Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

"Особое мнение" на "Эхо Москвы". 22 апреля 2015 года.
Гость - политолог Станислав Белковский. Ведущая - Леся Рябцева.


Тема — Парад Победы 9 мая. Все об этом трезвонят, причем не столько о самом празднике, сколько о том, кто же из первых лиц туда приедет.

С.Белковский
― Как? Уже ясно: Ким Чен Ын и Рауль Кастро.

Л.Рябцева
- Тем не менее, помимо них есть еще полемика о том, чьи послы прибудут, чьи не прибудут. Собственно, Парад Победы это наш праздник, праздник народа, страны, наша победа. Почему мы обсуждаем, почему для нас так важно обсуждать, кто туда приедет из зарубежных представителей?

С.Белковский
― Потому что существуют прецеденты исторические. Были парады Победы в 1995 г. и в 2005 году, предыдущие юбилеи. И все лидеры держав-победительниц приезжали. В 1995 г. был Клинтон с Ельциным, а в 2005 г. Джордж Буш-младший с Путиным. Сейчас это первый раз, когда лидеры держав-победительниц не приезжают.

А поскольку Путин находится полностью в тенетах международной политики – внутренняя политика его уже не интересует, он же международный Сталин, — то для него очень важно, кто приедет, а кто нет. Это вопрос о том, ценят его западные лидеры или нет, идут они ему на уступки, или нет, готовы ли они с ним на переговоры о судьбах мира, или нет. А мы это обсуждаем потому, что федеральные телеканалы нам транслируют это прямо в мозг.

Л.Рябцева

― То есть, только поэтому, что это раздувание?

С.Белковский
― Конечно. Празднование Победы имеет свою историю. Вообще с 1947 по 1965 гг. День Победы даже не был выходным днем, потому что ни Сталин, ни Хрущев не считали это большим праздником, зная, какими жертвами обернулась для нас эта Победа, и какой ценой она была оплачена — 27 миллионами жизней, по принципу, как сказал Климент Ворошилов, «Бабы новых нарожают».

И Брежнев только ввел этот праздник в такой сакральный пантеон и календарь, потому что, будучи политруком на Малой Земле, он решил, что не участвовал в событиях Октябрьской революции, он посчитал, что для него это важный источник легитимности внутри партии и страны. И постепенно День Победы стал превращаться из Дня памяти и скорби, каким он был, как это ни смешно, при позднем Сталине и при Хрущеве, вот в такой социальный праздник – демонстрацию нашего военного могущества. Сейчас, когда живых ветеранов реальной войны уже почти не осталось ни одного...

Л.Рябцева
― Ну, тогда логично было бы сделать для них праздник.

С.Белковский
― Для кого – для оставшихся в живых ветеранов?

Л.Рябцева
― Для родственников. И для оставшихся в живых.

С.Белковский
― А родственники мы все. У меня двое дедов погибли на войне.

Л.Рябцева
― Ну вот, это наш праздник. Почему мы беспокоимся о первых лицах?

С.Белковский
― Потому что мы можем считать как угодно, но Путин считает, что это его праздник. Знаете, когда редактировались Александром Яковлевым, бывшим секретарем ЦК КПСС мемуары Георгия Жукова, «Воспоминания и размышления маршала Жукова, четырежды Героя ССССР», то известно, что Яковлев попросил Жукова вписать фразу о том, что он позвонил полковнику Брежневу на малую землю, чтобы посоветоваться, — что естественно, было полной ерундой, — не мог маршал Жуков звонить полковнику Брежневу.

Тогда Жуков сказал: вы сами впишите, потому что я уже не в состоянии этого сделать. И эта фраза была вписана в мемуары. Вот мне кажется, что в новом переиздании «Воспоминания и размышления» Жукова уже заочно, посмертно, будет вписана фраза о том, как майор Путин входил в Берлин, — настолько Путин отождествил себя с праздником победы.

И понятно, почему — потому что 9 мая 1945 г. это и есть основание легитимности того самого Ялтинско-Потсдамского мира, к которому он хочет вернуться из нынешнего мира, возникшего во время Берлинской стены в 1989 г.

Л.Рябцева
― Почему настолько важно это внимание со стороны, почему ему важна эта любовь из-за рубежа? Это признание, как вы говорите.

С.Белковский
― Это главное, что для него существует. Он добивался этой любви всю свою карьеру. Сейчас я видел анонсы фильма «Президент», сделанного Владимиром Соловьевым и телеканалом «Россия», насколько я понимаю, который должен выйти к 15-летию пребывания Путина у власти, то есть, 7 мая нынешнего года. И там Путин говорит об этом не такими словами, как я, но по сути то же самое: я долго добивался любви Запада, не добился ее и страшно разочарован.

Л.Рябцева
― Зачем? Зачем эта любовь Запада?

С.Белковский

― Это признание. Зачем человеку вообще нужна любовь?

Л.Рябцева
― Но любовь народа может быть важнее.

С.Белковский
― Любовь народа это пройденный этап, и давно. Путин давно убедился, что народ пластилин и с ним можно делать все, что угодно. Вы знаете, что сегодня обнародовано, что русский народ самый счастливый в мире? И когда Путин приехал в Абакан и встречался с погорельцами, потерявшими все, — во многом по вине власти, которая не предотвратила эти пожары за-за разрушения системы лесхозов и взаимодействия органов управления лесным хозяйством с органами управления по чрезвычайным ситуациям. А народ говорил, что все хорошо и благодарил великодушного Путина.

Я не утверждаю — это моя точка зрения, я лишь пытаюсь транслировать мое понимание точки зрения Путина. Проблем с русским народом уже давно не существует. Падение курса рубля, инфляция, духовные скрепы, которые уже всех достали, — все это приводит к росту рейтинга Путина, который объяснил уже и на декабрьской пресс-конференции, и на недавней «прямой линии» с народом, что — ребята, во-первых, мы все вытерпим и выдержим, ибо нам на миру и смерть красна. А во-вторых, — во всем виноват Обама.

И вот сейчас, когда удастся операция по принуждению Запада к любви, — а удастся она в течение двух лет, может быть.... при Обаме и Меркель, а может быть при их приемниках. Потому что, как сказал Владимир Владимирович, — другой: «У меня для вас в запасе вечность, что нам поболтать часок-другой?»

Л.Рябцева
― Так какие тогда проблемы у Путина, если не любовь своего народа, то какие?

С.Белковский
― Нелюбовь Запада и невозможность превратиться в Сталина-2 на международной арене. Эту проблему он и решает.

Л.Рябцева
― То есть, Обама называл ИГИЛ, называл Россию, эболу. А Путин называет что?

С.Белковский
― Путин изнывает от дефицита любви со стороны Запада и невозможности договориться о разделе мира.

Л.Рябцева
― Вы говорите о нем как о недолюбленном ребенке.

С.Белковский
― Я говорю о нем как о недолюбленном пожилом человеке, а не ребенке.

Л.Рябцева
― Но он же президент, а не человек. Вот именно как президент?

С.Белковский
― Президент это человек, потому что если вы откроете Конституцию РФ, то из нее косвенно, хотя и не напрямую, — вытекает, что президентом РФ должен быть человек, представитель биологического вида «хомосапиенс», а не рептилоид, к примеру.

Л.Рябцева
― Вы уходите от ответа, что бы президент Путин назвал как главной проблемой?

С.Белковский
― Главной проблемой является невозможность договориться с Западом о разделе мира.

Л.Рябцева
― Спасибо огромное, это была программа «Особое мнение», Леся Рябцева и Станислав Белковский. До свидания.
Tags: Путин, аналитика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments