Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

ЯГОДНАЯ АЛИЯ.
Автор - Александр НЕПОМНЯЩИЙ.

4.07.2014, http://www.jewish.ru/

Image Hosted by PiXS.ru

1990-й принято считать годом начала «большой алии». Тогда «железный занавес», отделявший одну шестую земной суши от остального мира, окончательно поднялся, и сотни тысяч советских граждан устремились в Израиль. В иной день самолеты из СССР садились в международном аэропорту имени Бен-Гуриона каждые пятнадцать минут. Случалось, что за одни сутки новых репатриантов прибывало больше, чем за целый год до или после этого.

Большинство израильтян по-детски беззаботно радовалось притоку иммигрантов, видя в нем «новый Исход». Лишь малая часть из них догадывалась, что привычный и знакомый им мир необратимо меняется. И уж совсем немногие понимали, как обратить себе во благо эти перемены.


Но эта история вовсе не о жуликоватых маклерах, сдававших новоявленным израильтянам полуразрушенные сараи по цене вилл, и не об алчных подрядчиках, нанимавших согласных на любую работу репатриантов на тяжелый и почти бесплатный труд, и даже не о беспардонных политиках, с энтузиазмом морочивших головы доверчивым новым гражданам. Эта история — о невероятно предприимчивом человеке по имени Рони Леви и его удивительном саде.

Рони Леви жил в Кирьят-Моцкине, маленьком и уютном пригороде Хайфы. Он уже давно собирался перебраться со всей семьей в какой-нибудь поселок на Голанах и заняться сельским хозяйством. Вот только никак не мог решить, что именно ему делать —разводить коров или выращивать виноград.

Как раз в это время нахлынула «большая алия», затопив Хайфу и ее окрестности многочисленными новыми репатриантами. Мы никогда не узнаем, как пришел Рони Леви к своему гениальному решению. Сам он утверждает, что идею навеяли ему странные повадки окружавших его новоприбывших.

«Мы будем выращивать фрукты и ягоды», — сказал он однажды жене. Та с легкостью согласилась, и они переехали в небольшое поселение Шааль на севере Голанского плато. Взяли один дунам. Посадили сливы, черешню и вишню. Эти капризные деревья не слишком жалуют субтропический климат, поэтому растут лишь на севере страны — на Голанских высотах и в горах Самарии.

Супруги решили не только продавать урожай, но и позволить посторонним самостоятельно собирать плоды в их саду: «плати, проходи, ешь сколько хочешь». Такие сады в то время уже не были для Израиля диковинкой.

Неожиданно Рони вдруг собрался и отправился в... Россию. Пропадал он там довольно долго, и лишь когда родственники уже совсем отчаялись увидеть главу семейства живым и невредимым, внезапно вернулся.

Рони привез с собой коробочки, в которых обнаружились странные семена и незнакомые саженцы. Все это он старательно посадил на своем дунаме в четыре грядки, полил водой (благо с ней на Голанах проблем нет) и стал ждать.

Прошло время, кусты на грядках зацвели, затем появились первые ягоды. Консилиум соседей, собравшихся для знакомства с необычным урожаем, сразу же безошибочно признал в одном из растений сорт ежевики, которая в изобилии встречается на берегах ручьев в Галилее и на Голанах. А вот второе растение долго не могли определить. В итоге все же разобрались: это была малина, диковинная северная ягода.

«Ну и зачем тебе это? Ну кто станет собирать с колючих кустов эту экзотику? Лучше бы посадил еще вишни!» — учили фермера-новичка сердобольные соседи. Рони хмурился и бормотал что-то про озарение.

Любопытно, что ни тогда, ни в дальнейшем Рони практически не пользовался таким безусловным двигателем прогресса, как реклама. Первый «рекламный проспект», сообщавший о его хозяйстве, представлял собой кусок картона размером с ладонь. Карта и разъяснения, как добраться до сада, были составлены столь неумело и невнятно, что наверняка могли поставить в тупик даже выпускника элитных курсов спецназа. В указанном номере телефона была ошибка. Найти эту «визитку» можно было лишь непосредственно у входа в сад или — в лучшем случае — на заправке у подножья Голанских высот.

И все же наиболее чуткие носы бывших обитателей Среднерусской возвышенности, Уральских гор и сибирской тайги уловили в смеси восточных ароматов Израиля тонкий ностальгический запах, по весне разнесшийся с Голан. Взяли карты и корзинки и рванули на север.

Прошло почти четверть века. Хозяйство Рони Леви выросло в десятки раз. Теперь на его многочисленных дунамах произрастает около тридцати сортов плодово-ягодных культур. Из них только черешни и вишни полтора десятка разновидностей, а еще смородина, крыжовник, земляника. Рони мотается по всему свету, привозит саженцы из Канады, Новой Зеландии и с Дальнего Востока. Однако по-прежнему основным его поставщиком остается Россия.

Так и не научившись говорить по-русски, Рони тем не менее великолепно освоил русские названия различных сортов ягод, не имевшие аналогов в иврите. Высаживая их на Святой земле, Рони не стал долго думать и внедрил в современный иврит русские слова вроде «облепихи» или «рьябины», повергая в ужас и трепет Государственную академию языка.

С конца мая, когда поспевает первая вишня, начинается паломничество в сад семейства Леви. Примерно до сентября всю неделю, кроме субботы, Рони и его помощники принимают гостей. За четыре месяца сад посещают десятки тысяч людей. С годами, помимо русской речи, в саду зазвучал и иврит: на сбор ягод стали приезжать и коренные израильтяне.

По пятницам, когда бывает особенно оживленно, Рони Леви можно увидеть восседающим посреди сада и оглядывающим свои владения. На лице его благодушная улыбка человека, воплотившего в реальность свою мечту.

---------
дунам — единица измерения площади земельных участков, принятая в Израиле с турецких времен; равна 1 тыс. кв. м.
Tags: Голаны, жаркое лето, мой Израиль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments