Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Отрывок из моего давнего текста
"Сталин hот гепейгерт"("Сталин издох", идиш).


Набирала силу холодная война, и советские граждане очень боялись происков американских империалистов с их атомными бомбами. Единственным защитником от империалистов был, естественно, товарищ Сталин. Советские граждане, конечно, понимали, что вождь тоже смертный человек, но все же жили надеждой, что ОН победит законы природы и никогда не умрёт. Когда же смерть таки приключилась, советская страна и мировая прогрессивная общественность были захвачены врасплох и впали в ступор. И бомбы от империалистов представились реальностью.

Помню, как стояла с подружками под репродуктором на площади у Красных ворот и рыдала под душераздирающую музыку "Реквиема" Моцарта. А брат попал в ужасную давку, пробираясь к Колонному залу, где для прощания народа с великим вождём на три дня был выставлен гроб с его телом. Где-то на подходах, уже в районе Трубной площади, спасаясь от гибели в толпе, взобрался на какие-то ворота. И таким образом чудом не был раздавлен в безумном столпотворении. Сёма вернулся домой под утро в разодранной одежде и, помню такую деталь, - без галош.

Впрочем, многие теперь не знают, кто такой Сталин и что такое галоши...

Тогда трагедию объяснили беспомощностью милиции, о несчастии запрещалось упоминать в СМИ. Теперь накопилось много свидетельств участников многокилометровой человеческой реки, которая, извиваясь по улицам Москвы, направлялась к Колонному залу. Давка была такой сильной, что людей просто вжимали в стены домов. Обрушивались заборы и ворота, разбивались витрины магазинов. Люди забирались на железные фонарные столбы и, не удержавшись, падали оттуда, чтобы быть затоптанными напиравшими сзади. Некоторые поднимались над толпой и ползли по головам, как это делали во время Ходынской давки. Другие в отчаянии пытались пролезть под военными грузовиками, но их туда не пускали солдаты. Люди валились на асфальт и были раздавлены. К тому же было много жертв от прибывшей конной милиции - многие попали под копыта лошадей.

По свидетельствам очевидцев, все раздавленные тела складывали на грузовики и вывозили за город, где всех закапывали в одну общую могилу. Но самое страшное заключалось в том, что среди раздавленных были такие, которые приходили в себя, просили помощи. Их можно было еще спасти. Но машины медицинской помощи не могли ездить. Да и раненые никого не интересовали. Но, повторяю, о трагедии, сопутствующей похоронам вождя, в то время запрещалось даже говорить.

............................

Через пару лет после смерти Сталина в Москву начали съезжаться миллионы выпущенных из лагерей заключённых - за получением справок о своей реабилитации. Приезжали также граждане СССР и стран народной демократии в поисках сведений о погибших в лагерях и тюрьмах своих родных и близких. Взятым в тюрьмы из Москвы предоставляли жильё без очереди, как семьям "реабилитированных". В одном доме, где собирались бывшие зэки из Норильска, я услышала от гостьи: "Меня допрашивали чины не ниже капитанов, а били - не ниже полковников".

Только через несколько десятков лет я прочитала наконец-то изданный "Крутой маршрут" Евгении Семёновны Гинзбург-Аксёновой. Страшные главы о почти двадцати годах её жизни, проведённых в колымских лагерях, и в последующей ссылке в Магадане. Однако Изабелла Иммануиловна Якир, дружбой с которой я была одарена в 80-ые годы, сказала мне, что на самом деле всё было гораздо страшней, чем в книге её подруги по Колыме Жени Гинзбург.

Ещё раньше, в 70-ые годы, прочитала в самиздате "Архипелаг ГУЛАГ" Александра Солженицына. Текст мне дали на сутки с устрашающим предупреждением - 7 лет тюрьмы, если попадусь за прочтением. До эпохи гласности было ещё далеко. Но и с наступлением гласности, за последующие 20 лет, не сказаны и не услышаны народом слова покаяния от партии большевиков и коммунистов, которой руководил товарищ Сталин во все времена ГУЛАГА.

"Никто не покаялся за миллионы расстрелянных, замученных, за муки и гибель их семей, сосланных и лишенных всякого заработка, за позор, очернение и гибель честных, преданных своей стране, талантливых людей и за их никогда не родившихся потомков, за создание целой армии стукачей и топтунов, за уничтоженную память о целых слоях общества и о целых поколениях людей, от которых никого не осталось, за растление целой страны, у которой отбили мораль и память." (Нехама Шварц).
Tags: Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments