Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Из Facebook,
Автор - Денис ДРАГУНСКИЙ.

ПТИЧКИ (ИЗ ОЧЕНЬ СТАРЫХ ЗАМЕТОК)
Вдруг случается какая-нибудь ерунда, и отношения разлаживаются и охладевают. Хотя это сущая чепуха и мелочь.

В самом деле: если бы я внезапно узнал, что моя возлюбленная - агент британской разведки, или член женской секции Ку-Клукс-Клана, или была любовницей моего злейшего врага как раз в то время, когда он меня теснил и преследовал... хм! Даже интересно! Но вряд ли бы я резко ее разлюбил. Наоборот, это придало бы нашим отношениям некую пикантность.

Но вот какая история получилась у меня.

Когда-то, лет шестьсот тому назад, я любил одну во всех отношениях прекрасную девушку. Ну, в смысле женщину. Она была красива, но не просто, а признанно красива, то есть все вокруг, и старые приятели, и новые знакомые, согласно считали ее очаровательной, прелестной. Она была высоко образована и положительно умна. Она была прекрасно воспитана, отлично держалась в любой компании. Наконец, она была "из очень хорошей семьи" - уважаемая в своем кругу фамилия.

Но самое главное - она любила меня. Все эти сокровища были подарены мне.

Конечно, я сам был во всем виноват.
Я написал рассказ. И дал ей почитать.

Она взяла со стола остро очиненный карандаш и уселась в кресло; она была в халате; тонкая пачка машинописи лежала на ее перламутровом колене. Я на секунду забыл обо всем, кроме этого колена. Я стал у нее за спиной и положил ей руки на плечи.
- Не мешай! - засмеялась она.
- Не буду, - сказал я, прислонясь щекой к ее виску.
Она читала, по ходу дела исправляя опечатки. Да, там были пропуски букв. Например, "к сожлению". Или "послобеденный". Но ведь и так все понятно, зачем же отвлекаться на исправления? Мне это было странно.
Потом я увидел, что она ставит на полях галочки.
- Что это? - спросил я.
- Стиль, - сказала она, запрокинув голову. - Где надо поправить стиль, я ставлю птички.

Я склонился над ней, чтобы поцеловать ее - я стоял за спинкой кресла - и вдруг увидел ее лицо в перевернутом виде, мой умственный взор не поправил меня, и ее лицо показалось мне инопланетным, страшным: круглый выступ лба казался нижней челюстью без рта...
- Хорошо, - сказал я, зажмурившись. - Я поправлю, спасибо.
Вот, собственно, и все.

Дурацкое авторское самолюбие? Не знаю. Отнюдь не все мои друзья и подруги были в восторге от моих писаний. Я много раз встречал неодобрение или равнодушие, а также формальные или явно переслащенные похвалы. Не говоря об очень обидной "принципиальной товарищеской критике". Что не мешало ни дружбе, ни любви.

А эти птички прочирикали о нашем полном несовпадении.
Фьють-фьють.


ЛАМАИСТСКАЯ ЭТИКА И ДУХ ИНДУИЗМА (ИЗ СТАРЫХ ЗАМЕТОК)
Жили-были живописец Герасимов и скульптор Меркуров.
Оба - столпы социалистического реализма. Меркуров - создатель циклопических статуй Сталина, а Герасимов - автор бессмертного полотна "Два вождя после дождя".

Ближе к концу войны их вызвали куда надо и сказали, что им доверено изобразить нашего главного монгольского друга, маршала Чойбалсана. С натуры. Создать портрет на холсте и бюст в мраморе. И спросили, какой гонорар бы они сочли справедливым.
Деловитый Герасимов сказал:
- Пять тысяч рублей, как обычно.
А патетичный Меркуров всплеснул руками:
- Да что вы! О чем вы? Какие деньги? Для меня большая честь!
Когда портрет и бюст были закончены, Герасимову передали его гонорар.
А Меркурова просто от души поблагодарили.
Но назавтра у его мастерской остановился грузовик. Сотрудники монгольского посольства стали выгружать шубы и сапоги, шапки и рукавицы, а главное - копченую конину и вяленую баранину. Подарки от маршала Чойбалсана бескорыстному советскому скульптору. Это было очень кстати в голодной военной Москве. Узнав об этом, живописец Герасимов просто зубами скрипел от досады.

После войны Меркурова и Герасимова снова вызвали куда надо. На этот раз им было доверено изобразить на холсте и в бронзе нашего главного индийского друга, премьера Джавахарлала Неру.

На вопрос о гонораре Герасимов патетически вскричал:
- О чем вы? Какие деньги? Это для меня огромная честь!
Видя такое поведение коллеги, Меркуров деловито сказал:
- Как обычно. Пять тысяч рублей.
Когда бюст был изваян, а портрет написан, Меркурову передали его гонорар.
А Герасимову сказали спасибо. Хинди руси бхай бхай!


ГОЛЛАНДЦЫ, ФЛАМАНДЦЫ, ФРАНЦУЗЫ (ИЗ СТАРЫХ ЗАМЕТОК)

Иногда смотришь какой-нибудь альбом репродукций, и читаешь: картина пропала во время Второй мировой войны. Да, много погибло, конечно. Но немало тайком вывезено, и не только картин. В 1970 году я держал в руках и пораженно листал переплетенный в красный сафьян исчезнувший "лейпцигский экземпляр" библии Гутенберга (дело было в библиотеке МГУ). Слышал я многозначительные намеки насчет знаменитых "Каменотесов" Гюстава Курбе. Наверное, судьба многих исчезнувших творений такая: либо сгорели в бомбежках, либо молча лежат в тихих местах.

Но было и смешнее. В смысле, кошмарнее-абсурднее.
Знаменитый поэт-песенник Михаил Львович Матусовский рассказывал, как он летел из Германии на самолете, перевозившем трофеи для одного крупного военачальника. Майора Матусовского и еще нескольких офицеров просто прихватили с собой. Самолет был набит под завязку всяким антикварным добром. Картины были повсюду, просто кипами и внавал.

Летели очень низко, над лесистыми горами. Самолет болтало. Офицеров с непривычки тошнило. Что делать? На пол ведь не поблюешь.
- Когда совсем было нехорошо, - рассказывал Михаил Львович, - вытаскивали картину подходящую, небольшую, вот такую примерно, - он показывал прямоугольник в полметра шириной, - брали ее за раму, сапогом выдавливали холст, и из него сворачивали такой кулек... блевали туда, и наружу выкидывали. Рамы потом тоже выкинули, на всякий случай.
- И много вы их так? - спросил я.
- Да не я один, - сказал М.Л. - нас человек пять было. Каждый, наверное, штуки по две, по три...
- А вы их не запомнили? - спросил я.
Он долго и добродушно смеялся.
Tags: тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments