Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Facebook, Rina Zak
29 июля 2015 г.

Леа Сабан говорит: "Нани вернул меня к жизни, а я его. Я с ним никогда не расстанусь". Они встретились при самых неблагоприятных обстоятельствах. Леа пострадала в теракте в иерусалимском кафе (1.12.2001), где праздновала с подругами свое 18-летие. Нани (тогда его имя было Анер), бывший чемпион Израиля, попал в аварию.

Несмотря на то, что от ожогов пострадало 56 процентов тела, Леа отказалась от пересадки кожи. В больнице:

Image Hosted by PiXS.ru

Она впервые увидела Нани на конной ферме Пини в Нахаль Александер, его как раз перевозили в госпиталь после полученной травмы колена. Леа рассказывает, что в ту ночь она не смогла заснуть и на следующее утро отправилась в госпиталь навестить Нани. С тех пор она искала место, где они могли бы жить вместе.

Три года назад Леа арендовала маленький домик в мошаве Бней-Цион и пристроила рядом небольшую конюшню для Нани. Она и не предполагала, что Нани будет заходить к ней в дом и будить ее по утрам поцелуем. Предварительно Нани нажимает мордой на клавиши пианино или стягивает с Леи одеяло. Однако Леа не в обиде, совсем наоборот. Она даже постелила для Нани коврик, чтобы ему не было скользко.

Image Hosted by PiXS.ru

Сегодня у Леи 4 лошади, она стала специалистом по лечебной верховой езде, но на Нани верхом никогда не садится. Ни она, ни кто-либо другой.

Фото יובל חן
ИСТОЧНИК
Tags: мой Израиль, тексты, террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments