Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

"Эхо Москвы", программа "Особое мнение".
Гость передачи - писатель Михаил Веллер.
Ведущая - Марина Королёва.
18 сентября 2015 года.


М.Королёва
― На Манежной площади в Москве запустили часы, которые будут отсчитывать время до начала Чемпионата мира по футболу. Следить будете?

М.Веллер
― Гениальное открытие! Гениальное! Вот было 100 дней Наполеона, а будет 1000 дней Путина, в 10 раз больше. Наполеон устроил свару в Европе, уложил массу народу, а в России будет Чемпионат мира по футболу. Вы представляете, сколько всего может произойти за тысячу дней? 22 бугая, один мяч на 2 часа, как говорил Райкин. Так что, конечно, это большой, эпохальный Чемпионат мира по футболу. Все прочь! О чем еще говорить? Придумали: вот он, святой повод.

Так что все эти американские подковырки, что мы там чего-то, коррупцию нашли в FIFA. Вот, ведь, негодяи. Сами мировые жандармы, в FIFA нашли коррупцию. То председателя, то секретаря. Не позволим. Мы проведем Чемпионат мира по футболу, ура. Футбол – это наше всё.


М.Королёва
― Ну, подождите, это еще в 2018 году будет. Вы сами сказали, что еще сколько времени до этого осталось. Кстати, как вы думаете, вот, если смотреть по нынешней ситуации, реально, что, действительно, России позволят провести у себя Чемпионат мира по футболу?

М.Веллер
― Я думаю, что все прогрессивные силы России к этому прикладывают все свои достойные усилия всеми доступными средствами. Я думаю, что ведется определенная серьезная работа в том направлении, чтобы у России не посмели отнять Чемпионат мира по футболу. Все доступные средства все жители России легко могут себе представить. Так что, конечно, если бороться постоянно… В общем, как это было в песне? «Кто привык за победу бороться, с нами вместе пускай запоет». Так что они будут петь долго, да. Но отобрать, конечно, нет. Мишель Платенини – негодяй, американцы-сволочи хотят отобрать у нас наш круглый мяч. Не дадим. Посмотрим, кто кого. Мячик круглый.

М.Королёва
― Понятно. То есть будете стоять где-то неподалеку на Манежной площади, следить за тем, как тикают часы, будем ждать Чемпионата мира по футболу.

М.Веллер
― Если ко мне вызовут психиатричку, то, возможно, меня постигнет такая судьба. Я буду следить за футболом. Пока я не могу понять, как серьезно... Я могу понять, как одни серьезные люди отвлекают толпу от всех проблем тем, что «Зато мы сыграем в футбол!» Это я понимаю. Но как люди, считающие себя разумными, вместо того, чтобы заниматься делами, следят за футболом, это уж совсем другая история.

М.Королёва
― Да. Давайте про то, что ваше всё. Потому что судя по тому, что вы написали, в частности, и на сайте «Эха Москвы», и то, что привлекло такое, серьезное внимание на нашем сайте о том, что последний этап заката Европы наступает буквально на наших глазах, вот это, как я понимаю, то, за что вы сейчас болеете. Вот, я вас хочу спросить, вот, и вы туда же, да?

М.Веллер
― «Туда же» — это куда же?

М.Веллер
- Вот, было 100 дней Наполеона, а будет 1000 дней Путина, в 10 раз больше.

М.Королёва
― Туда же, куда, ну, например, там я не знаю, многие комментаторы на федеральных каналах, которые радостно, просто радостно обсуждают, как Европа гибнет под натиском мигрантов. Вот, и вы туда же, да? То есть вы решили добавить туда своего?

М.Веллер
― «Простите, сударь, я попросил бы не смешивать меня с обществом», — сказал д’Эон. Я, видите ли, 1,5 месяца провел в стране-члене НАТО Эстонии, где тихо сидел дома, не смотря телевизор, не слушая радио и исключительно узнавая отдельные новости по компьютеру. Поэтому что где говорили какие комментаторы, я понятия не имею. Если мое искреннее мнение иногда совпадает с мнением правительства или другого правительства, или комментаторов, или антикомментаторов, это совершенно нормально: что бы ты ни сказал, всегда ты с кем-то совпадешь, как правило.

Так что, нет, я не туда же. Потому что в 2002 году, когда Патрик Бьюкенен написал свою знаменитую книгу «Гибель Запада» (бывший советник президента Рейгана), у меня в том же году в то же самое время вышла книга... У меня большая глава была в книге «Кассандра», которая вышла в том же 2002 году, которая называлась «Смерть Запада», где говорилось об этом обо всем. Худо-бедно 13 лет назад. Что я говорил, то и продолжается – для этого даже не нужно было семи пядей во лбу, для этого нужно было быть элементарно здравомыслящим человеком.

То, что происходит сейчас, это конец всему. Дело не в количестве мигрантов, дело в качестве. Дело не в том, что они придерживаются ислама. Все религии разумны и хороши в определенных пределах. Дело в том, что они придерживаются совершенно иного, жесткого, нетерпимого, агрессивного цивилизационного кода. Они не собираются перевариваться – они собираются переваривать Европу. А Европа не собирается их ассимилировать – она собирается с ними сосуществовать. Посмотрим-посмотрим. Вы посмотрите на этих беженцев – их всех, заградотряд за спиной, автоматы в руки и они сметут любое государство. Но воевать за родину, ни за какую Сирию, ни за что на свете они не хотят, а они хотят халяву в Европе. Это логично. Если можно, да почему нет?

М.Королёва
― Да почему?.. Еще раз хочу спросить, почему вы так решили? Там очень много детей, там очень много женщин. Да, там есть, как вы пишете, и взрослые мужчины. Да. Но...

М.Веллер
― Нет-нет-нет. Там есть и женщины, там есть и дети. Но от 65 до 90 процентов это мужчины призывного возраста 18-35 лет. Вы посмотрите все хроники, почитайте все сводки. Потому что они гораздо более мобильны, они более подвижны, им легче передвигаться и путешествовать. И они, прежде всего, не собираются ни с чем мириться. Это вы не будете жрать бутерброды со свининой на вашей родине, где мы теперь живем. Это вы не будете праздновать Рождество, а мы будем жить...

Слушайте, когда были какие беженцы в какую страну, в гетто которых полиция боялась сунуться? Которые отмечали Рождество сожжением автомобилей и разбиванием витрин. А левые восклицали: «Что еще мы можем сделать для этих несчастных людей?» Отвечаю: «Повеситься».

М.Королёва
― Но мы же сейчас говорим про вот этих, нынешних беженцев. То, что вы рассказываете, да, возможно, где-то в каких-то странах имело место. Где-то с Рождеством, где-то там со свининой и так далее. Но сейчас-то?... Но сейчас люди бегут от войны. Вы же с этим не спорите, что они не просто из мирных мест, там, куда-то вот так вот толпой бегут? Нет. Там происходит война, да? Куда им деваться-то?

М.Веллер
― Я прошу извинения. В Сирии война происходит уже почти 5 лет, а резко побежали они вдруг сейчас. Это то, о чем совершенно справедливо говорил начальник соответствующего Института Востока Сатановский. Эрдоган чистит Турцию от беженцев, он хочет убрать из Турции к своим перевыборам 2 миллиона беженцев любой ценой. Всё. Поэтому эти 2 миллиона из Турции вышибают хоть посуху на Балканы, хоть через море в Грецию. Вот основная причина, почему они так поперли.

М.Королёва
― Есть, допустим, причины, по которым они сейчас бегут. Допустим, это даже та причина, которую вы называете. До сих пор Европе удавалось... справляться, может быть, не с таким массовым наплывом, но, тем не менее, она переваривала в себе…

М.Веллер
― Вы ошибаетесь. Вы ошибаетесь. Ей уже давно не удается, она уже давно не переваривала. Чтоб вам было известно, если не известно, сегодня в городе Бирмингеме, миллионнике (второй по численности город Англии) порядка 55% школьников –это уже дети из мусульманских семей. Рожают много детей (и правильно делают), и дети – это прекрасно, это можно приветствовать, нельзя ограничивать, но это означает, что еще через 20 лет Бирмингем будет полностью мусульманским городом. Так вот в том же городе Бирмингеме приняли на работу женщину, исповедующую ислам, и на здоровье. Она пришла на работу продавцом в супермаркет. Придя в супермаркет в хиджабе, пожалуйста, она сказала, что это нехорошо, что здесь продается свинина и свиные продукты и что здесь продается спиртное, потому что ислам этого не одобряет. Так вот в результате она будет сидеть дома и получать зарплату продавщицы, не ходя в магазин, потому что и убирать свинину и спиртное нельзя, и женщину обижать нельзя. Если б это пришла христианка, ей бы что сказали? «Тебе в дурдом или сама нафиг пойдешь?» Но ей нельзя.

10 лет назад, в 2005 году на книжной ярмарке в Париже (Россия – почетный гость) у меня берет интервью радио, по-моему, «France International». И мы идем с журналистом... Там стенд большой, выгородка, а сидячих мест мало – вот, стоят 2 низких столика и 4 кресла. Вот, два – два напротив друг друга. И там сидят 4 афрофранцуза, молодые, длинноногие, черные здоровые спортивные ребята ростом все по 190, два юноши и две девушки, и едят длинные такие сэндвичи. И я и говорю: «Ну, мы их попросим, потому что служебные места». И француз говорит: «Ни в коем случае! Их нельзя трогать! Им нельзя делать замечания!»

Так вот дело не в этих ребятах, которым бы вежливо сказали «Ребят, простите, служебные места, а нам работать». И встали бы, ушли, я так думаю. Нормально. А в том, что французы говорят себе и друг другу «Ни-ни-ни, пусть сидят». Если кто-то хочет, чтобы ему гадили на голову, то всегда найдутся те, которые быстро и с удовольствием нагадят ему на голову и начнут настаивать на том, что это их законное право. Вот то, что происходит...

М.Королёва
― Но вы же знаете такое слово «перегибы на местах»? Ну, вот, как с той продавщицей. да? Вот, представьте себе, что это происходит у нас в России.

М.Веллер
― Ни в коем случае! Рознь разжигается без меня. Потому что убирание розни делается совсем иначе и очень просто. Закон один для всех, правила поведения одни для всех, рабочий кодекс один для всех. И если кто чего нарушил, то он наказывается по закону, независимо от того, он губернатор или дворник, он турок или он американец. Независимо! Всё! Больше ничего не надо.
.......
Так вот дело не в исламе, потому что все религии по-своему прекрасны, и в каждой религии можно найти призывы к тому, что неверные – плохие люди. И люди экстремальной направленности, прикрываясь религиями, творили часто черти что. Припомним мы конкистадоров и крестовые походы. Христиане были веселые ребята – они не долго думали перед тем, как снести голову, прямо скажем. Дело не в этом. Дело в цивилизационном коде. Дело во всей ментальности и в манере поведения. Дело в единстве или в неединстве.

Что значит 400 бездельников, наглых нахлебников громят крупнейшую станцию парижского метро? Им бы наш ОМОН, их бы отметелили всех, все бы получили по своей десяточке…
... когда тебя режут, то нужна железная рука. Дело в том, что невозможна ни абсолютная диктатура, ни абсолютная анархия, то есть научный анархизм, отсутствие государства. Практика и истина всегда лежат посередине. Вот, соотношение этих двух элементов всегда колеблется. Если приходит кот Леопольд и говорит «Ребята, давайте все любить всех», то вскоре коту Леопольду поджигают хвост, вырывают усы, а шкуру его пускают на воротник. Это то, что происходит с Европой. Она сама себя на это пускает.

М.Королёва
― Смотрите, мы с вами говорим вообще о проблеме, связанной с Европой, с толерантностью, с отношением к мигрантам. Это вообще. Вот сейчас конкретная ситуация. Очень много беженцев. Вы что предлагаете? Границы закрыть как делают некоторые страны, да? Выстроить забор за один день? Или что? Или куда-то их обратно отсылать? Что предлагаете-то?

М.Веллер
― Я понимаю. Вы предлагаете, чтобы территория любой страны была свободно доступна без каких бы то ни было формальностей для всех желающих. Каждый, кто желает, может въехать в любую страну и жить там, требуя, чтобы ему бесплатно и в первую очередь предоставили всё, и считались с его нравами и представлениями, хотя сам он плевать хочет на местное.

Так вот, простите великодушно, я эту точку зрения совершенно в гробу видал. Я считаю, что Европе сейчас более всего не хватает старшины Карацюпы с верным «собаком» Индусом. Потом стали из политкорректности писать «Ингус», но, на самом деле, овчарка была Индус. Когда она списывалась по старости, то следующего он опять называл Индус.

Потому что граница есть граница. Что значит «нелегально»? Это нарушение закона, это не полагается, это пошел вон. И кроме того, что касается больных, что касается женщин с маленькими детьми, что касается немощных и убогих, принять и помочь. Что касается 20-летних наглых агрессивных парней, все к чертовой матери или... У нас много места. На просторы родины необъятной добывать полезные ископаемые, валить лес и заниматься прочим трудом. Потому что иначе силушка играет, они сколачивают банды, они торгуют наркотиками, они пускают девочек в проститутки, они начинают жечь автомобили и они заявляют, что они главные. А их боятся тронуть. Нет, это совершенно неправильно. Они должны понимать, кто в доме хозяин.

М.Королёва
― То есть вы фактически договорились до того, что «Путина на вас нет», а то еще и «Сталина на вас нет». Так? Вот там насчет Карацюпы-то с Индусом.

М.Веллер
― А причем вы здесь притягиваете Путина? Причем здесь Путин? А равно причем здесь Сталин?

М.Королёва
― Ну, потому что его многие сравнивают сейчас как раз с европейскими лидерами, беспомощными зачастую, которые не могут...

М.Веллер
― Я не отвечаю ни за глупость, ни за сравнение европейских лидеров. Если меня куда-нибудь пригласят быть европейским лидером, тогда я готов ответить за свои слова. А пока я тут не причем. Я писал о том, что когда любая система (хоть биологическая, хоть социальная) достигает пика своего развития, то продолжение этого развития означает начало конца. Любая система проходит фазы развития, имеет начало, свой конец, когда-нибудь кончается. Это относится к социальным системам также, и даже к европейской цивилизации, как это ни прискорбно. И когда приходит это время, то это самоуничтожение – это ж не кто-то там, сидит бог в машине и подкручивает колесики. Это происходит через изменение ментальности, психологии, идеологии, через изменение ценностной шкалы. И когда грязные матюги объявляются контркультурой, когда однополые браки объявляются нормой через то, что это было продавлено сначала в 1973-м через Американскую Ассоциацию психиатрии, а потом в 1993-м через Всемирное Общество Здравоохранения. Это было продавлено, и методом голосования с незначительным перевесом голосов было так решено.

Когда начинается движение Чайлдфри, когда говорится, что «свобода ограничена только там свободой другого человека», то есть полная атомизация социума. Забывается, что человек один вообще не существует. Человек существует только как член своего социума, иначе не бывает. Нет, ты имеешь право на всё, мы – движение Чайлдфри.

Вы все подохните, и ваши внуки будут чистить ботинки тем, кто будет жить на вашем месте. Запомните, так кончали все цивилизации. Все, все. Именно потому, что в Европе хорошо, они туда едут. Таким образом при материальном уровне хорошем идеологическое направление плохое. А вот так вот свинчивать в одно – это всегда будет неправда (хоть в какую сторону).

М.Королёва
― Ладно. Ладно, хорошо. У нас, тем не менее, такого количества, такого наплыва мигрантов нет. А на Украине сейчас вообще, знаете, затишье. Там сейчас перемирие действует, действительно, всё, вроде бы, хорошо. Вот, я вас хочу спросить по этому поводу: а хорошо ли это, что проблема Восточной Украины так и не решена и, судя по всему, в ближайшее время решена не будет?

М.Веллер
― Ну, с точки зрения финансово-административной олигархии это, видимо, хорошо. Потому что это помогает сохранять статус-кво, это палец продолжает оставаться в ране и всё время может Украину в любой момент поковырять, чтобы она не забывала там, где карась, а где щука. Ну а что касается Украины, то для нее это, конечно, очень плохо.

Суть здесь в чем? Как только перестали стрелять одни, ну, перестали стрелять и другие. Они оттащили вооружения. Эти репортажи: «Вот, начинается мирная жизнь». Ребят, никто не мешал начать мирную жизнь в любой момент уже давно. Далее. Граница остается открытой. Украина эту границу никак не контролирует. Таким образом это некое непонятное образование, такое, полупроницаемое с точки зрения из России на Украину и обратно. Конфликт заморожен, его в любой момент можно возобновить.

Всё это, конечно, не есть очень хорошо. Если у Украины есть мозги, то она, конечно, постарается поставить границу, и пускай Донбасс живет как хочет.

М.Королёва
― Но при этом нарыв остается. Правильно?

М.Веллер
― Правильно-правильно. Конечно. И остается… Для того он и был сделан, что раз нельзя сделать Новороссию, то пускай хотя бы остается нарыв. Что касается мигрантов, которые в России. Если это приходят белые европейцы-христиане, а уж тем более славяне, то проблем с адаптацией нет. Проблем с ассимиляцией нет. Это приходят свои. То есть вы понимаете, 100 человек бойцовых пацанов могут поставить на уши район так, что все будут трястись. А 100 человек своих, даже если это бандюки… А сколько у нас было бандюков в 90-х – это, все-таки, совсем другое.

М.Королёва
― Ну ладно. Вы серьезно, что ли? Что можно вот так вот, даже если бандюки, но белого цвета, как вы говорите, и христиане, ну, так вот формально, то и хорошо?

М.Веллер
― Марин, вы в 90-е годы в Москве и в России жили? Страна была бандюками переполнена!
Скажите, где-нибудь были вот эти кварталы, куда боялась сунуться милиция? Жгли где-нибудь автомобили, громили витрины под Новый год? То есть где-нибудь цивилизационный год взламывался или это была чистая уголовка? Это была чистая...Так что принимаете вы кого, это совершенно разные, простите вещи, и здесь я не знаю, кем нужно быть, чтобы пытаться утверждать обратное. Но мы переходим к Сирии.

М.Королёва
― Да! Вот, я просто хотела сказать, я даже не поняла, как вы меня опять втащили в эту тему с мигрантами. Вопрос наших слушателей. Вот, спрашивают: «Возможен ли второй Афганистан?» или «Почему нам анонсируют войну в Сирии (ну, вы, наверное, знаете, что, действительно, Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента...сказал о том, что...если Сирия попросит, да, то мы введем. Вот, вас спрашивают наши слушатели: „Почему это анонсируют войска в Сирии и фактически выдают государственную тайну? Может быть, это просто всё блеф или вообще фейк?“

М.Веллер
― Этого сейчас никто не знает. Я думаю, что сегодня еще Кремль не знает, в каком направлении следует развивать события, каковы будут реакции. Пока это только тестируется (реакция Запада). Вот, Обама сказал, что Россия попадет в изоляцию. Посмотрим. Слетает Путин на Генассамблею ООН в Нью-Йорк, и посмотрим, изоляция не изоляция, на чем удастся договориться. Так что пока это явная возможность. Как в шахматах это реальная угроза. С этой реальной угрозой положению нельзя не считаться.

Горе здесь в другом. Американцы, разумеется, полные идиоты по той части, что они... Вы можете думать, что в Вашингтоне все гении, а все идиоты собрались в Москве. Но есть и другая точка зрения. В том плане, что они разрушили деспотические тоталитарные государства Ливии, Ирака, потому что племена... Из конгломерата этих племен и состояли так называемые государства ... могли существовать в единых границах, в единой хоть какой политической системе только под жестким тоталитарным управлением. Ну, вот на такой они находятся стадии развития, традиции, племена и рознь и так далее. И если вы вышибаете как короля с доски эту фигуру, потому что он был диктатор, он был убийца, он был преступник, вы его вышибаете, и начинается та самая пресловутая кровавая анархия, потому что не каждый, кто убивает бандита, является демократом – бандита чаще убивает другой бандит (надо это понять). И что если пытаться принести демократию народу, который к ней сейчас не способен… Это иллюзия, что можно всем принести одну политическую систему, это не более, чем идиотизм нашего времени. Это побочное дитя, жертва аборта от политкорректности. Мы имеем кровавую анархию в Ираке, мы имеем кровавую анархию в Ливии и мы имеем в Сирии то, что мы имеем. Это бесспорно.

Таким образом Башар Асад, сын своего папы, вполне даже убийцы, которому нужно было снести мятежный город… 30 тысяч убитых суннитов артиллерийским огнем, всё, и больше никто не пикнул и прочее. Но Башар Асад дает хоть какой-то порядок. Если повстанцы сметут Асада (хорошо, сметут: он был мерзавец, его повесят на площади), что будет взамен? Вероятнее будет такая же кровавая анархия, как в Ираке или в Ливии. То есть нельзя убирать диктатора с правительством до тех пор, пока ты не гарантировал лучшее правление в этом государстве. Потому что разрушить – это прямо Интернационал: „Весь мир насилья мы разрушим до основанья“.

Таким образом в данном вопросе я, отнюдь не будучи специалистом по Ближнему Востоку, полагаю, что лучше покуда Асада не трогать. Потому что ежели его снесут...Понимаете, он сотрудничает с Хезболлой. Хезболлу считают террористической организацией все кроме России – тоже интересная вещь. Интересно, что будет делать Хезболла?

Таким образом здесь по логике вещей Россия, которая хочет продолжать влиять, которая хочет сохранить опорную точку на Средиземном море (это последняя), которая хочет иметь (а в идеале расширить) свои базы в Сирии, а то уже отовсюду нас выперли, хорошо бы договорилась, конечно, Россия со Штатами, что там делать с ИГИЛом, что там делать с Асадом и как всё это дело пригасить. Потому что если всё пойдет вразнобой, если, не приведи господь, Сирия станет полигоном типа Вьетнама, где Россия и Америка будут мериться уровнем вооружений и прочего, то России, конечно, мало не будет, ибо экономические потенциалы слишком разные. Нам, конечно, советуют милые девушки из „Комсомольской правды“ покупать телогрейки и резиновые сапоги. Я ходил в телогрейке… Я-то ладно – полстраны ходило в телогрейках, большое спасибо за этот идиотизм. Так что здесь нужно быть как минимум очень-очень осторожным.

М.Королёва
― Я хотела вас спросить по поводу России. Вот, мы-то что там делаем? И зачем нам туда? Надо ли нам туда, еще и в Сирию? Мы только что, вот, с Украиной, да? Хотя и не признавали этого официально, но было понятно, что у России там есть какой-то серьезный интерес (это как минимум). Теперь Сирия – это что-то вроде второго фронта. У нас сил-то на это хватит, как спрашивают наши слушатели вас об этом?

М.Веллер
― Я думаю, что в первую очередь это сильнейшая отвлекающая шумовая бомба для того, чтобы народ черпал удовлетворение в патриотизме, а не спрашивал, где пенсии, где зарплаты, где больницы, где дороги, где что? У нас, говорят, не хватает денег, дефицит бюджета. В это время Собянин всю Москву мостит плиткой, по всей Москве меняет бордюры и в Москве снесли абсолютно всю торговую инфраструктуру, кроме крупных торговых сетей.
......
Так вот в этих условиях нет у тебя цветов, нет у тебя ларьков, нет у тебя нифига, но зато мы первые в Сирии, мы воины-интернационалисты, мы выполняем свой долг. „Напиши мне, мама, в Египет, как там Волга моя течет“, — я эту песню помню наизусть! До тех пор, пока нас не выгнали из Египта в 1973 году. Вот это, конечно, цель основная.

Цель вторая – иметь какую-то площадку для торговли со Штатами. Вот, мы сидим здесь, мы можем сильно нарушить ваши планы, мы можем сильно мешать вам в вашей внешней политике, мы многое можем. Давайте договариваться, ребята. Чего еще можно придумать, я себе не представляю.

М.Королёва
― У нас с вами 2 минуты остается. Мне ужасно интересно вас спросить вот о чем. Вы знаете, что Владимир Путин поедет на Генассамблею ООН в конце сентября. Вот, скажите мне, пожалуйста, а вы что ожидаете от этого выступления? Каким оно будет? И как, как вам кажется, Путина там примут? Как победителя, как какого-то слабого партнера, как вообще никого?

М.Веллер
― Я думаю, что с огромным интересом и с неуверенностью этой встречи ожидают все. Папа Римский уже сказал, что он не исключает встречи, если Путин не опоздает. Ну да, Владимир Владимирович любит опаздывать – к Папе Римскому он тоже дважды опаздывал.

То есть уронить лицо совершенно нельзя. Ставить ультиматумы тоже совершенно нельзя. Нужно предложить что-то конструктивное, какую-то позицию. Я думаю, что это связано с выполнением Минских соглашений в Донбассе и с позицией в Сирии, потому что Дамаск должен нас пригласить, а мы должны ответить „Мы тут посоветуемся со всеми в ООН, можем мы к вам послать войска? Мы по договору в любой момент, но мы еще хотим посоветоваться“. Вот как один из вариантов позиции. Это может быть очень интересно.

И поскольку Обама давно хромая утка, то он может показать себя чрезвычайно главным, но следующей порции унижений не должен переносить президент Российской Федерации, так что я думаю, что этот спектакль все будут смотреть с огромным интересом.

М.Королёва
― Как вы думаете одним словом, Россия и США – сейчас у них есть шанс подружиться? Вот именно сейчас?

М.Веллер
― Вы знаете, если все атомы вдруг сделают такое движение в молекулярной решетке, то этот стол сейчас поднимется над полом. Теоретически это возможно, но практически вряд ли. У нас идет такая страшная антиамериканская полива как в конце 80-х, когда американцы изобрели СПИД. Что американцы стоят за переселениями и за всем на свете, я боюсь...
Tags: Еврабия, Путин, нелегалы из Африки, новая российская хрень, турки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment