Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
АХ ВЫ, ШЕЛИ, МОИ ШЕЛИ...
Автор - Виктория МАРТЫНОВА

В партии “Авода” вновь праздник – только что “уели” очередного лидера

Image Hosted by PiXS.ru

Иллюстрация Shay Charka

Такое пиршество в “Аводе” случается в последние годы все чаще – здесь “едят” лидеров каждые несколько лет: тут вам и Эхуд Барак, и Амир Перец, и Амрам Мицна… Но партия все еще пытается обозначить большую трапезу в качестве приятного события: мол, такое у нас случается нередко, но все-таки не каждый день. Потому, как и положено, праздничные речи, тосты, поздравления, объятия и, как водится, гром барабанов и звон литавр. Новый лидер Ицхак (Бужи) Герцог обещает, что уж он во что бы то ни стало сплотит оппозицию и побьет Нетаниягу на следующих выборах. Возбужденные победой партийцы кричат, приветствуя нового лидера: “Биби, домой! Бужи, заходи!”

Впрочем, радостные возгласы мало кого вдохновляют, кроме самих орущих, и ситуацию очень точно отражает ехидная карикатура, опубликованная газетой “Едиот ахронот”: покупатель вбегает в магазинчик с криком: “Кто-нибудь слышал про Бужи?”, но на его крик никто не отзывается, потому что все ловят новости, связанные с расследованием по делу Эяля Голана.

Картина точна на редкость. То, что творится в партии “Авода”, включая даже такие интригующие моменты прошлого как откусывание партийной головы, сегодня вообще не волнует израильское общество. “Ушли” одного, “пришли” другого – что изменится?

Между прочим, Шели Ехимович сама немало способствовала укоренению подобной ситуации и такого отношения.

Молчание – золото?


Ехимович была избрана не пост председателя партии “Авода” в сентябре 2011 года. Ее избрание действительно вызвало интерес. И не потому, что в тот момент не было подходящего скандала, а потому, что приход женщины на такой серьезный, как правило, мужской пост казался более чем любопытным. Кое-кто даже захотел сразу видеть в ней новую Голду. Израиль уже несколько лет пытается найти Голду в новой инкарнации, но и тут непруха. Не везет нам с женщинами. Кое-кто дважды делал ставку на Ципи Ливни, но оба раза она оказалась не готова к роли народного лидера. А когда наконец подготовилась и предложила себя народу, народ ее не взял. Потому, когда выбрали Шели, которая запомнилась радиослушателям тем, что предложила им называть своих собак “Биби”, публика почувствовала себя заинтригованной: что же будет на этот раз?

Правда, Шели была известна как социальная депутатка, и что там она думала по поводу внешней политики, Ирана, Сирии и израильско-палестинского конфликта, никто сроду не слышал. Но обстановка для раскрутки нового социального лидера была самая подходящая.

Тема мирного процесса ушла на второй план, до переговоров было далеко, и общество оглянулось наконец окрест себя и увидело, что пока страна была озабочена глобальными проблемами, обеспечивала безопасность и противостояла иранской ядерной угрозе, некая группа монополистов подмяла под себя практически все жизненно важные области и под благими лозунгами, построив свой собственный вариант капитализма, который многие ученые-экономисты так прямо и назвали “свинским”, приноровилась обдирать трудящийся народ до нитки.

Шели пришла к власти в “Аводе” на фоне великих географических “открытий”, когда мы дружно выясняли, что покупка молока от “Тнувы” дешевле обойдется в Нью-Йорке, а мороженая курочка в дорогущем, как многие считают, Стокгольме почему-то тоже стоит меньше, чем в родном Израиле. Не говоря уже о том, что желающие построить на исторической родине собственный домик выезжают за стройматериалами в Китай, загружают там вагончики и возводят целую виллу за такие деньги, за которые кабланы продают обычно одну квартирку. Сюда же примыкают – это уже, видимо, по части антропологии – не описанные доселе группы аборигенов, которые при двух работающих в семье зачислялись в категорию бедных. И хотя палаточное движение социального протеста вызвало разноречивые отклики, тем не менее, для лидера Рабочей партии оно могло стать достойным трамплином в активную политическую жизнь. Но...

Но, обозрев все это, Шели внезапно замолчала. Напрасно журналисты рвались на интервью к новому лидеру, напрасно засылали свои вопросы через пресс-секретарей и пиар-агентства. Ответ был один: Шели интервью не дает. Журналисты удивлялись. Редакторы разводили руками. Молчащий политик для Израиля явление аномальное. Политологи терялись в догадках. В конце концов они решили, что Шели молчит, потому что большую думу думает и вот-вот придумает что-нибудь такое интересное...

А может, она просто знает, что слово – серебро, а молчание – золото? “Она умная, – объяснял лично мне знакомый политолог. – Пока она молчит, все считают, что у нее есть какой-то секрет, которым она пока не хочет делиться, и это создает интерес. Шели набирает очки. А если откроет рот, может что-нибудь ляпнуть, и пиши пропало”.

А тут в Израиль нагрянул с однодневным визитом российский президент Путин и, как ни странно, от встречи с лидером оппозиции Шели Ехимович отказался, хотя прекрасно знал, что такая встреча положена по протоколу. “Разведка донесла, что у вас тут нет никакой оппозиции, – мягко намекнул Путин, – одна сплошная коалиция. Какой смысл время тратить?”

Путинский пример оказался заразителен. Приезжающие один за другим в Израиль лидеры стали отказываться от встреч с Шели. Шели наконец всполошилась и попыталась высказаться. Тут-то и оказалось, что она была права, когда молчала. Привычная линия защиты государственных служащих, самой защищенной категории трудящихся в Израиле, была явно недостаточной для того чтобы явить народу пример оппозиционного лидера. В сторону же людей, работающих в частных компаниях за минимальную зарплату, Шели даже не посмотрела.

Еще меньше ее интересовали проблемы русскоязычных репатриантов. Шели уверовала в светлую идею о том, что она защищает интересы всех рабочих, без учета страны их происхождения. Я в свое время пыталась побеседовать с Шели Ехимович на предмет защиты социальных прав людей, работающих в частном секторе, в особенности русскоязычных репатриантов, но Шели сказала, что пока до этого ее руки не дошли.

Трудиться, между тем, надо было не покладая рук, – приближались выборы. И Шели сделала наконец движение в сторону “русской улицы” – обзавелась двумя молодыми консультантами по этой “улице”, выходцами из бывшего СССР. Этих молодых людей родители привезли сюда в очень юном возрасте, а потому они ни бельмеса не понимают в ментальности и склонностях своих дважды соотечественников и вообще не изъясняются “по-русску”. Зато они четко объяснили Шели, что “русские” – это те, кто носит сандалии с носками, вешает на стену ковры, несмотря на израильский климат, “рубает” мясной борщ со сметаной и голосует за Либермана. Весь этот набор глупостей был запущен в ролик, который Ехимович распорядилась распространить по всему Интернету. Потенциальные избиратели смотрели ролик и покатывались со смеху. “Вас не смущает, что предвыборный ролик для “русской улицы” полон стереотипов и несуразностей?”, – спросила я у Ехимович, когда та все-таки снизошла – ведь выборы на носу – до того чтобы обратиться в газеты. “Меня совершенно не смущает, что кто-то рассердился за содержание роликов, – отозвалась она. – На меня злятся не только репатрианты, много возмущенных откликов и среди коренных израильтян. Я, кстати, обратила внимание на то, как одна из героинь ролика, Лора Талиновская, учит заново русский язык, чтобы вновь присоединиться к своей общине. Но меня очень интересовало, что Эли и Лора рассказывают о своих родителях – как те одеваются и обуваются, как ведут себя, как голосуют за “Исраэль бейтену”, что злит их детей”. Далее она пояснила, что считает себя лидером всех рабочих, независимо от страны их происхождения, возраста и пола, и готова отстаивать интересы всех. Вдаваться в мелкие подробности, которые нарушали светлую картину израильского рабочего единства, ей явно не хотелось.

Шелина самоуверенность бросалась в глаза. Лидер “Аводы” была совершенно уверена в том, что трудящиеся страны действительно готовы собраться под ее знамена. С кавалерийской легкостью она взялась кроить предвыборный список. “Русскому” кандидату она отвела 20-е место, посчитав, что есть приоритеты и поважнее. Впрочем, к тому моменту русскоязычных членов в партии практически не осталось – разбрелись по другим партиям.

Шели продолжала крушить и старые основы, в надежде привлечь к себе новые категории тружеников. Она отказала в доверии кибуцникам и мошавникам, зато попыталась привлечь в свою партию борцов за права сексуальных меньшинств. Но те давно пригрелись под крылом партии МЕРЕЦ и менять дом не собирались. Были поползновения на средний класс, но он ушел к Лапиду. Все, что Ехимович говорила в отношении мирного процесса, слово в слово повторяло мысли Нетаниягу. Она разругалась в конечном счете и с Амиром Перецом, который в свое время привел ее в “Аводу”.

В общем, вместо обещанных двадцати мандатов пришлось Шели довольствоваться пятнадцатью. Товарищи по стае подобных провалов не прощают. Даже Офер Эйни, профсоюзный вожак, и тот в итоге переметнулся в лагерь Ицхака Герцога – лагерь старых аводинских элит. Не говоря уже об Амире Переце, который был за кулисами нынешнего переворота.

В общем, аводинцы почувствовали желание наточить ножи. Хотели кушать – и съели Кука... Шелины обещания никого в итоге не накормили.

“А не надо было в детстве марихуанку курить, да еще и признаваться в этом, – ехидно прокомментировал итоги выборов в “Аводе” один мой коллега. – Все-таки наркотик, даже легкий, влияет на умственные способности. Уж лучше бы она молчала…”

Что тут еще скажешь?!

***
Несколько слов об Ицхаке (Бужи) Герцоге. Он представитель старого, хорошо известного семейства, относящегося к израильской элите. Его дед был главным раввином Ирландии, а потом и Израиля. Отец, Хаим Герцог, в прошлом блестящий английский офицер, чемпион Ирландии по боксу, после успешной службы на самых ответственных постах, в том числе представителя Израиля в ООН, стал шестым президентом страны.

Ицхак в особых военных и спортивных заслугах не замечен, да и внешне, как говорила героиня Нонны Мордюковой, “не орел”. Однако в политике, в отличие от своей предшественницы, сумел достичь заметных высот. Пока он очень осторожен в отношении перспектив сотрудничества с кабинетом Нетаниягу. “Я не присоединюсь к правительству в нынешнем его составе”, – заявил Герцог, выступая на праздновании собственной победы. Намек более чем прозрачен... Беннету и Либерману есть о чем задуматься. Что касается лейбористов, то кто же не рвется к министерскому портфелю? В оппозиции ни тебе джобов раздать соратникам, ни по заграницам пошастать. А главное, к бюджету не прорваться.

Напомним, что Шели пыталась получить поддержку, пугая партийцев тем, что Герцог приведет их в коалицию, и при этом проиграла...

газета “Новости недели”
Tags: Авода, аналитика, левые
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments