Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd


Тех, кто помнит замечательную актрису Этель Ковенскую и скорбит сейчас, в эти дни, об её уходе, очень рекомендую вот этот очерк о ней русскоязычного израильского писателя Леонида Финкеля. Cлучайно нашла этот очерк в легендарном (для меня!) международном еврейском журнале "Мишпоха" http://mishpoha.org, издаваемом в Витебске с текстами, связанными исключительно с уроженцами Беларуси. Этель Ковенская - уроженка города Гродно, потому журнал "Мишпоха" и напечатал текст о ней (возможно, этот очерк напечатан и на других ресурсах). Текст обширный, читайте по гиперссылке.


Название - "ВИДЕНИЯ О ЖИЗНИ И СУДЬБЕ ЭТЕЛЬ КОВЕНСКОЙ".


Разговариваю с актрисой Женей Додиной. В спектакле театра “Гешер” по роману Башевиса Зингера она потрясла меня механизмом своего актерского воображения. Под напором ее таланта в моей душе как-то вдруг стали исчезать беспорядок и несоразмерность.
Вдруг узнаю: польскому акценту (или речи?) ее учила Этель Ковенская.
И два мира сразу объединились в моей душе.
И еще подумал: все люди на земле соединены невидимыми проводами.
Один человек – звезда. Другой – небосклон, на котором эта звезда загорается.

Этель Ковенская для меня больше, нежели просто собеседница. С ее жгучим сомнением, с ее подъемом во дворцы успеха, с ее атрибутами Дара (не употребляю других эпитетов, ибо всегда помню, из-за чего началась Троянская война), лишь по редкой случайности выпадающего человеку ныне и присно, и через десятилетия она заражает своим чувством, своей страстью играть, а это уже пища для того зародыша безумия, без которого нельзя писать ни рассказов, ни пьес, ни стихов...

И еще Этель – моя память. Иногда смутная: я много читал о ГОСЕТе, о Михоэлсе, Зускине, но никогда не видел ни одного спектакля ГОСЕТа. Спектакли Черновицкого еврейского театра, который закрыли позже других (по формулировке: невозможность выполнять противопожарные требования в здании театра), всегда мне казались каким-то смутным отголоском спектаклей ГОСЕТа, к которым я тянулся интуитивно, в особенности, когда начали разрываться, как большие цикады, гены в крови...

Но я много видел Шагала, знаменитую выставку в Иерусалиме – его чудом сохранившиеся декорации к спектаклям ГОСЕТа, люблю другого художника того же театра – Александра Тышлера.

Но главное, Этель – память о времени.
Много страшного хранит память, но и радостное (на всю жизнь) – вкус ржаных сухарей...

Сегодня в Израиле Этель Ковенская, кажется, единственная из тех, кто играл в спектаклях Михоэлса, а потом, совсем молодой, в театре им. Моссовета у Юрия Завадского. Только подумать: с Мордвиновым! В “Отелло”...
Ее Высокий Дар – не под силу моему перу. Он и сегодня обжигает сердце. А когда она поет, кажется, обжигает и губы, и горло. Я слушаю ее иврит, ее идиш, ее русский: она дает выход моей печали и подлинной истории моей жизни...
Tags: биография, личность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments