об индивидууме, оторванном от своей среды, своего народа, у которого просто перегорел предохранитель в голове, и ему захотелось убить еврея.

Нельзя сказать, что СМИ не сообщали о теракте на перекрестке Офры. Но если бы это не было "историей для журналистов" – ранена беременная женщина год после свадьбы – сколько бы СМИ занимались этой историей? Назавтра, видно, были бы лаконичные репортажи о "попытке теракта на территориях. Террористы стреляли в направлении тремпиады и ранили нескольких поселенцев. ЦАХАЛ разыскивает террористическую ячейку" и все.

3. А ведь должно быть наоборот: нет более достойного широкого репортажа, спецвыпусков новостей, вахт протеста, возмущенных текстов в социальных сетях и зачитывания имен убитых под печальную музыку, чем история бушующего террора. Ведь это не точечно, это затрагивает всех. Террористы хотят уничтожить всех евреев, от семимесячного зародыша в животе беременной женщины до стариков. И тремпиада в Офре является более удобной мишенью для них. Технически. И именно об этом надо вопить.

Как потрясло свидетельство двух девушек, спасшихся благодаря тому, что укрылись за обелиском в память о ст.сержанте Тогарлеве, убитом ранее на том же месте. Возможно, новый подход к безопасности в стране полагает, что чем больше обелисков будет на тремпиадах (не дай, Бог!), тем район будет более безопасным, так как будет больше мест, где можно укрыться от свободно разъезжающих террористов? В поселках вокруг Газы есть бетоннады, в Иудее и Самарии будут обелиски?

4. Как печально, что таковы обстоятельства, но вновь это случилось. Вновь "обычная" семья поселенцев, не желая того, в центре прайм-тайм. Вновь все взволнованы величием духа и мощью веры. Извините за высокие слова, но каждый, кто видел или слышал на этой неделе семью Сильверштейн из Бейт-Эля – Хаима и Лиору, родителей Ширы, или ее брата-близнеца Ариэля, видел великих людей.

Image Hosted by PiXS.ru

"Слава Богу, что я репатриировалась в Израиль 26 лет назад", - рассказала Лиора по радио на хорошем иврите с тяжелым английским акцентом.

"Мы живем в Бейт-Эле 26 лет и, слава Богу, очень рады жить там. Мы чувствуем, что делаем правильное дело, а с другой стороны видим, что может прийти террорист и открыть стрельбу по молодежи. По беременной женщине. Я думаю, что армия и правительство должны действовать так, чтобы террористы несколько раз подумали перед тем, как сделать такое".


"Вы говорите как очень сильная женщина"
, - сказал ей журналист Асаф Либерман. И она ответила:

"Вы знаете, что вера укрепляет. Слава Богу, последние 26 лет я живу в очень крепкой общине, поддерживающей, общине, верящей во Всевышнего, Благословен Он. И мы верим, что Всевышний послал нам это испытание, и с Божьей помощью эта молодая семья лишь укрепится в этом испытании, и мы еще принесем пользу народу Израиля".


"И все же были кризисные моменты (надломы)?
" – спросил интервьюер. И она ответила:

"Как может быть без кризисных моментов? Когда муж пришел, и я была в благословенной рутине, готовясь к уроку в моем доме, это последнее, что ожидала услышать. Ведь всегда мы по другую сторону этих новостей, и вдруг муж говорит мне, что наша дочь ранена. И мы едем в больницу и видим полицию, едущую с другой стороны, и я не верю. Мы приехали и увидели нашу дочь... Это не легко. У нее трубки по всему телу. Очень тяжело видеть это и младенца. Очень тяжело. Но, слава Богу, мы сильны, у нас есть молитва и поддерживающая община, и еврейский народ поддерживает нас. Когда я одна, неожиданно подступают слезы, но потом я беру себя в руки и говорю себе, что моя дочь нуждается во мне, ей нужна мама, которая молится за нее и поддерживает ее за руку, и я не могу сейчас впасть в отчаяние".


Я сидел в автомашине и слушал эти слова о репатриации, проживании в Бейт-Эле, большой вере, об "общине еврейского народа", решительности против врага, и я думал, насколько таких слов недостаёт в ежедневных передачах СМИ, а не в час беды. Кстати, я хочу, чтобы так выглядела наша разъяснительная работа. Не излишние бои в социальных сетях, не крики в теледебатах и не ругательства. Только слова, которые входят в сердце.

Но почему семья из Бейт-Эля должна заплатить такую цену, чтобы получить несколько минут симпатии в СМИ или хотя бы просто легитимации в общественном теле- и радиовещании?

Я видел перевернутый мир, перевернутые СМИ.