Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
ДВУЛИКИЙ АНУС
Автор - Александр БИРШТЕЙН, Одесса.
albir.

Один из самых первых моих рассказов. Примерно 1998 год...

Я уже как-то упоминал, что в нашем доме работала баня № 1. При бане имелась парикмахерская. Вернее, парикмахерских недолгое время было две. Одна государственная, а другая как бы частная. Она располагалась в том же помещении, что и государственная, но в маленьком огороженном закутке. Имелась и вывеска. На ней были изображены два мужских профиля, глядящих в разные стороны. Один был распатлан и небрит, второй, наоборот, гладко причесан и выбрит. «Двуликий Янус» называлось это великолепие. Какой-то шутник исправил букву «Я» на «А». Таким образом, парикмахерская стала называться «Двуликий Анус». Ни парикмахер Изя, ни его клиенты понятия не имели, кто такой анус, посему название как-то прижилось.

- Две стороны одной ж... - мрачно изрек мой московский дядя Даня, гостивший у нас и приведенный мной в парикмахерскую, чтоб побриться. Одессит по рождению, дядя давным давно жил в столице, работал директором огромного комбината. По жизни он был интеллектуалом, еще в Одессе входил в литературное объединение «Зеленая лампа», дружил с Семеном Кирсановым, был в каком-то родстве с Багрицким, жившим напротив дяди на Базарной угол Ремесленной. Так что, такое интересное слово на вывеске его немало позабавило.

- Как там ваша проктологическая брадобрейня? – еще долго, многие годы спустя, спрашивал он меня, когда я появлялся в Москве.
- Никак! – отвечал я, ибо «Двуликий Анус», как самостоятельная парикмахерская единица давно перестал существовать.

У парикмахера Изи отобрали патент, и он переселился в общий зал и орудовал ножницами, бритвой и машинкой уже там. Являть свое парикмахерское искусство ему приходилось нечасто, ибо его клиентами, в основном, были призывники, и мы, пацаны, приговоренные родителями к высшей мере наказания – стрижке наголо. Стричься под модную тогда «канадку» мы ходили в другую парикмахерскую на Пушкинскую угол Жуковского к Яше, отчиму Брони, девчонки из нашего двора.

И Броня, и ее муж-таксист Нюма, мои соседи по парадной, уже несколько лет живут в Америке. В Америке же обитают и многие-премногие соседи мои по двору. И евреи, и русские и украинцы. Во дворе они не всегда ладили, но в Америке, каким-то образом отыскав друг друга, крепко сдружились, летают друг к другу на семейные торжества, перезваниваются... Такой себе американский филиал Жуковского, 7.

Изредка приходят письма со всеми их новостями. Слава Богу, живут они неплохо. Скучают, конечно, но пытаются это скрыть.

Я изредка бываю на Жуковского, 7. Захожу во двор, подымаюсь в свою квартиру, но долго там находиться не могу. Снова спускаюсь вниз, выхожу на улицу...

Вместо «Молочной», которая сменила винарку, оборудовали магазин, где наливают всем желающим. Бани давно уже нет. Нет и парикмахерской. Ничего нет из прошлого. Кроме меня. Но и я уже далеко не тот мальчишка, который грустно спускался в парикмахерскую, сжимая в руке семьдесят копеек – цену стрижки наголо.
Tags: тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments