Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
ДЕЛО ЕАК.
РЕАБИЛИТАЦИОННАЯ СПРАВКА
ПО ДЕЛУ ЕВРЕЙСКОГО АНТИФАШИСТСКОГО КОМИТЕТА.


66 лет назад, весной 1949 года, началось дело Еврейского антифашистского комитета. И закончилось 22 ноября 1955 года полной реабилитацией ни в чем не повинных людей.
Но между этими двумя датами была еще одна - 12 августа 1952 года. Вспомним же, как это было...

Image Hosted by PiXS.ru

12 декабря 1955 г.
Совершенно секретно.
Военной Коллегией Верховного Суда СССР 11-18 июля 1952 года по статьям 58-1 "а", 58-10 (ч.II) и 58-11 УК РСФСР осуждены:

1. ЛОЗОВСКИЙ Соломон Абрамович,
1878 года рождения, уроженец села Даниловка, Запорожского района, Днепропетровской области, еврей, гражданин СССР, бывший член КПСС с 1901 года, в 1914 и 1917 гг. исключался из партии, исключен в 1949 г. за вражескую деятельность, бывший начальник Совинформбюро;


2. ФЕФЕР Исаак Соломонович, 1900 года рождения, уроженец мест[ечка] Шпола, Киевской области, еврей, гражданин СССР, бывший член КПСС с 1919 года, поэт, бывший секретарь Еврейского антифашистского комитета;

3. ЮЗЕФОВИЧ Иосиф Сигизмундович,
1890 года рождения, уроженец гор. Варшавы, еврей, гражданин СССР, бывший член КПСС с 1917 года, бывший научный сотрудник Института истории Академии наук СССР;

4. ШИМЕЛИОВИЧ Борис Абрамович, 1892 года рождения, уроженец гор. Риги, еврей, гражданин СССР, бывший член КПСС с 1920 года, бывший главный врач Центральной клинической больницы им. Боткина; гражданин СССР, бывший член КПСС с 1941 года, поэт, бывший член Союза советских писателей СССР;

5. КВИТКО Лейб Моисеевич,
1890 года рождения, уроженец села Голосково, Одесской области, еврей, гражданин СССР, бывший член КПСС с 1941 года, поэт, бывший член Союза писателей СССР;

6. МАРКИШ Перец Давидович, 1895 года рождения, уроженец гор. Полонное, бывшей Волынской губернии, ныне Житомирской области, еврей, гражданин СССР, бывший член КПСС с 1939 года, поэт;

7. БЕРГЕЛЬСОН Давид Рафаилович, 1882 года рождения, уроженец местечка Сарны Киевской губернии, ныне Винницкой обл, еврей, гражданин СССР, беспартийный, поэт;

8. ГОФШТЕЙН Давид Рафаилович, 1889 года рождения, уроженец местечка Коростышев Киевской области, еврей, гражданин СССР, бывший член КПСС с 1040 года, поэт;

9. ЗУСКИН Вениамин Львович, 1899 года рождения, уроженец гор. Паневежис Литовской ССР, еврей, гражданин СССР, беспартийный, артист, бывший художественный руководитель Государственного еврейского театра;

10. ТАЛЬМИ Леон Яковлевич, 1893 года рождения, уроженец мест[ечка] Ляховичи, Барановичской области, еврей. гражданин СССР, беспартийный, бывший переводчик Совинформбюро, журналист;

11. ВАТЕНБЕРГ Илья Семенович,
1887 года рождения, уроженец гор. Станислава, Станиславской области, еврей, гражданин СССР, беспартийный, бывший старший контрольный редактор Государственного издательства литературы на иностранных языках;

12. ТЕУМИН Эмилия Исааковна,
1905 года рождения, уроженка гор. Берн (Швейцария), еврейка, гражданка СССР, бывший член КПСС с 1927 года, бывший редактор международного отдела Совинформбюро;

13. ВАТЕНБЕРГ-ОСТРОВСКАЯ Чайка Семеновна, 1901 года рождения, уроженка села Звенигородка, Киевской области, еврейка, гражданка СССР, беспартийная, бывшая переводчица Еврейского антифашистского комитета.

Все тринадцать [приговорены] к высшей мере наказания - расстрелу, с конфискацией имущества.

14. ШТЕРН Лина Соломоновна, 1878 года рождения, уроженка гор. Лиепая, Латвийской ССР, еврейка, гражданка СССР, бывший член КПСС с 1938 года, бывший директор Института физиологии Академии медицинских наук СССР и зав. кафедрой физиологии 2-го Московского медицинского института.

Приговорена к лишению свободы в ИТЛ сроком на три года и шесть месяцев, с поражением в правах на три года, без конфискации имущества, с высылкой после отбытия наказания на основании ст. 35 УК РСФСР в отдаленную местность сроком на 5 лет.



По этому же делу по статьям 58-1 "а", 58-10 ч. II и 58-11 УК РСФСР был предан суду:
БРЕГМАН Соломон Леонтьевич, 1895 года рождения, уроженец Брянской области, еврей, гражданин СССР, бывший член КПСС с 1912 года, бывший зам. министра госконтроля РСФСР, дело в отношении которого определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 3 июня 1953 года прекращено за смертью подсудимого.

ЛОЗОВСКИЙ, ФЕФЕР и другие осужденные по данному делу лица судом были признаны виновными в том, что они, являясь еврейскими националистами, под прикрытием Еврейского антифашистского комитета, установили связи с представителями американской разведки, которым передавали секретные сведения об экономике и условиях жизни трудящихся в СССР.
Они обвинялись также в том, что в целях борьбы против национальной политики партии, по заданию реакционных кругов США, среди еврейского населения в СССР и за границей развернули широкую пропаганду еврейского национализма, используя для этого созданную при Еврейском антифашистском комитете газету "Эйникайт", издательство "Дер Эмес", литературные еврейские альманахи, еврейский театр и Кабинет еврейской культуры при Академии наук Украинской ССР.

Как установлено проведенной в порядке статей 373-377 УПК РСФСР проверкой, основанием к аресту ФЕФЕРА, ШИМЕЛИОВИЧА и началу дела бывших руководителей Еврейского антифашистского комитета послужили показания ранее арестованных ГОЛЬДШТЕЙНА1 и ГРИНБЕРГА.

ГОЛЬДШТЕЙН был арестован 19 декабря 1947 года по указанию АБАКУМОВА без санкции прокурора. После его ареста следователь СОРОКИН и бывшие заместители начальника следственной части по особо важным делам МГБ СССР ЛИХАЧЕВ2 и КОМАРОВ,3 по указанию АБАКУМОВА, начали домогаться от ГОЛЬДШТЕЙНА показаний о проводимой якобы им шпионской и националистической деятельности, несмотря на то, что никаких данных на этот счет в органах госбезопасности не было. В связи с тем, что ГОЛЬДШТЕЙН продолжительное время отрицал свою виновность, СОРОКИН и КОМАРОВ, по указанию того же АБАКУМОВА, подвергали ГОЛЬДШТЕЙНА избиениям и, таким образом, вынудили его подписать сфабрикованный ими с участием работника секретариата АБАКУМОВА БРОВЕРМАНА протокол допроса, в котором указывалось, что ГОЛЬДШТЕЙНУ, со слов ГРИНБЕРРА, а затем и путем личного общения с руководителями Еврейского антифашистского комитета известно о том, что ЛОЗОВСКИЙ, ФЕФЕР, МАРКИШ и другие, под прикрытием ЕАК, занимаются якобы антисоветской националистической деятельностью, поддерживают тесную связь с реакционными еврейскими кругами за границей и проводят шпионскую работу.

На основании этих сфальсифицированных показаний ГОЛЬДШТЕЙНА 28 декабря 1947 г. был арестован ГРИНБЕРГ, который на допросах у ЛИХАЧЕВА, после продолжительного отрицания своей вины, подписал сочиненный ЛИХАЧЕВЫМ "протокол допроса", в котором подтверждались показания ГОЛЬДШТЕЙНА о проводимой якобы ФЕФЕРОМ, ЛОЗОВСКИМ и другими лицами активной антисоветской деятельности и их преступной связи с американской разведкой.

О том, как были получены такие показания от ГОЛЬДШТЕЙНА, видно из его заявления от 2 октября 1953 года, в котором ГОЛЬДШТЕЙН писал:
"19 декабря 1947 года я был арестован в Москве органами МГБ СССР и препровожден на Лубянку, а затем в следственную тюрьму в Лефортово. Здесь, без сообщения причин моего ареста, от меня потребовали, чтобы я сам сознался и рассказал о своей якобы вражеской деятельности против Родины... Меня стали жестоко и длительно избивать резиновой дубинкой по мягким частям и по голым пяткам. Били до того, что я ни стоять, ни сидеть не был в состоянии... Через некоторое время мне предложено было подписать протокол (якобы продиктованный мною), в котором говорилось, что я признаю себя виновным... я... отказался подписать такой протокол. Тогда следователь СОРОКИН и еще один полковник, фамилия которого мне неизвестна, стали меня так сильно избивать, что у меня на несколько недель лицо страшно распухло и я в течение нескольких месяцев стал плохо слышать, особенно левым ухом. Вот каким образом меня заставили расписаться под этим роковым протоколом, на основании которого мне было предъявлено обвинение... в измене Родине... За этим последовали новые допросы и новые избиения. Всего меня избивали восемь раз, требуя все новых и новых признаний. Измученный следовавшими за собой дневными и ночными допросами, терроризируемый избиениями, руганью и угрозами я впал в глубокое отчаяние, в полный моральный маразм и стал оговаривать себя и других лиц в тягчайших преступлениях" (Материал проверки, том I, л.62-53).

Это заявление ГОЛЬДШТЕЙНА нашло свое полное подтверждение в материалах дополнительной проверки. Так, бывший следователь СОРОКИН в своих собственноручных показаниях от 3 января 1954 года писал:
"...ЛИХАЧЕВ вызвал меня из Суханова в министерство по телефону и заявил, что МГБ СССР арестована группа лиц, опасных государственных преступников и что мне, надлежит заняться расследованием дела ГОЛЬДШТЕЙНА и, как он буквально выразился "размотать его шпионские связи и выявить его шпионское лицо". Никаких материалов, изобличающих ГОЛЬДШТЕЙНА в шпионской деятельности, и даже вообще какого-либо дела против ГОЛЬДШТЕЙНА я ни от кого не получал и, как впоследствии мне стало ясно, такового вообще в МГБ не имелось... По истечении некоторого времени на допрос ГОЛЬДШТЕЙНА явился КОМАРОВ и сказал, что он имеет распоряжение АБАКУМОВА о применении к ГОЛЬДШТЕЙНУ мер физического воздействия. Это указание АБАКУМОВА о применении к ГОЛЬДШТЕЙНУ мер воздействия КОМАРОВ выполнил в тот же вечер при моем участии. На следующий день ГОЛЬДШТЕЙН в отсутствие КОМАРОВА дал мне показания о том, что со слов ГРИНБЕРГА ему известно, что в президиуме Еврейского антифашистского комитета захватили руководство отъявленные буржуазные националисты, которые, извращая национальную политику партии и Советского правительства, занимаются несвойственными для комитета функциями и проводят националистическую деятельность. Кроме того, ГОЛЬДШТЕЙН показал о шпионской деятельности МИХОЭЛСА и о том, что он проявлял повышенный интерес к личной жизни главы Советского правительства в Кремле. Такими сведениями у МИХОЭЛСА, как показал ГОЛЬДШТЕЙН, интересовались американские евреи... Затем последовало указание АБАКУМОВА записать в протокол допроса все показания ГОЛЬДШТЕЙНА... Прочитав протокол допроса, АБАКУМОВ мне говорил, что я плохо допрашивал ГОЛЬДШТЕЙНА, неумело составил протокол его допроса, а поэтому он должен быть поправлен БРОВЕРМАНОМ... который с кем-то из заместителей начальника следчасти, точно не помню, в моем присутствии подверг "обработке" этот протокол, который пошел в инстанцию... а по истечении времени я узнал, что был арестован проходящий по показаниям ГОЛЬДШТЕЙНА ГРИНБЕРГ. ГРИНБЕРГ на следствии подтвердил показания ГОЛЬДШТЕЙНА о том, что в Еврейском антифашистском комитете действуют буржуазные националисты. Осенью 1948 года были арестованы некоторые члены президиума этого комитета" (Материал проверки, том I, л. 57-60).
Аналогичные показания СОРОКИН дал и на допросе его 11 октября 1955 года (л.261-264, т. I, материалы проверки).

Бывший зам[еститель] начальника следственной части по особо важным делам МГБ СССР КОМАРОВ в своих собственноручных показаниях от 15-22 июня 1953 года писал:
"...В 1948 году в следственной части велось дело на ГОЛЬДШТЕЙНА, бывшего научного сотрудника одного из институтов Академии наук СССР, в допросе которого я принимал участие... После нескольких допросов ГОЛЬДШТЕЙНА АБАКУМОВ... заявил, что... ГОЛЬДШТЕЙН интересовался личной жизнью руководителя Советского правительства и его семьи не по собственной инициативе и что за его спиной стоит иностранная разведка. Никаких материалов на этот счет у нас не было, тем не менее ГОЛЬДШТЕЙНА стали допрашивать в этом направлении. Вначале он не признавал такого обвинения, но после того, как по указанию АБАКУМОВА его побили, ГОЛЬДШТЕЙН дал показания... Когда АБАКУМОВ спросил мое мнение о показаниях ГОЛЬДШТЕЙНА, я сказал, что показания очень серьезные, но полагаться на то, что они правильны нельзя, так как ГОЛЬДШТЕЙН дал их из-под палки. Своего отношения к показаниям ГОЛЬДШТЕЙНА АБАКУМОВ не высказывал, заявив лишь, что показания ГОЛЬДШТЕЙНА он держать не может и обязан о них доложить в инстанцию... Таким образом, в результате непроверенных показаний ГОЛЬДШТЕЙНА, полученных в результате его избиения, был арестован ГРИНБЕРГ, показания которого послужили началом известному делу Еврейского антифашистского комитета..." (Материал проверки, т. I, л. 36).

Ныне осужденный ЛИХАЧЕВ М.Т. в своих собственноручных показаниях от 26 мая 1953 года писал:
"...В начале 1948 года была получена санкция на арест ГРИНБЕРГА, следствие по делу которого АБАКУМОВ поручил вести мне. На допросах ГРИНБЕРГ довольно продолжительное время ни в чем не признавался, а уличить его, кроме показаний ГОЛЬДШТЕЙНА, было нечем... но затем начал давать довольно подробные показания о проводимой Еврейским антифашистским комитетом активной националистической деятельности, членом которого он являлся. ГРИНБЕРГ прямо показал, что Еврейский антифашистский комитет группирует вокруг себя еврейское население, разжигает у него националистические тенденции и, таким образом, является центром еврейских националистов. ГРИНБЕРГ при этом назвал ЛОЗОВСКОГО, МИХОЭЛСА, ФЕФЕРА и ряд других лиц, как основных заправил еврейской националистической деятельности, а также показал о том, что вся эта подрывная работа направляется американцами... Все эти показания АБАКУМОВЫМ были посланы в инстанцию и на основании их, а, может, и еще каких материалов, мне это неизвестно, видимо, в ноябре 1948 года Еврейский антифашистский комитет был ликвидирован. Сразу же после ликвидации этого комитета были арестованы и его руководящие участники... В частности, были арестованы ФЕФЕР, еврейский писатель БЕРГЕЛЬСОН, еврейские поэты МАРКИШ и КВИТКО, академик ШТЕРН, профессор НУСИНОВ, главный врач Боткинской больницы ШИМЕЛИОВИЧ и др. ..." (Материал проверки, т. I, л. 45-47.)

Как видно из заявлений ГРИНБЕРГА, которые он писал во время следствия на имя ЛИХАЧЕВА, он виновным себя не признавал, а показания о его преступной деятельности и деятельности ФЕФЕРА, ЛОЗОВСКОГО и других были получены ЛИХАЧЕВЫМ путем обмана и обещаний освободить ГРИНБЕРГА из-под стражи. Так, в своем заявлении от 19 апреля 1949 года ГРИНБЕРГ писал ЛИХАЧЕВУ:
"4 месяца тому назад Вы официально объявили мне, что дело мое прекращается и что я должен быть скоро освобожден, но, к сожалению, вышло не так. 16 месяцев я в заключении, а сил все меньше и меньше" (Материалы проверки, т. 3, л. 41).

Протокол допроса ГРИНБЕРГА, в котором подробно изложена преступная деятельность ФЕФЕРА, ЛОЗОВСКОГО и других, датирован 17 декабря 1948 года, т.е. ровно за 4 месяца до написания ГРИНБЕРГОМ указанного заявления (Материал проверки, т. I, л. 50, 70).
Таким образом, добытыми при дополнительной проверке материалами бесспорно установлено, что ЛОЗОВСКИЙ, ФЕФЕР и другие лица были арестованы на основании сфальсифицированных АБАКУМОВЫМ и его сообщниками показаний ГОЛЬДШТЕЙНА и ГРИНБЕРГА.

На предварительном следствии все обвиняемые, за исключением ШИМЕЛИОВИЧА, виновными себя признали и дали развернутые показания о проводившейся якобы руководителями ЕАК преступной антисоветской деятельности, однако в судебном заседании Военной коллегии, которое продолжалось с 8 мая по 18 июля 1952 года, только ФЕФЕР первоначально признавал себя виновным и изобличал других. Однако в конце судебного процесса ФЕФЕР обратился с просьбой провести закрытое заседание, на котором, в отсутствие других подсудимых отказался от своих показаний и заявил, что он является агентом органов МГБ под псевдонимом "Зорин" и действовал по заданию этих органов.

Кроме того, в этом же закрытом судебном заседании ФЕФЕР заявил:
"...Еще в ночь моего ареста АБАКУМОВ мне сказал, что если я не буду давать признательных показаний, то меня будут бить. Поэтому я испугался, что явилось причиной того, что я на предварительном следствии давал неправильные показания". Проведенной дополнительной проверкой установлено, что ФЕФЕР действительно сотрудничал с органами МГБ. Установлено также, что ФЕФЕР вызывался АБАКУМОВЫМ и находился у него на допросе 35 минут, однако этот вызов ФЕФЕРА к АБАКУМОВУ протоколом не оформлен (Материал проверки т. I, л.74; т. II, л.125). ФЕФЕР также заявил суду, что после выполнения ст. 206 УПК РСФСР его вызвал следователь КУЗЬМИН и потребовал, чтобы он подтвердил в суде все те показания, которые он давал на предварительном следствии. Материалами проверки установлено, что следователь КУЗЬМИН действительно вызывал ФЕФЕРА на очную ставку с арестованным ЗБАРСКИМ7 и после проведения этой очной ставки имел с ним беседу о его поведении в суде" (Материал проверки, т. I, л.136-137).

Таким образом, все обвиняемые в суде виновными себя не признали, от данных на предварительном следствии показаний отказались и заявили, что эти показания были получены от них в результате избиений и других незаконных методов следствия.

Дополнительной проверкой установлено, что бывшие работники МГБ СССР, выполняя преступные указания АБАКУМОВА, действительно подвергали арестованных избиениям и пыткам, систематически лишали их сна и таким путем добивались от них подписания сфальсифицированных следователями протоколов допросов.

Так, осужденный по данному делу ШИМЕЛИОВИЧ в своем заявлении следователю 15 мая 1949 года писал:
"Четыре месяца прошло со дня моего ареста. За это время я неоднократно заявлял: я не изменник, не преступник. Протокол моего допроса, составленный следователем, подписан мною в тяжелом душевном состоянии, при неясном сознании. Такое состояние мое явилось прямым результатом методического моего избиения в течение месяца ежедневно днем и ночью, глумления и издевательства" (Материал проверки, т. III, л. 270).

Осужденный ЮЗЕФОВИЧ в судебном заседании Военной коллегии Верховного суда СССР 6 июня 1952 года заявил:
"В самом начале следствия я давал правдивые показания и заявлял следователям, что не чувствую за собой никакого преступления... После этого меня вызвал к себе министр госбезопасности АБАКУМОВ и сказал, что, если я не дам признательных показаний, то меня он переведет в Лефортовскую тюрьму, где меня будут бить. А перед этим меня уже несколько дней "мяли". Я ответил АБАКУМОВУ отказом, тогда меня перевели в Лефортовскую тюрьму, где стали избивать резиновой палкой и топтать ногами, когда я падал. В связи с этим я решил подписать любые показания, лишь бы дождаться дня суда".

Бывшие работники следственной части по особо важным делам МГБ СССР РЮМИН, ГРИШАЕВ, КУЗЬМИН и другие, подтвердили, что к арестованным по данному делу применялись незаконные методы ведения следствия (Материалы проверки, том I).

Проверкой установлено, что предъявленные ЛОЗОВСКОМУ, ФЕФЕРУ, ЮЗЕФОВИЧУ и другим осужденным обвинения являются ложными и опровергаются собранными в настоящее время материалами. Так, осужденному ФЕФЕРУ вменялось в вину, что он, находясь в 1943 г. в США, установил преступную связь с реакционными еврейскими кругами и вступил с ними в преступный сговор. Из объяснений ФЕФЕРА в суде, а также из полученных при дополнительной проверке материалов видно, что следствию было известно о том, что встречи ФЕФЕРА с руководителями еврейских кругов США происходили с санкции советских представителей в Америке, которые проведенную ФЕФЕРОМ в США работу оценили положительно. Несмотря на это АБАКУМОВ и его сообщники представили эту деятельность ФЕФЕРА, как преступную (Материал проверки т. I, л.74, отдельный пакет).

Далее ЛОЗОВСКИЙ, ФЕФЕР, ЮЗЕФОВИЧ и другие руководящие работники Еврейского антифашистского комитета обвинялись в том, что они в 1943-1946 гг. установили преступную связь с американскими разведчиками ГОЛЬДБЕРГОМ и НОВИКОМ и передали им секретные сведения об экономике и культуре СССР, в том числе и секретный материал института № 205 о внешней политике Англии. ЛОЗОВСКИЙ это обвинение категорически отрицал и потребовал приобщить к делу копии материалов, которые им были переданы ГОЛЬДБЕРГУ. Однако это законное требование ЛОЗОВСКОГО по указанию РЮМИНА было отклонено, так как уже тогда было бесспорно установлено, что материалы, переданные ГОЛЬДБЕРГУ никаких секретных сведений не содержат и приобщение их к делу покажет полную несостоятельность предъявленного ЛОЗОВСКОМУ и другим обвинения в шпионских связях с американской разведкой. Допрошенный в судебном заседании бывший директор института № 205 ПУХЛОВ показал, что институтом по просьбе ЛОЗОВСКОГО действительно был подготовлен и передан ЛОЗОВСКОМУ материал о внешней политике Англии. Этот материал, как показал ПУХЛОВ, был составлен на основании опубликованных в английской печати данных и никаких сведений секретного порядка не содержал. Следственным органам было также известно о том, что ГОЛЬДБЕРГ и НОВИК являются прогрессивными деятелями США и за активную деятельность в пользу СССР они разрабатываются американской разведкой. (Материал проверки, л.74). Несмотря на это, от арестованных путем избиений, угроз и других незаконных методов следствия были получены заведомо ложные показания о принадлежности НОВИКА и ГОЛЬДБЕРГА к американской разведке и о преступных связях арестованных с ними. Из полученных при дополнительной проверке в 1955 году данных видно, что НОВИК является ветераном рабочего движения, членом Компартии США с 1921 года и в настоящее время работает редактором коммунистической газеты "Морнинг Фрайхайт". Из этих же данных усматривается, что ГОЛЬДБЕРГ, после его возвращения из поездки в СССР, опубликовал в американской печати несколько объективных статей о жизни евреев в Советском Союзе (Материал проверки, т. I, л. 79-80).
По делу ЛОЗОВСКОГО и других, были проведены две экспертизы: одна для установления степени секретности сведений, переданных работниками Еврейского антифашистского комитета для опубликования в иностранной печати и другая - для установления националистического характера их литературных произведений. Однако эти экспертизы также не могут служить доказательством виновности Л0З0ВСКОГО, ФЕФЕРА и других. Как установлено проверкой, эти экспертизы были проведены необъективно и с грубым нарушением закона. Будучи допрошенными при дополнительной проверке, эксперты показали, что экспертиза ими проводилась под непосредственным контролем следователей и влияние следователей на экспертов было настолько сильным, что в ряде случаев они пришли к выводам, никак не вытекавшим из исследовавшихся документов. Так, один из экспертов, дававших в 1952 году заключение о степени секретности материалов, направлявшихся руководителями ЕАК за границу, СОЛДАТОВ-ФЕДОТОВ А.М. на допросе 12 октября 1955 года показал:
"Для того, чтобы дать правильную оценку тем сведениям, которые содержались в исследуемых материалах, нам, экспертам, необходимо было проверить, не публиковались ли эти сведения в ... официальных материалах. На нашу просьбу к ГРИШАЕВУ предоставить указанные справочные материалы, был получен отрицательный ответ... мы не имели возможности перепроверять содержащиеся в документах цифры через официальные материалы ... Я считал и считаю, что работа экспертов и составленное заключение по делу бывших работников Еврейского антифашистского комитета являются неполноценными. Об этом я сделал заявление в судебном заседании в 1952 году, а также дал письменное объяснение в МВД СССР в 1953 году" (Материал проверки, т. I, л.270-27З).

Допрошенный в ходе проверки эксперт ЕВГЕНОВ С.В., участвовавший в экспертной комиссии по установлению националистической деятельности ЕАК показал:
"Мне хочется также отметить, что не могло не повлиять в какой-то степени на нашу работу сообщение подполковника ГРИШАЕВА о том, что параллельно с нашей экспертизой проводится экспертиза по более существенным обвинениям, предъявленным руководителям ЕАК. Это нас не настораживало и побуждало к более строгой оценке представленных материалов... На отработку отдельных формулировок заключения некоторое влияние оказало сообщение ГРИШАЕВА об аресте руководителей ЕАК по решению директивных органов и проведении параллельной экспертизы по каким-то главным обвинениям... Когда мы приступили к составлению заключения, подполковник ГРИШАЕВ дал нам понять, что главным руководителем ЕАК был ЛОЗОВСКИЙ и что его деятельность в этом направлении нельзя не отметить... В первоначальном варианте того места, где упоминается ЛОЗОВСКИЙ, мы его вообще не упоминали. Но после замечания подполковника ГРИШАЕВА дали ту общую формулировку о ЛОЗОВСКОМ, которая содержится в заключении... О том, что НОВИК и ГОЛЬДБЕРГ являются американскими шпионами, нам подсказал подполковник ГРИШАЕВ... Определенное влияние на ход нашей работы и ее направление и на оценку, в частности, деятельности ЛОЗОВСКОГО оказывали сообщения подполковника ГРИШАЕВА, которым мы полностью доверяли..." (Материал проверки, т. I, л. 280-287).

ЛОЗОВСКОМУ, ФЕФЕРУ и другим вменялось в вину и то, что они пересылали в американскую прессу секретные сведения о Еврейской автономной области. В обоснование этого обвинения к делу приобщены копии заключений экспертиз, проведенных в 1951 году (т. 42, л. 3-22). В 1955 году в процессе проверки установлено, что указанные в заключениях экспертиз от 1951 года данные секретными не являются и сведений, содержащих государственную тайну не составляют (Материал проверки, т. II, л.58-62).

ЛОЗОВСКОМУ, ФЕФЕРУ и другим осужденным вменялось в вину также и то, что они, являясь еврейскими националистами, по заданию американских реакционных кругов направили в адрес Советского правительства письмо националистического содержания о Крыме. Проверкой подтверждено, что 15 февраля 1944 года бывшие руководители ЕАК МИХОЭЛС, ЭПШТЕЙН (умерли) и ФЕФЕР с ведома ЛОЗОВСКОГО действительно направили на имя И.В.СТАЛИНА письмо, в котором поставили вопрос о создании еврейской советской социалистической республики на территории Крыма и о назначении правительственной комиссии по этому вопросу. По своему содержанию это письмо носит националистический характер, однако направление такого письма Главе Советского правительства нельзя рассматривать как уголовно наказуемое деяние. Факт направления этого письма был использован следственными органами для вымогательства от арестованных заведомо вымышленных показаний, направленных на компрометацию отдельных руководителей партии и Cоветского правительства.

Проверкой установлено, что некоторые осужденные по данному делу руководящие работники ЕАК из националистических побуждений пытались присвоить комитету явно несвойственные ему функции, вмешивались от имени комитета в разрешение вопросов о трудоустройстве отдельных лиц еврейской национальности, возбуждали ходатайства об освобождении заключенных евреев из лагерей, в своих литературных работах и отдельных устных выступлениях допускали националистические утверждения. Эти неправильные действия объективно привели к тому, что еврейские националистические элементы пытались группироваться вокруг Еврейского антифашистского комитета. Воспользовавшись этим, АБАКУМОВ и его сообщники возвели эти действия руководителей Еврейского антифашистского комитета в государственные, контрреволюционные преступления, хотя данных, которые давали бы основания обвинять ЛОЗОВСКОГО и других в таких преступлениях, как измена Родине, шпионаж и другие контрреволюционные действия, не было. Эти возведенные на них обвинения, как показала проверка, не доказаны.

К делу в качестве доказательств виновности ЛОЗОВСКОГО, ФЕФЕРА и других были приобщены копии протоколов допроса арестованных по другим делам ХАЙКИНА, ХЕЙФЕЦА, ТОКАРЯ, БЕЛЕНЬКОГО, ШЕЙНИНА, СОРОКИНА и др. Как установлено проверкой, эти лица от своих показаний отказались и в настоящее время дела на них прекращены. Отказались от своих показаний также СТРОНГИН, ГАЛКИН, КАГАН, ДРУККЕР, БАХМУТСКИЙ и другие, копии протоколов допросов которых находятся в деле ЛОЗОВСКОГО и др.

Таким образом, в настоящее время установлено, что ЛОЗОВСКИЙ, ФЕФЕР и другие, проходящие по данному делу лица, были осуждены необоснованно. В связи с этим, 22 ноября 1955 года Военная коллегия Верховного суда СССР, по заключению Прокуратуры, приговор в отношении ЛОЗОВСКОГО С.А., ФЕФЕРА И.С. и других (всего в количестве 15 человек) по вновь открывшимся обстоятельствам, отменила и дело в уголовном порядке прекратила по ст. 4, п. 5 УПК РСФСР, т.е. за отсутствием состава преступления.
Заместитель главного военного прокурора полковник юстиции Д.П.Терехов
РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 3. Д. 15624. Л. 335-348.
Подлинник.


Из архива Международного фонда "Демократия".
(президент - профессор Александр Яковлевич Яковлев)

-----------------------------------

Это материал сайта Леонида Школьника http://www.newswe.com. Oн напечатан в 2005 году, когда началу Дела ЕАК было 56 лет. В сегодняшней моей публикации эта дата изменена на 66 лет. Именно тогда, в 1949 году, началось дело ЕАК, закончившееся расстрелом 13 безвинных еврейских деятелей - 12 августа 1952 года. Да, именно сегодня мы вспоминаем одно из самых позорных расстрельных дел сталинской эпохи. А сколько их было...
Tags: Квитко, Маркиш, Россия, террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments