Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd


НАШЕ КИНО: "ДЕРЖИТЕ МЕНЯ!"
Автор - Александр МАЙСТРОВОЙ.

газета "Вести", 14 августа 2014 года.

Когда в начале операции «Несокрушимая скала» глава МИДа Авигдор Либерман требовал уничтожить ХАМАС, это сочли несерьезным. Сегодня, когда неуничтоженный ХАМАС выдвигает ультиматумы, смешным выглядит Израиль.

Вновь и вновь мы просматриваем это «кино», превосходно зная, что и как произойдет дальше. Это действо не вызывает у нас никакой радости, но оно стало частью нашей жизни, мы обречены быть его участниками.

Мы знаем, что после «прекращения огня» наступит период затишья, и мы забудем на время о ракетах, туннелях, смертниках, подкопах и страхе. Нас будут кормить историями о вороватых чиновниках, сексуальных похождениях государственных мужей, политических интригах, скупах и сплетнях. Потом начнутся «единичные осадки» - раз-два в неделю минометные снаряды будут разрываться на открытой местности и возле Сдерота. Но, как известно, «одна снежинка – еще не снег», и мы предпочтем закрывать глаза на эти маленькие «неприятности». Потом «дождинки» превратятся в ливень - и на нас посыплется «град». Мы ринемся в бой с криками «держите нас, не то…». Если, как сегодня, нас держать никто особенно не будет, мы подпишем очередное перемирие и сделаем вид, что «все хорошо». Но может сложиться ситуация, когда мир откликнется на этот призыв, и самым решительным образом.

«Мир не позволяет» давно стало отговоркой, оправдывающей бездеятельность, нерешительность и лень. «Мир не позволил» нам ликвидировать «Хизбаллу» в 2006 году; ХАМАС - в 2009, 2012 и сейчас. Заставил извиняться перед Эрдоганом, освобождать террористов из тюрем и финансировать Газу. Чудовищный «мир» словно монстр раз за разом выкручивает нам руки – умным, смелым, добрым и храбрым.


Эта парадигма родилась не сегодня. Нам объясняли, что если бы мы не согласились на Осло, «мир» превратил бы нас в государство-парию. Чтобы опередить этот коварный «мир», Перес и Рабин привезли Арафата и его головорезов в Газу и «чубчик» Иерихон, чем в немалой степени удивили США. Посол США Джин Киркпатрик не скрывала, что обескуражена израильским решением, но мы-то знали, чего от нас хочет «мир». В 2000 году Барак инициировал переговоры с Сирией и Арафатом. Клинтон с радостью согласился (кто откажется от Нобелевской премии?), но инициировал Барак. Ведь он знал, чего хочет «мир». Потом «мир», как ненасытный дракон, требовал все чаще и все больше, даже не подозревая об этом. Требовал вывести войска из Южного Ливана и эвакуировать поселения из Гуш-Катифа. Джордж Буш был не в восторге от последней идеи, но мы знали, что именно нужно «миру», и уговорили американского президента.

Ольмерт хотел уговорить его осуществить и одностороннее отступление из Иудеи и Самарии.

Летом 2006 года Буш дал Ольмерту карт-бланш на уничтожение «Хизбаллы» – он жаждал ослабить Иран. Жаждали этого Мубарак и саудовские принцы. Мы сказали, что это – «не наша задача».

То же повторилось во время операции «Литой свинец». ЦАХАЛ вошел, как «нож в масло», в Газу, но мы повернули танки назад. Ибо знали, что «мир не примет оккупацию Газы».

И вот сейчас, после месяца изматывающих уличных боев и потерь, мы выбрали «прекращение огня». Потому что «мир» выкручивает нам руки, его давление непереносимо. Неужели?

В конце концов, что такое международное давление? Это ни в коей мере не толпы вопящих выходцев из арабских стран на улицах Лондона и Парижа; не риторика «полезных идиотов» и демагогов, типа Джорджа Гэллоуэя; не заголовки в «Нью-Йорк таймс», «Гардиан» и «Монд»; не свастики на синагогах; не репортажи ВВС и CNN и даже не отзывы послов нескольких латиноамериканских государств. Это все неприятно, но это не давление. Давление – это международные экономические и политические санкции, которые были применены в отношении ЮАР когда-то и используются в отношении России сегодня.

Ни один сколько-нибудь влиятельный и обладающий властью западный политический деятель не призывал к таким действиям в отношении Израиля. Более того, к ним не призывала даже оппозиция в европейских странах. Нынешняя американская администрация – не самая дружественная Израилю, но было бы ложью утверждать, что Обама и Керри оказывали непереносимое давление на Израиль. Призывы к «сдержанности» - не давление; даже Буш-младший призывал к «сдержанности» во время операции «Защитная стена». Если бы Обама и хотел занять более жесткую позицию, вряд ли бы он пошел на этот шаг, учитывая настроения в его собственной партии, Конгрессе и среди большинства американцев – тем более, в преддверии выборов в Конгресс.

Ошеломленный и испуганный бурными «зелеными побегами» «арабской весны», Запад вовсе не оказывал давление на Израиль. Помыслы Запада сегодня связаны со страхом экономического кризиса, конфликтом на Украине и новой «холодной войной». С экономической и стратегической точки зрения, бурлящий и непостижимый Ближний Восток – угроза куда более отдаленная, чем Россия с ее энергоресурсами, амбициями и военной мощью, да еще в одной связке с Китаем. При этом и Москва, столкнувшаяся с западными санкциями, вовсе не склонна портить отношения с Израилем, который может стать в условиях санкций ведущим поставщиком инновационных технологий.

Израилю повезло, повезло необычайно: никогда еще он не получал столь откровенной поддержки со стороны Египта и Саудовской Аравии, для которых ХАМАС – воплощение двойного зла: исламского радикализма и оплота ирано-шиитского блока, угрожающего будущему арабского мира. Парадоксальным образом Запад с его политикой двойных стандартов и демагогией о «правах человека» добился, чего хотел: сблизил арабов и Израиль.

Израилю повезло. В Индии в конце мая, перед самым началом конфликта, к власти пришел лидер партии «Бхаратия джаната» Нарендра Моди – один из наиболее дружественных нам политиков в мире; в Австралии – в конце прошлого года победу одержала «Либеральная партия Тони Эббота. «Хизбалла» втянута в кровавый конфликт в Сирии, Иран вынужден защищать Багдад от фанатиков «Исламского государства». Израилю, конечно, не позволили бы стереть Газу с лица земли ковровыми бомбардировками, но он имел время и возможность уничтожить или серьезно подорвать режим ХАМАСа.

Вопрос, на каком фоне будет проходить новый раунд этой «киноэпопеи». Будем ли мы обладать «режимом благоприятствования», как сегодня, или придется вести борьбу в качественно новых условиях? Будет ли новая администрация более дружественная, чем нынешняя? Какова будет позиция Европы и России? Сохранится ли нынешний режим в Каире и не появится ли на восточных границах Израиля «Исламский халифат»? Не выйдет ли Иран к северным рубежам Израиля и не прибегнет ли к новым авантюрам осмелевший Эрдоган? Не возникнет ли у Запада желания принести в жертву Израиль во имя удовлетворения иранских или турецких амбиций?

Мы не знаем ответа на этот вопрос. Но знаем, что История жестоко мстит за неоднократно упущенные возможности. И возможно, года через два-три Израилю, действительно, придется узнать, что такое «международное давление», только перемотать ленту назад уже будет невозможно.
Tags: Газа, Нетаниягу, война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment