Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:

ПАМЯТИ ЖУРНАЛИСТА.

18 сентября исполнилось девять лет со дня смерти Егора Владимировича Яковлева, главного редактора "Московских новостей" в перестроечные годы в СССР. В те годы, если мне не удавалось приобрести газету в киоске Союзпечати, ехала на Пушкинскую, чтобы прочесть её листы, развешанные на стендах рядом с редакцией.

---------------------------------------
Из статьи Евгении Альбац "Егор Яковлев: "Писать можно обо всём..."
(13 марта 2010).



1930 - 2005

В журналистском кругу к его имени не надо было прибавлять фамилии. Если Егор, то значит Яковлев. Профессия — Главный редактор. Журнал «Журналист», газета «Московские новости», «Общая газета». Одно из самых популярных изданий времен хрущевской оттепели, главная газета перестройки и, наконец, последнее прибежище интеллигентов в «лихие» 90-е, лебединая песня Егора.

В 87-м, когда я нашла следователя НКВД Хвата, который вел дело великого генетика, академика Николая Вавилова (он погиб в саратовской тюрьме от голодной дизентерии), на крыльях принеслась в газету, влетела к Егору в кабинет: «Я нашла следователя...», — он как-то устало на меня посмотрел и сказал: «Только этого мне еще не хватало...» Но материал опубликовал.

Когда верстка полосы «Московских новостей» со статьей «Палачи и жертвы» — опять же о художествах НКВД — вернулась из ЦК КПСС сочащаяся красным карандашом, который перечеркивал слова, фразы, целые абзацы, позвал: «Лапуль... Придется поработать: это я могу, это — могу, а это — не могу...» Что означало: за «это» его снимут, а газету отправят в распыл (и пару раз тираж газеты таки резали в типографии). Но статью, поменяв заголовок, опубликовал. Учил не просто составлять слова в предложения — думать на полосе, мог просидеть с тобой и твоим очерком час-другой, объясняя, что не получилось, где поломался ритм, как надо четче прописать мысль.

Когда отправил в типографию мой репортаж «Репортер получил задание родить — репортер задание выполнил», позвонил: «Я плакал...»

Обсуждения вышедших номеров газеты на редакционных летучках вошли в историю тех «Московских новостей» как «секс по понедельникам». Говорил: «Мне стыдно было открывать этот номер — тут совершенно нечего читать...» А за окном редакции у стендов, где вывешивалась газета, стояла толпа из тех, кто не сумел купить газету утром в киосках, — за ней выстраивались длиннющие очереди. Подписка была запрещена, только для избранных, на Дальний Восток, Сахалин и Камчатку по просьбе читателей отправляли полосы газеты факсом — сегодня этого представить себе нельзя.

Работа с ним была всегда — как на высоковольтной дуге: если хвалил, то так, что впору памятник себе отливать, если ругал, то наотмашь. Середины он не знал. Но ничего лучше работы с Егором не было.
Tags: Мулбабар, личность, моё, новая российская хрень
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments