Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Category:

Игнатий Шенфельд (Ignacy Szenfeld)

Вчера я поставила текст "Норберт из "Племени Рогатое Сердце", однажды уже напечатанный в моём Живом Журнале, а теперь опубликованный на сайте Евгения Берковича "Заметки по еврейской истории":

http://jennyferd.livejournal.com/2802228.html

А сейчас немного об истории этой публикации. До появления в моей жизни такого ошеломительного явления, как интернет, я была газетная барахольщица и собирала вырезки, если мне что-то из прочитанного нравилось. Теперь нахожу в этих пожелтевших листах много занимательного. Об одном таком сокровище из двух разодранных листов расскажу. Его название - "Норберт из "Племени Рогатое Сердце". В интернете текст не нашла и подумала, как это несправедливо по отношению к столь значительному - и с художественной стороны, и с исторической стороны - тексту. Да и к самому автору тоже.

Его имя - Игнатий Шенфельд ( Ignacy Szenfeld ). Конечно, я стала искать сведения о нём. На русском языке они нашлись, но очень скупые, а по-польски или по-немецки искать в поисковиках я не способна. Из текста было ясно, что автор - польский еврей, журналист, осенью 1941 года оказавшийся среди сотен тысяч беженцев, добравшихся из западных областей СССР до Ташкента. До Ташкента-то они добрались, а дальше? Огромное их количество - голодных, завшивленных, больных - скопилось в чудовищной свалке-толпе на площади перед ж/д вокзалом. И в этой многонациональной толпе, о чудо!, отыскался знакомый Шенфельда по Львову - известный и знаменитый в Польше художник Норберт Штрасберг. Он был голоден, оборван, горел от температуры - болен тифом... Но Шенфельд, с трудом добывший грузовичок для перевозки Норберта в больницу, не успел тому помочь - всех беженцев, которые скопились на площади перед вокзалом, НКВД убрало за одну ночь из Ташкента, зачистив городскую площадь...


Шенфельд написал об уничтожении несчастных беженцев. Уничтожении не немцами, а самой советской властью, вывезшей их из Ташкента на верную смерть в пески Каракалпакии, в Голодную степь. В основной массе беженцы туда не доехали, они погибли при транспортировке вначале вагонами, потом на железных баржах, тянувших их по реке Аму-Дарья 600 км без еды, под палящим солнцем. Изверги собственного народа. Не берусь судить, упоминается ли этот факт в науке об истории эвакуации во время ВОВ, но Шенфельд написал о нём, и в этом ценность его текста. А с точки зрения художественности, этот текст Шенфельда - замечательный!

На сохранившихся у меня листах не было выходных данных, из какой они газеты. Отстукала я текст довольно быстро, хоть он не маленький, и поставила его год назад в свой ЖЖ. И тут же, на моё счастье, отозвался сотрудник из когда-то выходившей в Израиле газеты "24 часа", главным редактором её был Давид Маркиш. Он написал в комменте, что узнал текст, поскольку готовил его для газеты примерно в 1997 году, пользуясь книгой Шенфельда "Раввин с горы Кальвария", Мюнхен (1993 год). Газета эта вскоре закрылась из-за кончины (?) спонсора.

Получилось три поста, вот они:
http://jennyferd.livejournal.com/2169850.html
http://jennyferd.livejournal.com/2170315.html
http://jennyferd.livejournal.com/2170519.html

В июле этого года текст Игнатия Шенфельда "Норберт из "Племени "Рогатое сердце" был опубликован на известном сайте "Заметки по еврейской истории" Евгения Берковича и тем самым стал достоянием широкой читающей публики, чему я рада:

http://www.berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer7/Shenfeld1.php

В одном из комментариев на ЗЕИ написано:

Сильная, горькая вещь. Трагические факты истории страны, безжалостно раздавливающей всех несчастных, кого затянула ее страшная мясорубка. Свои и чужие, уничтоженные физически или духовно искалеченные, - все стали ее жертвами. Страшно читать, горько и стыдно. И все же, даже в аду были и есть праведники, искорки света, которые оставляют надежду и сохраняют веру в человека. Пусть людская память хранит их имена!


-------------------------------------------------------------------------
Теперь о личности самого Игнатия Шенфельда, о его трагическом пребывании в сталинских лагерях, о его творческом пути после освобождения и возвращения в Польшу, о его семье.

Во вступительной статье в книге "Раввин с горы Кальвария (1993 год)
имеется краткая биография Игнатия Шенфельда. Вот она:

Русские друзья Игнатия Норбертовича зовут Игорем. Родился он в 1915 году 22 февраля во Львове. Там же окончил филфак университета. Печататься начал в 1935 г. как поэт и переводчик. Из-за сильной близорукости не был призван в армию и мог продолжить учебу, но помешала война. В июне 1941 г. во Львов вошла немецкая армия, и Игорь бежал в Советский Союз. В потоке беженцев он попал в Ташкент. Трудные были случайные заработки, на разных работах. Но дальше — еще труднее.
По доносу своего соотечественника-провокатора — об этом читатель может узнать из книги — Игорь арестован в январе 1943 г. в Ташкенте. Особое Совещание вынесло стандартный приговор: десять лет лишения свободы.
Срок отбывал в лагерях Актюбинска Пермской области (бывшая Молотовская), в Мордовии в известном Дубровлаге. Из-за слабого здоровья не попал на Колыму. В лагере дважды доходил до полного истощения и попал на больничную койку. Дважды, как вспоминает, врачи спасли ему жизнь. В ходе этого «хождения по мукам» — по тюрьмам и лагерям архипелага ГУЛАГ — он встретился и сблизился со многими репрессированными писателями и людьми необычайных и трагических судеб. Срок отбыл полностью, как говорят, «от звонка до звонка», и в 1953 г. Игорь уже в ссылке в Енисейском районе Красноярского края. Здесь он встретился со своей будущей женой, кубанской казачкой Еленой Илларионовной Мыцыковой, медработницей. Елена Илларионовна побывала в гестапо и в советских лагерях отбыла десять лет.
В 1954 г. в ссылке Игорь подружился с Робертом Штильмарком, автором известной книги «Наследник из Калькутты». О том, как Игорю уже в Польше удалось помочь своему лагерному товарищу, читатель может узнать из книги.

Игорь с благодарностью вспоминает местных жителей-сибиряков и ссыльных, ранее него оказавшихся здесь. Без их помощи запил бы. Запали в душу слова сибиряков: «Живите у нас, срубим вам избу, отдадим половину нашего огорода, дадим телку, и будет у вас корова...».
В 1955 г. по советско-польскому договору бывшие жители Польши получили право репатриироваться, и семья Шенфельдов в декабре 1955 г. переехала в Варшаву.

В Польше Игорь занимался переводами и вскоре стал заведующим Русской редакцией переводов при польском издательстве «Искра». Игорь перевел на польский язык книги Артема Веселого «Россия, кровью умытая» и Юрия Домбровского «Хранитель древностей». Переводил стихи Б.Окуджавы, А.Вознесенского и других. В сентябре 1969 г. эмигрировал, жил во Франции.
Игорь печатался в русских журналах «Грани» и «Континент», в газете «Русская мысль», в польском журнале «Культура». С 1971 по 1980 гг. он работал на радиостанции «Свобода» в исследовательском отделе. В 1980 г. Игорь вышел на пенсию. Живет с семьей в Мюнхене.

Добавлю, что книга Шенфельда "Раввин с горы Кальвария" носит второе название "Загадка Вольфа Мессинга" - с Мессингом Игнатий сидел в одной камере ташкентской тюрьмы. Мессинг провёл детство в местечке Гора Кальвария недалеко от Варшавы.

Недавно, о чудо!, на мой ЖЖ отозвалась дочь самого Шенфельда из Мюнхена. И хоть она не знает русский язык, ей кто-то сообщил про публикацию отца в моём Журнале. Она прислала мне растроганное письмо и сообщила самые поздние биографические данные: Игнатий Шенфельд умер в Мюнхене в 1996 году и похоронен там на еврейском кладбище.

Её имя - Olga Mannheimer.

Первое письмо:
Zdrastwujte Евгения,
Ignacy Szenfeld - eto moj papa. Karotko, potomu tchto ja plocho pishu po ruski i moj koputer nie imieit ruskowo alfabeta. Mogu wam o niom napisat na polskom, francuskom, niemieckom ili na angliskim jazyku.
Olga Mannheimer


Второе письмо:
Дорогая Евгения,
Спасибо Вам за Ваш труд и старания, которые Вы приложили, перепечатывая рассказ моего отца. Ваш материал я нашла в LiveJournal. Мне рассказали,что о нём там есть информация. Всё,что Вы написали о нём - правильно. Дополнительно я могу Вам сообщить,что в начале 90х годов он начал серьёзно болеть и после нескольких тяжёлых лет, в течении которых моя мама ухаживала за ним дома, пришлось наконец отдать его в еврейский дом престарелых в Мюнхене. Умер он 31 декабря 1996 года и похоронен на еврейском кладбище в Мюнхене.

У меня осталось очень мало экземпляров его книги с рассказами на русском языке. Но если Вам интересно, я с удовольствием перешлю вам копию. Если Вам нужна другая информация, скажите, что именно Вы хотели бы узнать. Я нашла подругу, которая написала это письмо по-русски, но я могу вам рассказать всё по телефону.
С самыми наилучшими пожеланиями, Ольга.


Вот такие неожиданные истории иногда происходят благодаря интернету....
Tags: Игнатий Шенфельд, Польша, Ташкент, биография, моё, эвакуация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment