Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
ИЗ КНИГИ СЕМЁНА ФАРАДЫ "УНО МОМЕНТО".

Я внешне на папу похож, а характер мамин. Мама работала провизором в аптеке. Маленьким я приходил к ней на работу (Е.С. - привозили, конечно, его в Фаррейновскую аптеку, где мама работала до моего рождения, то есть до 1939 года), смотрел, как она готовила лекарства. Взвешивала какие-то порошки, смешивала. Пол-ложечки туда, пол-ложечки сюда и - на весы. Когда она перестала работать, вышла на пенсию, лечила сама себя и весь дом, где бы мы не жили. В доме, в котором я живу сейчас, о ней рассказывают легенды. О Том, что она могла прийти на помощь в любую минуту, что она была удивительной доброты. Писатель Валентин Лавров всегда говорил:
- Я не столько тебя люблю, сколько твою маму.
Когда мы завели кошку, собаку и попугая, мама не понимала, зачем? Она считала, что животные в квартире мучаются, зачем? Потом привыкла и к кошке, и к собаке. Мама долго не понимала, зачем я стал артистом. Иметь такое серьёзное образование. как у меня, и заниматься неизвестно чем. Она не понимала. И только, когда услышала со всех сторон, что я делаю успехи, смирилась.

Валентин Лавров.
Чтобы понять, откуда в Семёне отзывчивость и доброта, надо было знать Иду Давыдовну, невысокую, худенькую, с добрым лицом, старую еврейскую мамочку - воплощение всех земных добродетелей.
Помню, как однажды из-за этой доброты я попал в неловкое положение. Мне понадобился клей "Момент", и я позвонил Семёну, поскольку он живёт в соседней квартире. К телефону подошла Ида Давыдовна.
- Сени дома нет, - сказала она.
- Мне нужен не Сеня, а клей "Момент". Заклеить кое-что надо.
- Сейчас я поищу, - ответила Ида Давыдовна, - и Вам принесу.

Ни о чём не подозревая, повесил трубку и сел работать. Прошло сорок минут, наконец, пришла Ида Давыдовна и принесла мне тюбик клея.
Я был готов лопнуть от смущения, когда узнал, что Ида Давыдовна обошла всех соседей и, ни у кого не найдя клея, пошла в соседний дом и там, наконец, достала то, что я просил.

Григорий Горин.

Мама Сени очень любила своего сына. Но мама Сени очень ценила скромность. "Сеня, - как-то сказала она сыну, - когда кланяешься, не становись рядом со знаменитыми артистами, отойди в сторонку. Те, кому надо, тебя всё равно отметят".
Впрочем, и без маминого совета он никогда не выпячивается. Он стесняется комплиментов. Он был против того, чтобы я писал о нём эти заметки. "Ещё подумают, что я тебя попросил. Ещё подумают, что у меня какой-нибудь юбилей, а я никого не позвал на банкет. Ещё и обидятся".
Tags: Григорий Горин, брат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments