Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd


Живой Журнал, да и мой Facebook, настойчиво и педантично напоминают мне о Дне Рождения сегодня, 2 июля, френда по имени Марк Азов. И это верно, как верно и то, что 12 июля 2011 года, ровно три года назад, Марк Яковлевич скончался. Но я, пока пребывают в рабочем состоянии мои ЖЖ, ФБ и я вместе с ними, не уберу Марка Яковлевича из френдов. Потому что это был дорогой мне умнейший обаятельнейший остроумнейший человек, талантливый писатель. И просто мой земляк по Северу страны: галилеянин, как он называл себя, - жил в Галилее (Нацрат-Иллите) и возглавлял литературный журнал "Галилея". Несколько рассказов Марка Азова можно прочесть в моём ЖЖ - тэг "Марк Азов".

Image Hosted by PiXS.ru

А если официально, Марк Яковлевич Азов - писатель, сценарист, драматург, автор множества незабываемых миниатюр, написанных для Аркадия Райкина.


------------------------------------------------------------
БЕЗ ПОВОДКА.
(фантазм)
Автор - Марк АЗОВ.


- -- Пошли гулять.
Кто это сказал? В комнате никого, кроме собаки. Собака, конечно, могла сказать, но не вслух. Собаки, в отличие от нас, не ртами говорят, а глазами, хвостами - всем своим существом. Но я ничего этого не видел : я лежал с закрытыми глазами, вообще, еще не до конца проснулся. Может, просто понял, что пора бы прогулять собачку?
- Ну, так мы пойдем гулять?
И голос какой-то незнакомый.
- Это ты, что ли, разговорилась?
- Я. А что?

Поди знай, что она говорящая... Ну, гуляли мы с Машкой по микрорайону. Машка -кулема в санках, я тащу за веревочку. А собачка, неизвестно откуда взялась, увязалась за санками и добежала до самого дома. Гладкошерстая, цвета молочного шоколада, на танцующих ножках и с любознательной длинной мордочкой, этакая лошадка в миниатюре. Я думал она дальше подъезда не пойдет. А она, как тут жила, поднимается по лестнице, подходит к нашей двери, ждет, пока я поверну ключ, и сразу на кухню, требует открыть кран... Напилась, сбегала в прихожую, там был коврик. Затащила его в комнату под батарею отопления и улеглась, как дома.


Ребенок очумел от счастья, а мы ведь взрослые, - у нас муки совести. Гадаем: это чья-то собака? На бродячую не похожа. Может, безутешный кто-то сейчас мечется по всему району в поисках своей пропавшей Динки...

Почему Динки? Кто сказал, что собачонку так зовут?... Но, как бы не звали, чужая собака – надо вернуть хозяину, иначе это как-то не по-человечески получается. Короче, ребенок ревет, мы пишем и расклеиваем объявления: «Приблудилась собака!», - а Динка и в ус себе не дует.

Жена пошла с нею в магазин, Динку внутрь не пустили. Осталась у входа. Но, когда жена вышла, собаки у магазина не оказалось. Покричала, побегала – нет нигде. Должно быть, нашлись хозяева. Жена возвращается домой с чистой совестью, но без собаки... А через два дня вечером прихожу с работы – Динка на своей подстилке. Смотрит укоризненно карими глазками: где ты шлялся целых два дня? И нашла же нас среди целого города одинаковых блоков новостройки , где мы - как куры клеточного содержания.

Конечно, умное существо, но не настолько, чтобы говорить по человечьи... Надо было меньше пить вчера вечером. А то уже и глюки пошли... Подышать свежим воздухом и мне бы не помешало. Где же ее поводок? Никогда не висит на месте...
- Поводок я перегрызла.
- Да вот же он. Целехонький.
- Не мой, а твой поводок я перегрызла. Так что, ты свободен.
Говорит! И по глазам видно – это она говорит!
- Слушай! Может, я сумасшедший? Может, ты и на самом деле говорящая собака? Все может быть. Но меня никто никогда не водил на поводке, я всегда был свободен.
- Не смеши меня. Человек – и свободен. Это вообще нонсенс.
- Как ты сказала?
- Человек и свобода - понятия несовместимые. Все вы привязаны к общему вашему разуму. По образцу муравьев. Каждый бежит вроде как бы по своему делу, не зная, что за ним тянется поводок или проводок, которым он связан с муравейником, вернее с муравьиными законами, которые им управляют и не дают отклоняться за установленные пределы, иначе он перестанет быть муравьем.

И это все выпалила моя собака, ни разу не моргнув своими очаровательными глазками.
- Так ты этот поводок перегрызла?
- Конечно. Иначе бы ты остался человеком.
- А что, я уже не человек?
- Конечно. Если потерял связь с вашим общим разумом. А иначе мы бы с тобой не говорили на одном собачьем языке.
- Действительно. Если человеческий разум не помешал мне поверить, что собака разговаривает, значит, она не врет, что перегрызла мой поводок, и я уже не связан никаким вашим разумом, куда хочу – туда иду.
- Пошли!

Ну и побежали. Я уже лет десять так не бегал через две ступеньки – ученая степень не позволяет и занимаемая должность, да и очки упадут. Но если без поводка... Помидор у кого-то выпал из сумки, валялся на дорожке, так я его хотел зафудболить, а он квяк – и у меня морда в томате. Что значит отвязался. Собака смеется... Еще две подбежали. Одна обнюхала, говорит:
- Странно. Пахнет человеком. И так, на вид. А почему без поводка?

Обычно я садился на скамью во дворе, а Динку отпускал побегать. На этот раз она уселась под скамьей, мне не мешает бегать, обнюхивать кусты.
Сосед подошел, алкаш.
- Что ты там вынюхивашь? - спрашивает. - Бутылки я уже все собрал.
Дурак. Что мне в бутылке, она же не живая. Вот червь дождевой, как он танцует в сырости свой танец жизни, всеми порами существа своего ощущает вдохновение дождя и запах прели...

Динка тянет меня за штанину.
- Не разменивайся на мелочи. Пойдем лучше с ним поговорим.
- С кем?
- А ты его не знаешь?
- О ком ты. Понятия не имею.
- Да вот же он.
Дуб. Вернее то, что осталось от дуба. Ствол толщиной с крепостную башню и одна полусломанная ветка, отягощенная бездной живых зубастых листьев. Этот дуб и еще несколько деревьев еще оставались от леса, вместо которого люди построили себе спальный район.
- Смотри, - сказала Динка, - он уже на цепи.
Да. Падающую ветку подвязали цепью.
- Его хотят спилить.
- Совершенно верно, - подтвердил Дуб. – Мне уже недолго осталось. А какая прожита жизнь! Как вы думаете, сколько мне лет?..
- Двести...триста...
- Это по человеческим меркам. А по-нашим, я старше всех - и этого сверхдостаточно, чтобы внимательно выслушать, пока я жив.
Мы с Динкой навострили уши.
- Я уже не я, - сказал Дуб. – Я обломок, всего лишь первый этаж от меня остался. Раньше я возвышался над лесом и вершиной холма. На мой ствол были нанизаны несколько вселенных, одна на другой. Там хлопотали самые разные птицы, хозяничали белки и стрекотало бессчетное множество насекомых. И в земле подо мной лопались жолуди, выпрыгивали белые ростки и проклевывались зеленые трубочки. Жучки, червяки, личинки бродили по улицам и переулкам моих корней. А в стволе и коре уже во всю трудились древоеды и короеды, проделывая свои тончайшие лабиринты. Если бы люди могли прочитать изощренные письмена короедов? О, это была бы повесть!.. Если бы мхи-мудрецы на моем боку не скрыли правду, она привела бы вас в ярость. Но пока не прикатили трактор, и не заревела бензопила, я скажу тебе, похожему на человека, то, что уже никто никогда не скажет людям. Вы здесь чужие. Эта не ваша Земля. Она наша. Наш Бог сказал: «Да произведет земля существа живые по роду их... Да воскишит вода кишеньем живых существ; и птицы да полетят над землею по своду небесному. И сотворил Бог огромных рыб и всевозможные виды живых существ, которыми воскишела вода, и все крылатые летающие существа по их видам, и благословил их Бог, сказав плодитесь и размножайтесь... И сказал Бог: «Пусть явит земля живые существа по их видам: скот и пресмыкающихся, и диких зверей!» И стало так...» А вы зачем? Как вы здесь оказались?
- Ну-у... не только дубы читают Библию, - попробовал я, по старой человеческой привычке, возразить собеседнику. - « И увидел Бог, что это хорошо, и сказал Бог: «Сделаем человека в образе нашем, по подобию нашему, и пусть властвуют люди над рыбой морскою, и над птицей небесною, и над скотом, и над всеми пресмыкающими, что кишат на земле».
- По-моему, - сказал Дуб, - собака не очень старалась, перегрызая твой поводок. Типичная человеческая логика: «увидел, что это хорошо» и давай сделаем, чтобы стало хуже. Кто истреблял, морил и продолжает морить все , о чем сам Творец сказал «Это хорошо»? Пьянь, матерщинник, с бензиновой пилой придет сегодня убивать того, кто старше его на целую вечность и неизмеримо ближе к небу. Да не стал бы наш Бог творить человека на нашу погибель. Это элементарно. Куда логичней гипотеза, что при соприкосновении нашей Земли с другим небесным телом, когда откололась Луна, на Землю оттуда высеялись споры или иные какие-то чертовы зерна, из которых и расползлась по несчастной планете проклятая человеческая плесень. Ну, а чтобы взять и дописать во всех книгах, что вы тут на Земле самые главные, много ума не надо.

Еще вчера я бы нашел десятки доводов, чтобы возразить Дубу. Но копилка с доводами была для меня закрыта, посколько от общего человеческого разума я был отключен.
- Но человек как бы образ и подобие Бога, - единственное, что я мог выдавить.
Дуб то ли скрипнул, то ли усмехнулся.
- Покажи ему образ Бога, - сказал он собаке.
- Нас к нему не пустят, - сказала собака. – Там сегодня санитарный день. Я-то пролезу под забором, а вот человек...
- Я могу и через забор, - сказал я.

Действительно: раньше мне бы помешал поводок, но теперь, когда мне начхать на наш общий человеческий разум, почему бы не лазать по заборам? Тем более, если выпал уникальный шанс: увидеть, как выглядит Бог!

До Бога оказалось не так уж близко, если не пользоваться городским транспортом. Собака, бежала как собака, не соблюдая правил уличного движения, и я напрочь забыл об их существовании. Как мы не попали под автобус, один только знает их Бог...

Я думал лишь о том, как он может выглядеть? Лев с орлиными крыльями, единорог, дракон... Что-то из мусорной корзины человечества, видно, еще оставалось в моей голове.

Мы добежали до зоопарка. Касса была закрыта. И, правда, санитарный день. Но я вскарабкался по узорной решетке ворот, украшенной железными обезьянами. Прохожие, возможно, и меня приняли за обезьяну. А Динка просто прошла между прутьями и ждала внутри.

Меня ничуть не удивило, что мы ищем Бога в зоопарке, настолько мы далеко ушли от общечеловеческого разума.
- Вот он, - сказала собака.
И я увидел голый бетонный двор, отгороженный от всего мира не просто клеткой, а черными железнодорожными рельсами, вертикально вмурованными в бетон. За этой несокрушимой решёткой из рельс стоял слон, обыкновенный старый слон, со спиленными клыками, большой, серый и печальный. Его уши жили своей отдельной жизнью. Хобот даже что-то доставал из кормушки, стараясь не задеть ворону, которая там живилась.

Он посмотрел на нас из могучих морщин близорукими глазами без ресниц, покачал своей великой головой и не сказал ни слова. Но я был козявкой по сравнению с ним - нечто жалкое с тонкой шейкой и остатками самомнения, которые тут же улетучились, - и мне уже ничего не стоило самому понять: человек и слон – существа из разных миров. И откуда мы только взялись на их головы с бетоном и рельсами?

Я только хотел спросить у Динки: почему ваш Бог живет за решёткой?
- А где ваш Бог? - спросила ворона. — Куда вы его заперли?

http://www.proza.ru/
Tags: Марк Азов, с днём рождения!, тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments