Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

В ПОИСКАХ РАДОСТИ.
Автор - Юрий РОСТ.

20-02-2014, "Новая газета".

Последний материал из Сочи: осторожно, рубрика закрывается.
Мой последний материал из Сочи.


Когда-то в замечательном и небогатом русском городе Каргополь, знаменитом не только своими потрясающими деревянными и каменными церквями, но и наивной глиняной игрушкой, среди которой главным героем числился, ну, скажем, кентавр, а по-местному — полкан (полуконь то есть), жила выдающаяся мастерица этого жанра. Бабушка Ульяна Бабкина была очень стара, но в искусстве игрушки равных ей мастеров не наблюдалось. Захватив кулек привезенной из столицы пастилы, чтоб ей можно было погрызть сладость деснами, я отправился с визитом в дом ее родственницы, где она по болезни обреталась.

Аккуратненькая чистенькая старушка сидела в нижней рубахе на кровати, свесив ноги в валеночках, и, не отрываясь, смотрела телевизор, на экране которого при отсутствии звука, в полной тишине, катались наши хоккеисты с клюшками.

— Садись, паренёк! — сказала она и похлопала по кровати рядом с собой.

Минут пятнадцать мы просидели в молчании, потом она повернулась ко мне и восторженно произнесла:

— Скользят!..

Ах, бабушка Ульяна, как я вспоминал вас, глядя на соревнования в скоростном беге на коньках. Как скользили лидеры-голландцы десять километров! Легко, плавно, без видимых усилий и без конкуренции со стороны других спортсменов, и особенно наших, потому что надежда России Скобрев снялся с соревнований. Волей нашей электронной преимущественно прессы он был «чемпионом» Олимпиады. (Для справки: Олимпиада — это время между двумя Играми.) Ему отвели пропагандистскую роль, которую объективно он и не мог сыграть.

А эти — в оранжевых костюмах — тихо и плавно катаясь, летели, нет, летали, на радость самому Движению и зрителям, которые немедленно их полюбили. Они ждали финального забега, где катился рекордсмен и чемпион мира Свен Крамер. Но к этому моменту рыжий, худенький Йорит Бергсма, установив олимпийский рекорд, показал неожиданно для себя и Крамера лучшее время.

Image Hosted by PiXS.ru
Конькобежный спорт. 10000 метров.
Три голландца. Золото - Йорит Бергсма.
Серебро - Свен Крамер. Бронза - Боб де Йонг.


И снова на катке весь пьедестал цвета апельсина. Трибуны в этот раз не опустели, и мне нравится, что и нашим зрителям прививается вкус к истинно красивому зрелищу.

Впрочем, на женском биатлоне в совсем некомфортной обстановке тяжелого набухшего водой снега тоже была красота. Красота здоровой и безупречной победы, завоеванной азартом, трудом и красотой (говорят, Домрачева еще и хороша собой — тем более приятно). Теперь мы — мировой болельщик — имеем трижды героиню одних Олимпийских игр. В биатлоне такого, кажется, не бывало.



То есть все как у людей: героиня; отечественные умельцы на саночках кататься; скандал в фигурном катании, хорошо, если последний; перенесенные из-за непогоды старты мужского биатлона, который тоже едва не закончился сенсацией. (Норвежец Свендсен победно вскинул руки, а в это время француз Фуркад, уже сочинский чемпион, протолкнул ногу из-за спины лидера и показал тоже первое время, но сантиметр все-таки проиграл.) Близнецы на пьедестале, и, наконец, снег пошел на зимних Олимпийских играх. Правда, мокрый, с туманом, раскисший, зато наш! Наш! Пошел! По-шел! Да пошел же!


И он идет. На трассе скоростного спуска вверху — снег хлопьями, ниже — солнце, а на финише — дождь. Дожди и внизу, в приморской зоне. Уныло заморосило, и сразу стало как-то буднично и понятно, что жизнь на Играх есть, но скрытная, таинственная, не индивидуальная и не командная, а групповая, вроде первых соревнований в фигурном катании, где мы чемпионы.

Общего пространства для общения нет, да, кажется, и не может быть. Международная Олимпийская VIP-компания, в одном месте, национальная — другом, друзья Bosco — в третьем… Олимпийская деревня — вообще закрытая зона. Тележурналисты — свой вход. Пишущие и снимающие — свой. Братья-фотографы, мученики кадра. Они таскают на себе бревна тяжеленных объективов, карабкаются в кошках по скользким снежным склонам, часами стоят на ногах, чтобы создать свой образ Игр.

Посмотрите на карточку. Замечательные спортивные фотографы — мой добрый товарищ Сережа Киврин, что повыше, и Андрей Голованов собираются скромно поснимать хоккей Россия — Финляндия. Это на все их аппараты и линзы. Девушки таскают столько же, и никто им не помогает... Будьте добрей к фотографам.


Мученики кадра

У меня здесь, как и на Играх в Барселоне, своя олимпийская семья. Она не большая, но любимая много десятилетий без всяких игр. Анна Дмитриева — дочь великого главного художника довоенного МХАТа — известный теннисный комментатор и в прошлом выдающаяся теннисистка; ее брат, Володя Молчанов, сын знаменитого композитора, директора Большого — теннисист похуже, а телеведущий — каких ныне нет и не надобно; Митя Чуковский, правнук Корнея Чуковского, — продюсер «НТВ плюс спорт»; и Кирилл Набутов, ведущий, эссеист, журналист и вообще сын Виктора Сергеевича Набутова — моего старшего товарища и любимого футбольного телекомментатора.

В Барселоне Аня и ее команда приютили меня, и я прекрасно спал на полу, и, не имея аккредитации, вместе с командой телевизионщиков попадал на соревнования и даже кое-что успевал. Радоваться — вот что я успевал точно. Я и сейчас радуюсь и благодарен ребятам за помощь. Они знают про Игры больше. Потому что профессиональные журналисты у них везде. Картинка царствует. Спора нет. Но она не одушевлена, если нет грамотного комментария. О газетных текстах я не говорю, потому что помню слова Марка Твена о том, что радио (тогда было только радио) никогда не составит конкуренцию газете, потому что его нельзя приспособить для битья мух. Телевизор тем более.

В наше время визуальная информация чрезвычайно важна. Видеоряд на Играх — международный, я об этом говорил, но есть и национальное вкрапление. Это когда болельщики радостно кричат или показывают российских призеров. А вот звук наш полностью… Только «НТВ плюс спорт» — можно смотреть и слушать, чтобы что-то понять. От остальных наших комментаторов, особенно аналитических программ, остается впечатление, что жизнь их настолько бедна и не интересна, что чувство небывалого счастья, превосходящее любовь и возможность выпить с друзьями, они испытывают только от восторга раствориться в пропагандистской ахинее. Которая не имеет ничего общего ни со спортом, ни с идеями олимпийского движения, ни с нормами приличного человека.



Послушайте, не хочу казаться юридически неграмотным, но я и не кажусь: нет ли каких-либо правовых ограничений для получения оргазма (18+), пусть и патриотического, перед видеокамерой в рабочее время на виду у миллионов людей? Нет? Ага.


А если он (комментатор) испытывает этот самый (18+) на моих глазах, без моего желания, не являюсь ли я жертвой сексуальных посягательств (насилия) публичного эксгибициониста (25+)? Нет? Ладно.

Да, и еще — если комментатор мужчина (в том смысле, что не женщина, как примерно Дмитрий Киселев, то есть пусть условный, но мужчина) и я, допустим, тоже мужчина (свидетельства есть), то не являются ли его действия с экрана, обращенные ко мне и приносящие ему удовлетворение в одностороннем порядке, реализацией пропаганды однополой любви? Опять нет?

Ну, и ладно. Тем более что меня это не волнует, поскольку (сообщаю на всякий случай) я и на традиционном поле собрал еще не все цветы…

А пока в поисках радости я отправился на хоккейный матч Россия — Финляндия посмотреть на дорогих наших и очень дорогих мастеров. Ну что... Если на черно-белом экране смотреть и звук выключить, то, пожалуй, лучше бабушки Ульяны Бабкиной из Каргополя и не скажешь:

— Скользят!..


Самый драматичный момент матча с финнами — замена нашего вратаря. Фото: Юрий РОСТ — «Новая»

P.S. Дорогие друзья! Это мой последний материал из Сочи. Сожалею, но не могу участвовать в олимпийском празднике в то время, когда на улицах Киева, где я родился и вырос, гибнут люди. Это моё решение. Я не призываю поддерживать меня. Я только прошу читателя «Новой газеты» меня понять.

С уважением,  Юрий Рост
Обозреватель «Новой»

Tags: Киев, олимпиада, тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments