Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:

НОВАЯ СТАТЬЯ АЛЕКСАНДРА НЕПОМНЯЩЕГО

ИЗ РУССКИХ КРЕСТЬЯН В ЕВРЕЙСКИЕ ПОСЕЛЕНЦЫ.
24 января 2014 года, сайт jewish.ru

Image Hosted by PiXS.ru

Есть в Иорданской долине, неподалеку от Иерихона, маленькое поселение, примечательное сразу по нескольким причинам. Во-первых, создано оно было в 1993 году, когда новые поселки в Иорданской долине уже не появлялись, более того, по соглашениям Осло, подписанным в тот же год, Израиль вообще прекратил строить еврейские поселения на землях, освобожденных в Шестидневную войну. Во-вторых, построили его русскоязычные израильтяне. Собственно, почти вся страна была когда-то создана евреями из России, но в наше время такого уже давно не случалось. Наконец, в-третьих, создали его не русские евреи, а еврейские русские — потомки русских крестьян, прошедших гиюр.

Предки основателей поселка жили в Ильинке, деревне под Воронежем. Еврейскую традицию соблюдали неукоснительно, консультировались с московскими раввинами. От советской власти спрятались на Северном Кавказе, где в начале 60-х создали артель по лесозаготовкам, точнее коммуну, или попросту киббуц. Сообща и ели, и работали, и молились. Все доходы собирали в общую кассу. И мечтали жить в Земле обетованной.


Трудолюбивые работники исправно выполняли план, а местное начальство закрывало глаза на то, что артельщики не работали в субботу. Поддерживали связь с посольством Израиля в Москве, готовясь переехать в Святую Землю. Алия была намечена на лето 1967-го. Но весной грянула Шестидневная война, а ее следствием стал разрыв дипломатических отношений СССР с Израилем. Власти спохватились и «разоблачили гнездо сионистов». За позорный разгром арабских армий, вооруженных советским оружием, ответили коммунары. Вместо Израиля отправились они в лагеря и психушки. Лишь в 70-х отсидевшим и выжившим удалось наконец подняться в Эрец-Исраэль.

Ури Кармиэли родился на Кавказе, но вырос уже в Израиле. Учился в Бней-Браке, потом в Иерусалиме. Мечта родителей о создании своего поселка прочно засела в его голове. Отслужив в армии и окончив университет, он начал искать возможность воплотить ее в реальность.

Собрав друзей детства, Ури обратился в киббуцное объединение, но там объяснили, что уже давно никто новых киббуцев не создает. Ури не сдавался: если нельзя создать новый поселок, восстановим заброшенный старый. Наконец в 1993-м восемь молодых семей перебрались из Иерусалима в Иорданскую долину — возрождать оставленный за несколько лет до того киббуц Йитав (сокр. «Память об Ицхаке Табенкине»), названный в честь сионистского идеолога и лидера киббуцного движения.

Пока восстанавливали инфраструктуру, жили во времянках. Летом от жары кусок мыла в мыльнице растекался лужицей. Воду привозили в цистернах. Если она кончалась, шли к ручью за несколько километров. Тяжелее всего было идти обратно — в гору и с ведрами.

Наконец обустроились, подтянулись новые семьи. Построили теплицы для роз, посадили бананы и финиковые пальмы. Трудолюбивые киббуцники преобразили пустынный пейзаж в цветущий оазис. К гостеприимным поселенцам часто приезжают экскурсионные группы. Жители Йитава с гордостью показывают свое хозяйство.

Выросшие в Израиле и говорящие на иврите без акцента жители Йитава сохранили особенный русский язык, не похожий на современный. Вероятно, так разговаривали лет сто назад в Воронежской губернии. Неизбежно впитав в себя гебраизмы, он, на фоне субтропических окрестностей, придает рассказам сельчан сюрреалистический колорит.

Как-то раз я стал свидетелем изумительной сценки: высокий голубоглазый Миша демонстрировал группе гостей киббуцные плантации, объясняя тяготы сельского труда. Порывы ветра задували длинный русый чуб на большую вязаную кипу. Миша протянул руку, указывая на засохшие банановые стебли, и произнес: «Отож ударили первы хамсины — и повяли все наши бонаны...»

***
В начале 2000-х арабы из соседней деревни Уджа решили выжить своих еврейских соседей. Единственная дорога в Йитав шла мимо деревни и ее банановых плантаций. В машины поселенцев полетели камни. Ездить стало страшно, а с наступлением темноты и вовсе опасно.

Ури сел в машину и поехал к старосте деревни: «Если будете хулиганить, выкосим вам передний ряд бананов вдоль дороги», — пообещал он.

Староста не знал, кто такой Ури. Он внимательно посмотрел на молоденького еврея в кипе, покивал головой, посетовал, что не может уследить за всем. Ури уехал. Наутро камни продолжали лететь в сторону проезжающих поселенцев.

Вечером следующего дня все мужское население Йитава, около дюжины человек, спустилось в деревню с трактором. Как и обещали, они выкосили арабские бананы вдоль дороги и уехали. Сделали все быстро, слаженно и профессионально. Пока к месту сбегались возмущенные жители Уджи, поселенцы уже вернулись к себе.

На следующий день староста приехал в киббуц и предложил соседям мир. Он раз и навсегда понял, что к словам этих ребят нужно относиться со всей серьезностью.

Ури стал уважаемым и частым гостем в Удже. Однажды, увидев, как жители деревни загружают машину овощами, чтобы отвезти на рынок в Иерихон, поинтересовался, почем они продают свой урожай. Узнав, спросил: «Хотите получать в пять раз больше?» Жители киббуца свою продукцию отправляли на европейские рынки, где цена в разы превышала иерихонскую. Ури предложил арабам продавать их овощи вместе со своими в Европе. При условии, что они будут соответствовать необходимым стандартам качества.

Когда Арафат направил в Уджу своих боевиков «разогреть» район, их кто-то тихо сдал израильским службам безопасности. И помехи совместному бизнесу Уджи и Йитава были устранены. С тех пор прошло больше десять лет.

Сегодня Йитав производит около тысячи тонн овощей и фруктов в год. Более 90 процентов идет в Россию — Москву и Санкт-Петербург. В основном это сладкий перец и финики. В Европу продавать перестали. Не по политическим причинам, а из-за экономического кризиса в европейских странах.

По словам Ури, европейцы стали ненадежными партнерами, не готовыми платить реальную цену и не выполняющими договоры. В России же, наоборот, поставщики местных рынков скупают всю продукцию киббуца, платят хорошую цену, ответственно относятся к договоренностям и выполняют все обязательства. И просят еще. «Я бы мог в четыре раза больше выращивать, — сокрушается Ури, — только вот воды в долине не хватает...»

В киббуце Йитав живут почти четыре десятка семей — около двухсот человек. Блестящий хозяйственник Ури Кармиэли, помимо своего поселка, возглавил Фонд развития Иорданской долины, стал руководить целым рядом проектов, в том числе внедрять израильские инновации в сфере животноводства в России.

Однажды Ури дал мне послушать песню, написанную в их общине еще в СССР, специально ко Дню независимости Израиля. Сквозь шипение старой записи я вначале уловил лишь характерный напев и лад русской народной песни, исполняемой сильными женскими голосами. А потом услышал и слова. Там пелось о великой мечте жить на Святой Земле, трудиться и защищать родную страну от врагов...

Ури Кармиэли исполнил мечту своих отцов.
Tags: прогулки по Израилю, тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment