August 9th, 2019

flag

ИЗ МОЕГО АРХИВА

4 августа - день поминовения Зеэва Жаботинского. Он умер 4 августа 1940 года в Нью-Йорке от разрыва сердца. Ему было 60 лет. Тот самый единственный и неповторимый Жаботинский, равного которому по масштабу личности нет в истории еврейского народа в 20-м веке.

Повторю его биографию (мой пост от 18 октября 2008 года).

-------------------------------------------------------

Как нехватает современному Израилю пламенной сильной личности, подобной Жаботинскому. Личности, равноценной ему по темпераменту, по гордой убеждённости в праве евреев на землю Эрец Израэль и в праве защищать себя с оружием в руках.



Зеэв (Владимир) Жаботинский - яркий, выдающийся политический деятель, идеолог сионистского движения. Боец и борец, героическая личность, оставившая неизгладимый след в истории нашего народа.

Жаботинский родился в Одессе 18 октября 1880 года. Получил классическое русское образование. Еще подростком начал писать романы и стихи. Способность его к языкам была поразительная: уже в гимназии он овладел итальянским, английским, немецким и французским; знал латинский и древнегреческий и, конечно, иврит.

Волна погромов, прокатившихся в 1903-04 годах по России, пробудила его еврейское самосознание. Создал первый в истории российского еврейства отряд самообороны для защиты от погромов на юге России. Много внимания Жаботинский придавал еврейскому воспитанию молодежи и считал, что одним из важнейших аспектов национального возрождения является приобщение к языку иврит. Выступал против ассимиляции евреев в России, призывал евреев покончить, наконец-то, с тысячелетним галутом - путем массового переселения в страну отцов.

Collapse )
Женечка

(no subject)


Феликс Дектор:

Сейчас выпускаю полное собрание сочинений Владимира (Зеэва) Жаботинского. Человека, который был, есть и останется величайшим сыном русского еврейства. Тем не менее, тысячи — да, да, не удивляйтесь! — тысячи замечательных его произведений малоизвестны, а то и вовсе не известны нашим современникам. В 1950-х годах прошлого века приятель подсунул мне запрещенный сборник его статей начала 1900-х годов. Жаботинский перевернул мою жизнь, дал позитивный импульс моему самосознанию. Теперь я отдаю свой долг этому человеку.