December 14th, 2019

Женечка

(no subject)

Из моего архива.
К ТРИДЦАТОЙ ГОДОВЩИНЕ СО ДНЯ КОНЧИНЫ АНДРЕЯ ДМИТРИЕВИЧА САХАРОВА.

------------

ПРОСТИТЕ НАС, АНДРЕЙ ДМИТРИЕВИЧ!


Ранним утром 14 декабря 1989 года я, как обычно, включила радио "Свобода" и ахнула! Радио сообщало скорбную новость из Москвы о кончине Андрея Дмитриевича Сахарова.

Дальше я действовала по какому-то наитию, объяснить которое не могу по сей день. По пути на работу я вышла на станции метро "Библиотека им. Ленина", добралась до Александровского сквера возле Боровицких ворот. Как и что меня туда занесло - не знаю. В сквере я развернула плакат "Простите нас, Андрей Дмитриевич!" Плакат этот хранился у меня ещё с митинга в Лужниках. Помню, что в телерепортаже с того митинга мой плакат несколько раз даже попадал в кадр.

Просила я в нём прощения за всё!

За издевательства над Андреем Дмитриевичем советской власти, за гнусные выходки депутатов Съезда народных депутатов, увиденные в трансляциях с его заседаний, за все слова не те...

Очень скоро ко мне подошли строгие служивые ребятки и, конечно, плакат отобрали, а меня задержали. Разумеется, расспросы, кто такая и что делаю в столь ранний час под стенами Кремля. Отвечаю: "Ребята, так ведь умер Сахаров!"

"Кто такой?" - строго спрашивают, а сами звонят по начальству. Знала, что в Москву всегда собирали служить солдатню с периферийных окраин необъятной родины, но чтобы не знать имени Сахарова? Я аж взвилась от невежества своих охранников, не соображая, что лучше бы помолчать: плакатные слова были написаны на обратной стороне чертежа с заполненным штампом организации, где работала...

"Как же вам, солдатики, не стыдно?" И тогда один неохотно высказал предположение: "Это тот, что ли, который в Горьком сидел?"

Наконец, прибыл майор. Записал мои данные поподробнее, опять же по рации доложился. После чего ... вернул плакат и вежливо посоветовал мне убраться с глаз долой. Видимо, начальство соориентировало майора грамотно: всё-таки умер депутат Съезда народных депутатов, да не рядовой, а всемирно известный!

А я вместо того, чтобы поскорее вскочить в троллейбус и скрыться, нагло говорю майору: "Что же Вы, товарищ майор, так плохо проводите воспитательную работу среди солдат? Они у Вас не знают имени самого Сахарова!" Видимо, инструкции были не затевать инциденты - промолчал офицер, только одарил меня взглядом и ещё раз настойчиво, сквозь зубы, повторил просьбу удалиться.

Ну, а потом помню длиннющую очередь ко Дворцу Молодёжи, что на Комсомольском проспекте, куда пришли москвичи проститься с Андреем Дмитриевичем. На жестоком морозе мы тихонечко продвигались ко входу в здание - шесть часов! - под умоляюшие призывы милиции к десяткам тысяч опечаленных людей построиться в шеренги по шесть человек.

Бегая для согрева вдоль скорбной очереди, я отмечала редкостную концентрацию интеллигентных сосредоточенных лиц, на многих лицах - замерзшие слёзы. И все шесть часов моя дочь Маша обогревала под курткой цветы, чтобы донести их на прощание с Андреем Дмитриевичем не помороженными, свежими.



---------------------------
Напечатано впервые в декабре 2005 года на сайте "Мы здесь" http://newswe.com/
Сайт незабвенного Леонида Школьника, скончавшегося 21 июня 2019 года.
Светлая память выдающемуся журналисту!

Первая публикация в моём Живом Журнале - 13 декабря 2005 года.