Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
СЕГОДНЯ ГОДОВЩИНА ГИБЕЛИ БАРУХА ГОЛЬДШТЕЙНА..
Отмечала в своём Живом Журнале 15, 17 лет со дня гибели. Сегодня уже 20-ая годовщина...

------------------------------------------



758.40 КБ


Барух Гольдштейн. Автор портрета - Эдуард Гуревич.


Доктор Барух Гольдштейн приехал в Израиль из США в конце 70-ых годов и жил с семьёй в Кирьят-Арба - до самой своей героической смерти 25 февраля 1994 года.

Художник Эдуард Гуревич приехал в Израиль в 1990 году и поселился с семьёй там же, в Кирьят-Арба. Судьба подарила ему на 4 года соседство и дружбу с Барухом Гольдштейном. Потому ему так удался этот замечательный портрет. Повторю несколько слов самого Эдуарда о Барухе:

"Высокий, худой, сутулый человек, с грустными глазами. Капитан медицинской службы, участник войны в Ливане. Ходил в полосатой куртке со Звездой Давида в знак памяти о шести миллионах погибших евреях. Жил с прекрасной женой, привёз её из Беер-Шевы. Сын, любящие родители рядом."

За 20 прошедших лет много было написано статей и исследований по поводу события в Пещере Махпела, особенно в первые годы (у меня по тэгу "Барух Гольдштейн"). Но и на сегодняшний день нет чётных ответов на произошедшее.

Известно, что как врач Барух Гольдштейн помогал всем - и евреям, и арабам. В Кирьят-Арба работал в местном отделении больничной кассы “Леумит”, ездил в поселения Хевронского нагорья, где также принимал больных. Гольдштейн никогда не выключал свои телефоны на случай вызовов - ни днем, ни ночью, ни в будни, ни в праздники. Если требовалась медицинская помощь, он появлялся первым, опережая скорую помощь.

А потом ему пришлось ездить на места терактов, на места злодейских убийств евреев. Конец 1993 года, начало 1994. Договор Осло подписан, и как следствие, по всей стране начали взрываться автобусы, совершаться теракты. Друг и сосед Баруха Мордехай Лапид (отец 15 детей!) был расстрелян в автомобиле недалеко от въезда в Кирьят-Арбу. Один сын при обстреле был убит, трое ранены. Мордехай Лапид, светлая ему память, умер на руках Баруха.

Среди арабов Хеврона началась смута, это почувствовали и жители, и военное командование. Известно стало, что к празднику Пурим арабами готовится крупный теракт против евреев Хеврона и Кирьат-Арбы. Об этом, не стесняясь, объявляли с минаретов мечетей, на хевронском базаре расклеивали листовки с призывами к арабам запасаться загодя продуктами - на время комендантского режима после погрома.

Барух Гольдштейн числился офицером запаса в бригаде ЦАХАЛа, дислоцированной в Хевроне, и принимал участие в штабных совещаниях. Начальник Южного округа генерал Шауль Мофаз вызвал капитана Баруха Гольдштейна и приказал ему готовить палаточный лагерь на большое число раненых... в случае, если погром совершится. Это вместо того, чтобы пресечь погром в зародыше! На это генерал Мофаз не решился, ведь это не понравилось бы премьер-министру Рабину: мирный "ословский" процесс был в самом разгаре.


".. в пуримский вечер (накануне трагедии) во время чтения "Мегилат Эстер" толпа арабов бесчинствовала в самой Меарат-а-Махпела и вокруг неё, оскорбляя присутствующих там евреев и угрожая им. Крики с минаретов мечетей, усиленные громкоговорителями, и вопли бесчинствующей арабской толпы: "Итбах эль-яхуд!" (режь евреев!) - почти заглушали голос чтеца "Мегилы" и традиционные пуримские хлопушки... Доктор обратился к присутствующему при этом офицеру ЦАХАЛ с просьбой сделать что-нибудь, чтобы прекратить это предпогромное безобразие, но... получил ответ, что "к сожалению, сделать ничего нельзя".
("Трагедия поруганной чести", автор - Фаня Шифман)

Вот тогда и решился Барух Гольдштейн на стрельбу в Меарат-а-Махпела. Погибло 29 арабов, его самого линчевали там же, на месте. Но еврейский погром в Хевроне не произошёл, его предотвратил доктор Барух Гольдштейн ценой своей жизни.


98.68 КБ


Могила Баруха Гольдштейна. Автор фотографии - Шмуэль Мушник.

Давно не была в любимом моём городе Хевроне и на одинокой могиле Баруха Гольдштейна в Кирьят-Арба. Надеюсь вскоре там быть. Эдуард Гуревич рассказал мне, что был в числе тех, кто нёс гроб Баруха. Открыть его не разрешили, как не разрешили захоронить гроб на хевронском еврейском кладбище. Был страшный дождь, град, гром, ураганный ветер. Вот такое знамение с небес.

Вечная память герою. Положим мысленно камушки...
Tags: Барух Гольдштейн, Хеврон, Эдуард Гуревич, биография, террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments