Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

ГАЙ БЕХОР: НАЦИИ, БОРЮЩЕЙСЯ ЗА ЖИЗНЬ, НЕ ТРЕБУЕТСЯ "ЛЕГИТИМАЦИЯ".
Интервью, взятое Евгений Кравчик, у доктора Гая БЕХОРА.

27.07.2014, сайт 9tv.co.il

Евгения Кравчик: В последние дни по телевидению неоднократно показывали разветвленную сеть туннелей, связывающих в секторе Газа чуть не все жилые дома, школы, больницы. Часть этих крайне дорогостоящих подземных сооружений ведет в Израиль – туннели проложены под "защитной стеной". Тщательно замаскированные выходы были обнаружены подразделениями ЦАХАЛа в непосредственной близости к приграничным населенным пунктам. Лично я была потрясена размахом и масштабами подземных террористических инфраструктур. Предвидели ли вы, что под землей функционирует "вторая, невидимая Газа"?

Гай Бехор: Нет, хотя бы потому, что я не располагаю разведывательными данными. Предположения, что террористы проложили туннели, ведущие из сектора Газа, не только на Синай, но и в Израиль, витали в воздухе, но раскрытая ЦАХАЛом разветвленная сеть стала для всех сюрпризом. Именно поэтому антитеррористическую операцию следует довести до полного логического завершения: стоит нам вывести войска из Газы, как все террористические туннели будут восстановлены.


Кстати, в мире не понимают, какую опасность для мирного населения Израиля представляет беспрецедентная подземная инфраструктура. Террористические туннели ХАМАСа не уступают аналогичным сооружениям, проложенным из Северной Кореи в Южную - и тоже с одной-единственной целью: вооруженное вторжение на "вражескую" территорию! До сих пор считалось, что большинство туннелей связывают сектор Газа с Синаем. Сейчас весь мир стал свидетелем того, что из Газы в Израиль проложены хорошо укрепленные подземные ходы, предназначение которых не только террор, но – тщательно спланированное вооруженное вторжение и захват израильских территорий. Сам факт наличия столь мощной подземной террористической инфраструктуры должен кардинально изменить отношение всего мира к антитеррористической операции "Несокрушимая скала".

Евгения Кравчик: Вы много лет изучали историю и идеологию ХАМАСа, его Хартию (Устав), его устремления и повадки. В последние дни в "большой" израильское прессе все чаще звучат призывы к решению конфликта политическими методами, в частности, посредством переговоров и подписания соглашения. Реально ли это?

Гай Бехор: Увы, это невозможно не только с моей точки зрения, но и на фоне объективных реалий: ХАМАС – террористическая организация. Просто если Абу-Мазен использует в целях уничтожения государства Израиль дипломатический терроризм, то ХАМАС добивается захвата нашей территории изощренными военно-партизанско-террористическими методами. В первые дни, до начала сухопутной фазы операции, в Израиле и в США муссировали идею, что в целях прекращения ракетных обстрелов достаточно ослабить ХАМАС. Однако после обнаружения разветвленной сети террористических туннелей стало ясно: в двух шагах от нас создан не просто "филиал Ирана", но настоящая цитадель всемирного терроризма: ХАМАС действует при поддержке "Исламского джихада" и многих других экстремистских группировок. Израиль снова оказался на переднем крае борьбы с всемирным терроризмом, и у нас нет иного выхода, кроме уничтожения военного потенциала этой иранской цитадели.

Две недели назад даже я не представлял, во что успел превратиться сектор Газа за 9 лет, истекшие с момента "размежевания" и вывода оттуда израильских воинских подразделений. Серьезность ситуации вскрылась лишь с началом наземной фазы антитеррористической операции, когда один из другим были обнаружены десятки туннелей, начиненных взрывчаткой, используемых в качестве командных пунктов террористов и для складирования колоссальных арсеналов оружия, начиная с реактивных ракетных снарядов, кончая противотанковыми ракетами и гранатами. Лишь после этого стало ясно: операцию необходимо довести до логического завершения, потому что единственной мишенью всех этих арсеналов являются мирные жители Израиля и наши солдаты.

В действительности сектор Газа – это крошечный изолированный анклав: его протяженность в длину 40 километров, а в ширину – от 5 до 10 км, с одной стороны – граница с Египтом, с другой – граница с Израилем, с третьей - море. Нет никакого сравнения с огромной территорией на юге Ливана, где в дни Второй ливанской войны оружием "Хизбаллу" снабжал не только Иран, но и Сирия. Что же касается сектора Газа, то сейчас, после свержения в Египте режима "Мусульманских братьев" – материнской организации ХАМАСа, действовать нужно решительно и масштабно – только в этом случае Израиль обеспечит себе спокойствие не на пять месяцев, а минимум на 50 лет.

Евгения Кравчик: Посмотрев вечером 26 июля документальные кадры, снятые израильскими журналистами в одной из деревень сектора, максимально приближенной к границе с Израилем, телезрители были потрясены: практически под каждым жилым домом – лаз в туннель и почти в каждом доме – арсеналы оружия. Прежде, чем бомбить начиненные оружием дома, израильские военные звонят их владельцам и просят немедленно эвакуироваться, однако боевики ХАМАСа препятствуют этому: чтобы международная общественность снова встала на защиту "палестинцев", требуется максимальное число жертв среди мирного населения. Не кажется ли вам, что простые люди в секторе Газа, прежде всего женщины, дети и старики, стали заложниками террористов ХАМАСа?

Гай Бехор: Полностью с вами согласен: именно по причине неизбежных (в создавшейся ситуации!) жертв среди мирного населения Запад, возможно, до конца не сознавая, насколько порочна связь между ХАМАСом и простыми жителями Газы, снова встал на сторону палестинцев. Гораздо больше меня удивляет позиция части израильских журналистов, с готовностью включившихся в диалог о "непропорциональном использовании военной силы": они-то живут здесь, всё видят и знают. Все рассуждения о том, что "наши действия в Газе утратили легитимность" и что Израиль "снова оказался в изоляции на международной арене" – производное устаревшего стереотипного мышления, носителями которого являются представители старых израильских элит. Нации, которая борется за свою жизнь, никакая легитимация не требуется! По-моему, сейчас наилучший момент, чтобы задачу формирования общественного мнения взяли на себя новые элиты, прежде всего – выходцы из бывшего Советского Союза, тем более что репатрианты давно стали среди израильских интеллектуалов критической массой. Пора вам стать ведущей силой дискурса в академических кругах и в СМИ.

Евгения Кравчик: Каким станет сектор Газа без ХАМАСа?

Гай Бехор: Даже если ликвидировать главарей ХАМАСа, к власти в секторе придут еще более радикальные террористические организации.

Евгения Кравчик: Тупиковая ситуация?

Гай Бехор: Отнюдь! Обратимся к истории: до 1967 года в секторе Газа правил Египет. Сейчас, насколько я вижу, египтяне осознали: если они не возьмут Газу под свой контроль – Египет превратится в Газу. При поддержке ХАМАСа – "филиала Ирана", способного передавать оружие и переправлять боевиков на Синай, снова поднимут голову террористы всех мастей: "Мусульманские братья", салафиты, "Аль-Каида". У Египта не останется иного выхода, кроме как ввода своих войск в сектор Газа точно таким же образом, как Каир был вынужден ввести войска на Синай. Задача Израиля – помочь Египту точно так же, как в эти дни Каир поддерживает нас. Сегодня ни у кого уже нет и тени сомнения: в Египте произошли кардинальные перемены.

Кстати, подавляющее большинство жителей сектора Газа – сунниты, "палестинцами" их именуют по недоразумению и создание "палестинского государства" – последнее, что их волнует. Если Газа будет присоединена к Египту, жизнь гражданского населения сектора изменится в лучшую сторону: они больше не будут заложниками и "живым щитом" террористов ХАМАСа. Конечно, эта идея вряд ли придется по душе главарям ХАМАСа и Абу-Мазену, но это не наша проблема.
Tags: Газа, Гай Бехор, Египет, Корея, аналитика, итнаткут, тоннель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments