February 21st, 2020

Женечка

ИЗ МОЕГО АРХИВА

10 ЗАПОВЕДЕЙ ИЗРАИЛЬСКИХ СМИ.
Автор - Топаз Рам.
Перевод с иврита.


1) Говори "право-ультраортодоксальный блок" vs. "левоцентристский блок";
2) Европейское правое движение - это всегда "правые экстремисты", а левые - просто "левые";
3) Писать регионы "Гуш Дан" или "Северный Негев" - годится. "Иудея и Самария" - ни в коем случае, пиши "территории";
4) Писать не "слабые слои населения", а "обездоленные";
5) Если какое-то сообщество поддерживает правое движение, у них надо немедленно отобрать права. Смуглокожий, мусульманин или гей не должны пользоваться своей принадлежностью как политическим инструментарием;
6) Полуправда всегда лучше истины: передёргивай, выноси из контекста, редактируй и обрезай вещдоки;
7) Никогда не углубляйся в реальные экономические проблемы вроде профсоюзов, картелей и регуляций. Пиши о "дорогом правительственном самолёте", дармоедах ортодоксах и поселенцах, разбавляй "нищими немощными стариками и инвалидами";
8) От улыбки станет не светлей, а закатится рейтинг. Поэтому радость - это плохо, "мы все умрём" - это хорошо, рейтинг - это святое;
9) Если твоя левая партия как обычно пролетела на выборах, не набрасывайся на неё, а обгавкай "неправильно голосовавших граждан";
10) Запомни главное: Биби - "корень мирового зла".
Женечка

(no subject)

КАК ХОРОШО БЫТЬ ГЕНЕРАЛОМ.
Автор - Борис ГЕЛЛЕР.

20.02.2020

Была во времена застоя такая песня: «Как хорошо быть генералом, как хорошо быть генералом, лучше работы, я вам, сеньоры, не назову» (слова М.Танич). Ее лихо исполнял народный любимец Эдуард Хиль.

У нас в стране генерал – как корова в Индии – это святое. Ведь армия – это наше все. И не подумайте, что я иронизирую. Месяц назад, в возрасте 65, я закончил свой последний «милуим». Но не обо мне речь.

Многие, даже весьма образованные люди, наивно предполагают, что в генералы попадают лучшие из воинов, а начальниками генерального штаба становятся лучшие из лучших. Наивность – отличное качество, если ты живешь в Швейцарии, «где сплошные швейцарцы и свежий воздух», и где мало кто знает, кого нынче назначили на эту должность. От кого обороняться-то? Соседняя Италия на Швейцарские Альпы не претендует, из Германии ракеты не летят, французы едят багеты и не склонны запускать воздушные шарики со взрывчаткой, а из Лихтенштейна что-то давно не рыли туннели.

В армии, как, впрочем, и в полиции, «естественное» продвижение офицера по служебной лестнице ограничивается званием капитана (полиция) и майора (армия). Все, что выше, — политика. Пусть мелкая, домашняя, без сбора компромата, но она есть. Чем выше ставки, тем ее больше. В полиции, например, для получения звание подполковника нужна подпись министра. Думаю, что суть дела читатель уловил. Начальник генерального штаба, так же как и генеральный директор полиции, кандидатуры от политиков, а не от профессионалов.

Теперь представим себе, что бывший начальник генерального штаба хочет стать премьер министром, а основной козырь в его колоде очевиден и прост: «Я такой махиной управлял, что ж я со страной не управлюсь!?» А за спиной у него еще два генерала, которые хором подпевают: «Он такой махиной... Что же он, не управится?»



Возможно, потенциальные избиратели Партии Трех Генералов думают, что политика это подсчет денег в семейном бюджете. Что один плюс два это лучше, чем просто один. История учит, что триумвираты кончаются плохо. У них запрограммированная негативная динамика развития, которая плохо сочетается с реалиями нашей страны. Думаю, что сержант Яир Лапид, который, собственно, и управляет командой, уже начал это понимать.

По сути дела главам партии «Антибибистов» сказать нечего, поэтому они, вместе с крайне-левыми, больше, чем остальные политики нынешнего забега, используют классические манипуляторные приемы: навешивание ярлыков на политических соперников, бесконечное долбление в одну точку и так называемые сияющие обобщения или блистательную неопределенность. Техника старая, трудно с достоверностью сказать кем и когда придуманная, но с начала тридцатых годов прошлого века ее использовали все без исключения авторитарные режимы.

Так, из речи в речь, из одного интервью в другое переходят «переговоры с палестинцами». Уже и дошкольнику понятно, что никаких переговоров нет и быть не может, ибо не с кем разговаривать. Ну, нету на сегодня ни одного палестинского политика, который бы осмелился сесть с Израилем за стол переговоров и начать с чистого листа. НЕТ НИ ОДНОГО. Ибо заяви он сегодня, что согласен, он и дня не проживет. А с инстинктом самосохранения у палестинских лидеров все в порядке.

Недавно мне привелось присутствовать на встрече Беньямина Нетаньягу с избирателями в Маале Адумим. Он выступал почти час, без штампов и банальностей, и его было интересно слушать, ибо ему было, что сказать.

Сейчас, в предвыборный период, я стараюсь, подавив рвотный рефлекс, слушать выступления Ницана Горовица и Амира Переца. Наперед знаю все, что скажут, но а вдруг, вдруг мелькнет что-то разумное? Не мелькает. Они живут в своем мире, в гармонии с самими собой. И проголосует за них лишь постоянный электорат таких же прозомбированных и отмороженных. Ни Горовиц, ни Перец, ни их игрушечные партии не представляют реальную угрозу для страны. Их место – в историческом музее, и скоро они туда строем отправятся.

С Партией Трех Генералов все сложнее, хоть и нет у нее ни позитивной идеологии, ни реальных предложений по решению государственных проблем. Видимо, это вполне устраивает половину страны. Феномен сам по себе удивительный, достойный изучения, но — грустный.
Блистательная неопределенность работает, ярлыки приклеены намертво. На публичные дебаты с Нетаньягу не пойдем — размажет по стенке. Мы лучше будем с трибуны продавать гражданам нечто, чего на складе нет. Они-то думают, что после выборов завезем, а у нас и с транспортом напряг. Да и как грузить мыльные пузыри?