Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd


Министр внутренних дел Израиля Гидеон Саар побывал 2 января в Иорданской долине. В той самой, которую, согласно слухам, госсекретарь Джон Керри желает передать палестинцам в процессе мирного урегулирования. Гидеон Саар заявил, что правое правительство Израиля не допустит этого, но – как оно будет на самом деле – сегодня не знает никто.


ГИДЕОН СААР: "НЕ ДОПУСТИМ ПАЛЕСТИНСКИХ ГРАНИЦ ПОД НЕТАНИЕЙ И КФАР-САБОЙ"
интервью 9 каналу.

Image Hosted by PiXS.ru

Евгений Сова: Гидеон, сегодня Вы были в Иорданской долине, где сделали заявление по теме внешней политики. Кому оно было адресовано — Биби или Керри?

Гидеон Саар: Прежде всего, надо поддержать главу правительства, который противостоит серьезному давлению извне. Нужна широкая общественная поддержка, консенсус по вопросу важности нашего присутствия и контроля над Иорданской долиной при любых будущих договоренностях. Важно и военное присутствие, и присутствие нашего населения: всё это взаимосвязано и должно прозвучать именно сейчас, в критический момент переговоров. Я не хочу говорить об американском предложении о временном присутствии там. Нам нужно постоянное присутствие, чтобы предотвратить доставку ракет, оружия, боеприпасов, подобно тому как это происходит в других местах, приводя к снижению уровня нашей безопасности. Это жизненно важный вопрос.

Евгений Сова:
Я слышал это и от главы правительства. Что же такого произошло, что именно сейчас всплывает вопрос долины Иордана? Переговоры начались в августе, Вы и другие министры постоянно говорили, что не имеете понятия о том, что там происходит. Так почему вдруг вы все озаботились судьбой Иорданской долины? Может, до вас дошли сведения, что Нетаниягу намерен поддаться американскому давлению?

Гидеон Саар:
Я такого не говорил. Но кое-что мне сообщал сам глава правительства, и все мы знаем, что среди обсуждаемых вопросов один из самых важных — это вопрос восточной границы, то есть долины Иордана. Если вкратце, то дилемма выглядит так: хотим ли мы, чтобы восточной границей Израиля была река Иордан, или же, не дай Бог, — а это и есть альтернатива, — пригороды Нетании и Кфар-Сабы. Так как для нас это принципиально, мы обязаны выразить поддержку позиции Израиля на переговорах и заявить нашим друзьям американцам, что в этом вопросе мы не пойдем на компромисс, коль скоро хотим обеспечить себе безопасное будущее. И еще один момент: надо помнить о неразрывной связи безопасности и заселенности. Предпринимаются попытки разорвать эту связь, но я хочу напомнить несколько фактов. Во-первых, почти полное отсутствие в Иорданской долине палестинского населения: там нет демографической проблемы, а значит, нет и аргументов, оправдывающих уход оттуда. Напротив, есть мощные доводы в пользу нашего там присутствия. И во-вторых — осознавание нами значимости вопроса и при этом неспособность доказать неразрывность связи с наличием поселений. Напомню, что перед уходом из Гуш-Катифа были утверждения, что мы останемся в Филадельфийском коридоре и не будет доставки оружия в Газу. И что? После того как мы оттуда ушли, не осталось поселений и не осталось никакой безопасности. Напрашивается вывод: там, где нет нас — есть террор.

Евгений Сова:
Это понятно, мы слышали это не только от вас. Но если для нас так важна долина Иордана, так почему мы до сих пор не аннексировали ее, как Голаны и Иерусалим, хотя контролируем ее уже 40 лет?

Гидеон Саар:
Хороший вопрос. Еще во времена Менахема Бегина, когда начались переговоры об автономии и тому подобном, было дано обязательство не аннексировать в одностороннем порядке территории, являющиеся предметом спора между нами и нашими соседями. Это обязательство подтверждалось в течение всех этих лет разными правительствами. Но мы должны обратить внимание, что палестинцы предпринимают односторонние меры вразрез с соглашениями. Например, они в одностороннем порядке обращаются в ООН за получением статуса государства, хотя согласно договору сделать этого не могут.

Евгений Сова:
И мы в ответ можем аннексировать долину реки Иордан?

Гидеон Саар:
Я говорю одно: мы знаем, к чему в конечном счете стремимся, и должны на этом настаивать. Я был среди министров, в воскресенье проголосовавших на комиссии по законодательству за распространение нашей юрисдикции на долину реки Иордан.

Евгений Сова:
Это было против желания премьер-министра, что Вы имеете в виду?

Гидеон Саар:
Это было моим мнением. Я счел, что в данный момент очень важно сделать такое заявление. Подана апелляция, и я не знаю, когда этот вопрос снова будет вынесен на решение правительства. Но в любом случае, если палестинцы считают себя вправе в любой удобный момент принимать удобные для себя шаги, мы не можем соблюдать наши обязательства в одностороннем порядке. Поэтому я заявляю: важно, чтобы мы помнили, что нужно для обеспечения нашего будущего, и действовали соответственно. Это может быть трудно, на нас оказывают давление, но все равно нельзя терять ориентиры.

Евгений Сова: Если в конце концов мы договоримся с палестинцами, будете ли Вы готовы поступиться Иорданской долиной и пойти на обмен территориями — скажем, "арабский треугольник" передать арабам? Каким вам видится урегулирование?

Гидеон Саар: Обмен территориями вполне допустимо обсудить в рамках постоянного урегулирования, но Иорданская долина должна оставаться под контролем Израиля и внутри Израиля. Мы должны охранять нашу восточную границу, а охранять ее может только наша армия.

Евгений Сова:
И поселения?

Гидеон Саар:
Это взаимосвязано. Поэтому я считаю, что долина Иордана в нашей доктрине безопасности должна оставаться нашей. Кстати, это признавали еще правительства партии "Авода" до прихода к власти "Ликуда".
Tags: Иордания, Ликуд, Нетаниягу, итнаткут, шнобель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments