Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
ЮМОРИСТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ.
Автор - Эфраим КИШОН.
Авторизованный перевод Бориса Гасса


http://7iskusstv.com/2014/Nomer8_9/Gass1.php
Номер 8-9(55) август-сентябрь 2014

Image Hosted by PiXS.ru

Из цикла «Русские идут»
Глоток свободы


Время от времени я мысленно возвращаюсь в прошлое и оживляю силой воображения события страшных лет войны.

Отчетливо помню первый день освобождения Будапешта. Избавление предстало мне тогда в образе украинского солдата. Ударом сапога он выбил дверь сарая, где я коротал дни, уповая на «охранную грамоту» – фальшивые документы.

Это был розовощекий детина с мелкими чертами циркульно круглого лица. Его одежда была явно интернациональной: выше пояса – истрепанная гимнастерка бойца советской армии, ниже – галифе и стоптанные сапоги румынского кавалериста. Одной рукой он сжимал ручной пулемет с круглым диском, второй – тащил за собой маленькую тачку, наполненную доверху луком, колбасой, флаконами с одеколоном.

Увидев его, я разрыдался. Я ждал его шесть мучительных лет. И вот он появился. Да еще с куском вожделенной колбасы, дружелюбно протянутой мне. Мы молча приступили к трапезе.

Время от времени солдат вставал, выглядывал в узкое оконце и смачно посылал убегающих немцев куда подальше.

– Немецки капут, русски – Берлин, – видно, желая быть понятым, обратился он ко мне на тарабарском наречии.

Я приложил руку с зажатой в ней колбасой к груди и сказал:

– Коммунист.

– Я нет, я – бухгалтер, – сказал солдат и продемонстрировал отсутствие мозолей на руках. – Счет, понимаешь?

Я кивнул головой и признался:

– Еврей. Жид.

Часы, – увидел он на моей руке часики. – Давай.

Я снял часы, и солдат бросил их в мешочек с трофеями-сувенирами.

Вскоре он собрал остатки трапезы, деловито уложил их в тачку и повел меня куда-то за город. А там сдал с рук на руки русскому сержанту. Таким макаром я очутился в лагере для военнопленных.

«Это, конечно, ошибка, недоразумение», – утешал я себя, заглядывая в глаза солдату-освободителю и выпаливая спасительное:

– Я еврей, антифашист, коммунист, жид...

Сержант понимающе улыбнулся и спросил жестом, нет ли у меня часов. Я отрицательно покачал головой.

Хорошенько оглядевшись, я выяснил, что лагерь кишит коммунистами, евреями и антифашистами.

Оказывается, командующий фронтом (маршал Малиновский) в спешке доложил Генералиссимусу о пленении ста тысяч фашистских солдат и офицеров. А на поверку их оказалось всего двадцать тысяч. Тогда маршал распорядился схватить всех мужчин, высыпавших на улицы приветствовать освободителей, – ведь надо же было набрать еще восемьдесят тысяч голов.

Началась облава. В течение суток были отловлены все коммунисты, евреи, борцы антифашистского подполья. Город словно метлой вымело. Ареста избежали только пособники нацистов, так как они боялись выйти на улицу...

Нас погнали на север, в сторону России. По дороге кто-то сделал попытку отбиться от колонны, но его догнала пуля конвойного. Сержант самолично перебинтовал раненого и даже подарил ему яблоко и бинокль.

К вечеру группу, в которую входил и я, загнали в огромный разграбленный магазин. Но не прошло и двух часов, как раздалась команда строиться в колонны для нового перехода.

Все вышли, я же схоронился в подсобном помещении. Колонна мнимых военнопленных двинулась. Моего отсутствия никто не заметил...

Спустя много лет один из сопленников рассказал мне, что конвой спохватился только у границы и втолкнул в строй первого встречного. Им оказался словак, крестьянин. Галочка была поставлена, поголовье восстановлено...

Я вернулся в разрушенный Будапешт. Уже в качестве свободного гражданина. И сатирика поневоле...

продолжение http://jennyferd.livejournal.com/5130619.html
Tags: Эфраим Кишон, тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments