Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
НЕ НАДО ОПРАВДАНИЙ.
Автор - Анна РЕБЕЛЬ

25.07.2014, сайт http://www.jewish.ru

ООН создает комиссию по расследованию «военных преступлений ЦАХАЛа». Израиль продолжает операцию в Газе, рассылая предупреждающие письма мирному населению, строя госпитали для палестинцев, рассказывая миру, что не «тварь дрожащая, а право имеет». Но ни одна попытка Израиля оправдаться не увеличивает число сочувствующих ему в Европе. А в израильском обществе растет раздражение: «Сколько можно оправдываться?»

Каждый раз, когда объявляют временное перемирие, чтобы доставить в Газу из Израиля очередные гуманитарные грузы, в соцсетях поднимается волна возмущения. Да и я никак не могу взять в толк логику происходящего. Они нам ракеты — мы им еду. Они нам наших убитых детей — мы им электричество. Они — сотни террористов, готовых перерезать нам горло, а мы везем им медикаменты и строим госпитали. В которые они сами бросают ракеты, а мы их снова строим. Кто-то весьма удачно пошутил в Фейсбуке: «Это не война, а какая-то гуманитарная миссия». Конечно, говорить о гуманитарной миссии при сотнях погибших с той стороны сложно. И все-таки. Согласитесь, трудно представить себе советские войска, подвозящие немцам продовольствие.


Министры сочувственно кивают головой, прячутся в бомбоубежищах вместе с жителями юга Израиля и разъезжаются по своим парижам и лондонам. А потом создают комиссию по расследованию «военных преступлений Израиля». Не ХАМАСа, не «Хизбаллы», а Израиля, который продолжает поставлять электричество, газ, воду, еду и медикаменты в Газу.

Бредовость этой ситуации компенсируется лишь возможностью оправдаться потом перед мировым сообществом: выложить фотографии этих самых построенных ЦАХАЛом госпиталей в соцсети, показать снимки колонн с гуманитарной помощью залетным министрам иностранных дел западных стран. Министры сочувственно кивают головой, прячутся в бомбоубежищах вместе с жителями юга Израиля и разъезжаются по своим парижам и лондонам. А потом создают комиссию по расследованию «военных преступлений Израиля». Не ХАМАСа, не «Хизбаллы», не прочих шиитов с суннитами, которые ежедневно сотнями вырезают друг друга в соседних государствах. Нет, Израиля, который продолжает поставлять электричество, газ, воду, еду и медикаменты в Газу, откуда в ответ только ракеты и требование стереть Израиль с лица земли.

«Уверены ли вы, что Израиль адекватно реагирует на действия палестинцев?» — такой вопрос задают израильским политикам западные журналисты. «Точно неадекватно!» — не ожидая ответа, реагирует мировая общественность. «А что бы делали вы, если бы на Лондон или Париж ежедневно летели ракеты?» — в бессильном гневе спрашивает Израиль. И, кажется, в ответе на этот вопрос таится весь смысл реакции Запада на происходящее здесь.

Конечно, причин такой реакции можно найти множество. Начиная с неискоренимого антисемитизма, которым в большей или меньшей степени больны жители Восточной и Западной Европы. И заканчивая обычной пропалестинской пропагандой, на которую покупаются наивные европейцы, верящие во все хорошее и ненавидящее все плохое, о котором им пишут газеты. Но почему все-таки остается риторическим вопрос «А если бы ваши дети проводили каникулы в бомбоубежищах?»

Европа капитулировала, пережив бескровное вторжение, сдала и оставила свои очаровательные города на милость победителя, надеясь таким образом расплатиться за свое чувство вины за колонии, рабство и прочие крестовые походы. И купить собственную безопасность.

Никогда не забуду, как мечтала поехать в маленький французский городок Грасс, что неподалеку от Канн. Там жил Бунин, там умерла Эдит Пиаф, там происходит действие одного из моих любимых романов, «Парфюмера» Патрика Зюскинда. И вот я приезжаю в город, в котором придумали духи и парфюмерию, город, который в моем воображении благоухает стариной и изысканными ароматами. Приезжаю часа в четыре, надеясь походить по узким улочкам, купить духи, поужинать в уютном ресторанчике...

Меня встречают заколоченные крест-накрест витрины с пыльными манекенами, рассыпавшимися булочками, очками с битыми стеклами. Как будто хозяева этих магазинчиков бежали, бросая все, не надеясь вернуться, не имея времени даже убрать товар с прилавков. Посреди небольшой площади традиционная французская карусель. Оборванные гирлянды, покосившиеся лошадки с облупившейся краской, унылый одноглазый клоун. Чувствую себя внутри ужастика по Стивену Кингу. Улицы пусты. Растерянно бродит лишь пожилая пара туристов из Америки. Иду за ними. Выходим к знаменитому Нотр-Дам-дю-Пюи, собору XII века с полотнами Рубенса. Вечереет. Храм закрыт, а о его стену пинают пустую пластиковую бутылку арабские пацаны. Их мамаши в хиджабах сидят рядом, оживленно о чем-то говорят, на нас поглядывают с недоумением. Возвращаюсь к парковке. По дороге еще одна крошечная площадь с очаровательными мраморными статуями. Вокруг статуй — пластмассовые стулья, на них чинно восседают мужчины в галабеях и тюбетейках. Пьют чай, разливая его по армудам (это такие турецкие стаканчики).

Я никогда не забуду этого ощущения: будто увидела город после войны, после оккупации. Увидела, как в декорациях старого французского городка происходит совсем новая жизнь, расположилась новая цивилизация. А та, старая, ради которой я сюда приехала, бежала, исчезла, растворилась.

И никакие аргументы про гуманизм и ценность человеческой жизни не работают, когда речь заходит о евреях. Тем более когда речь заходит об Израиле — единственной на сегодня стране, которая осмеливается сопротивляться распространяющейся по миру экстремистской чуме.

И вот теперь мне, кажется, понятно, что не только извечное политическое лицемерие, не только антисемитизм, прикрывающийся гуманизмом, не только политика двойных стандартов являются причинами того, что Израиль совершенно зря пытается взывать к Западу с вопросом «Почему нам нельзя защищаться?» Европа капитулировала, пережив бескровное вторжение, сдала и оставила свои очаровательные города на милость победителя, надеясь таким образом расплатиться за свое чувство вины за колонии, рабство и прочие крестовые походы. И купить собственную безопасность. Потому что если просто пытаться переждать, то, авось, пронесет. Ну сожгут машины в Париже, ну устроят пару терактов в Мадриде или Лондоне, ну взорвут башни-близнецы. Но мы потом оплачем погибших, отправим друг другу сочувственные официальные письма, повесим на страничку в Фейсбуке фотографию горящей свечи. А потом отменим рождественские елки, поможем строить мечети, выйдем на митинги в защиту Газы. Вдруг пронесет?

Так Франция отдалась Гитлеру, чтобы продолжать пить кофе с пирожными в своих очаровательных уютных кафе. Заплатив за это жизнями французских евреев, не без удовольствия отправляя их в концлагеря. Так в Восточной Европе приветствовали Гитлера как освободителя. И не только от монструозной советской власти, но и от «жидов», дома которых быстренько занимали сразу после их депортации. И никакие аргументы про гуманизм и ценность человеческой жизни не работают, когда речь заходит о евреях. Тем более когда речь заходит об Израиле — единственной на сегодня стране, которая осмеливается сопротивляться распространяющейся по миру экстремистской чуме. И делает это мужественно, профессионально, красиво, сообща. Раздражая капитулировавшую Европу, вызывая недоумение и злость.

Так стоит ли продолжать оправдываться? Стоит ли платить жизнями израильских солдат за возможность снова сказать Западу: «Вот, смотрите, мы им гуманитарную помощь, а они нам ракеты, мы им госпитали, а они нам туннели со взрывчаткой, мы им…»? Стоит ли предупреждать жителей Газы о предстоящих действиях ЦАХАЛа, если их это превращает в живой щит, наших мальчиков заводит в засады, а Европу все равно не впечатляет? Стоит ли пытаться играть по правилам западного мира, который уже давно не рад, что стал заложником этих самых правил? Правил, в которые не очень верит. Правил, которые не очень соблюдает. Правил, которые ведут к уничтожению этого мира, пока он осуждает Израиль за стремление себя сохранить.


Автор о себе:

Мои бабушка и дедушка дома говорили на идиш, а я обижалась: «Говорите по-русски, я не понимаю!» До сих пор жалею, что идиш так и не выучила. Зато много лет спустя написала книгу «Евреи в России. Самые богатые и влиятельные», выпущенную издательством «Эксмо». В журналистике много лет — сначала было радио, затем печатные и онлайн-издания всех видов и форматов. Но все началось именно с еврейской темы: в университетские годы изучала образ «чужого» — еврея — в английской литературе. Поэтому о том, как мы воспринимаем себя и как они воспринимают нас, знаю почти все. И не только на собственной шкуре.
Tags: Газа, Еврабия, ООН, Франция, война, тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments