Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Оригинал взят у alekstarn в Под хвостом волкодава
На заре своей второй, израильской, жизни пришел я открывать счет в банке. Дело было в конце 89-го, до массовой алии оставался примерно год, и восторженно-приветливое отношение старожилов пока еще не успело смениться насмешливым равнодушием. Меня принимала веселая брюнетка, неимоверным количеством навешенных на нее золотых украшений напоминавшая не то новогоднюю елку, не то стенд в магазине бижутерии. Бижутерия-то – черт с ней, но память о новогодних пьянках еще грела в то время мое сердце, а потому я смотрел на брюнетку, как на родную.


– Алекс? – переспросила она и рассмеялась.
Я с готовностью включился в веселье, хотя и не очень понимал, в чем его смысл. Но вокруг елки всегда весело, разве нет? Да и вообще, печалиться было решительно нечему. Моя новогодняя Снегурочка барабанила кроваво-красными ногтями по клавишам терминала, и елочные игрушки тоненько позвякивали при каждом ее движении. «Все елки на свете, все сны детворы... – вспомнил я. – Всё великолепье цветной мишуры... все яблоки, все золотые шары...»

– Эти заграничные имена такие забавные... – прервала брюнетка мои литературные реминисценции. – Майкл, Елена, Альберт... У нас так домашних собак называют.
Я невольно посмотрел на прикрепленную к терминалу табличку, где красовалось брюнеткино имя: Мири. В моей первой жизни оно идеально подошло бы к какой-нибудь маленькой болонке. Мири, Сари, Шоши, Мали... – и прочие мамми...

Этот давний случай вспоминается мне каждый раз, когда звезды израильской журналистики начинают рассуждать о своей жизненно-важной миссии по охране демократии. Прям-таки сторожевая свора мира, прогресса и универсальных, понимаете ли, ценностей. Послушать их, так мы и дня бы не прожили без тявканья какой-нибудь Мины, завывания какой-нибудь Керен и гулкого лая какого-нибудь Амнона – тут же погрузились бы в мрачную пучину средневековья.

«Не верьте, не верьте!» – как пел по несколько иному поводу незабвенный Булат (кстати, прекрасное имя для достойного дворового пса). Все эти кусачие и злобные, лохматые и гладкошерстные гавкают по одной и только одной причине: их лай угоден хозяину. А не будет угоден – хозяин просто отстегнет цепь и пнет ногой под зад: гуляй, псина, сама по себе, в полной собачьей безвестности.

Не то чтобы журналисты отличались в этом смысле от некоторых других категорий – не зря модный в последнее время термин «шомрей саф» (буквально: «стражи порога», а по сути – watchdogs, «сторожевые псы») применяется еще и к судьям, и к прокурорам, и к чиновникам, занимающим ключевые посты в правоохранительной и регуляторной сферах.

Значение этих должностей в израильской системе власти хорошо видно на примере вопроса о газе, который (вопрос) пребывает в длительном тупике вследствие позиции всего лишь одного (!) чиновника средней руки. Иными словами, достаточно слегка поднажать на одного человечка (что обычно не составляет труда при наличии определенного информационного и карательного ресурса), и вся Страна на годы (а может, и навсегда) лишается многомиллиардных доходов, в которых отчаянно нуждается.

Но дело не ограничивается прессой и чиновничеством: псы, в отличие от людей, четвероноги – как и мерзкое чудище, клацающее своими челюстями над нашей яремной веной. Две другие ноги – механизм «общественных комиссий», а также система юридического подавления, куда входят следственные (общий и специальные) отделы полиции, прокуратура и, само собой, БАГАЦ. Вот теперь перед нами настоящий волкодав!

С его помощью хозяин может добиться любого решения. Ну, допустим, нужно назначить своего человека на должность Генерального инспектора полиции. Зачем? Ну как зачем: от него ведь зависит, кто будет командовать следственным отделом – то есть важным суставом одной из четырех ног. И, допустим, законно избранное правительство намеревается отдать эту должность кому-то другому. Нет проблем! Во-первых, кандидат должен пройти через сито проверочной комиссии. Во-вторых, его должен утвердить юридический советник правительства.

Что ж, поехали... Волкодавья нога №1 (пресса) начинает крикливую кампанию очернения. Мир полон грязи, и даже если на неугодного кандидата не попало ни капельки, всегда можно сказать, что он ходил над (сидел рядом, смотрел на) какой-нибудь лужей. Поэтому можно для начала просто писать о луже, прозрачно намекая на то... ну, вы понимаете...

Волкодавья нога №2 (полиция) «вынужденно» открывает дело, поскольку «не может игнорировать голоса общественности». Волкодавья нога №3 (в данном случае – юридический советник) говорит, что в этой ситуации не может дать быстрого ответа, а потому проверка затянется на долгие месяцы. Волкодавья нога №4 (общественная комиссия по назначениям) объявляет, что не в состоянии принять свое решение до завершения проверки советника. Понятно, что подобное заявление автоматически отменяет назначение, ибо назначать нужно сейчас, а не год спустя. Но, допустим, законное правительство в безмерной своей наглости и самоуправстве решает игнорировать точку зрения советника, комиссии, полиции и прессы. То есть решает править. Тогда в работу снова включается нога №2 – на сей раз, БАГАЦ. Печать этой ноги является окончательной – она попросту может отменить любое решение любого демократически избранного органа – будь то кнессет или правительство. Вот и всё, дело сделано. Гав-гав! Умница, хороший песик…

А кто же хозяин? Независимый журналист Йоав Ицхак писал накануне недавних выборов, что они решат, кто будет править страной в ближайшие несколько лет – Биби или Нони. Когда стали известны первые результаты голосования, в штабе Ликуда поднялось стихийное радостно скандирование: «Нони подавился! Нони подавился!» (близкий по смыслу аналог непереводимого «ахаль ота»). Биби или Нони... Что ж, оба имени равно подходят в качестве собачьей клички. Но этим малозначимым фактом сходство и ограничивается. Все остальное – сплошные различия.

Биби (Биньямин Нетаниягу) – политик, премьер-министр и депутат кнессета, занявший свое место в результате законных демократических выборов.
Нони (Арнон Мозес) – владелец (совместно с миллиардером Элиэзером Фишманом) медиа-империи «Едиот Ахронот», включающей центральную и местные газеты, интернет-сайты, телевизионные каналы и кабельное ТВ. Он сидит в своем кресле по праву наследства и финансовых операций.

Биби и его семья вот уже многие годы представляют собой объект непрерывного полицейского преследования. Поводы для этого – самые нелепые: от размера оплаты за переезд из дома в дом до сдачи пустых бутылок. Широко освещаемые расследования сопровождаются громкими «утечками» и раз за разом кончаются ничем. Тем не менее, можно не сомневаться, что, будь должность премьера не выборной, а назначаемой, вышеописанный волкодав давно уже загрыз бы Биньямина Нетаниягу, как только что загрыз Галя Гирша – ни в чем не повинного кандидата на пост главного полицейского.

Нони же не раз и не два выходил сухим из воды по куда менее невинным поводам. Дела попросту закрывались полицией. При этом считаются доказанными связанные с его именем факты незаконных прослушек, шантажа и угроз, налоговых преступлений и проч. Его партнер Элиэзер Фишман – звезда сомнительных финансовых махинаций, своими многомиллиардными долгами держит за горло все крупнейшие банки Израиля. Этот уважаемый человек жрет наши с вами пенсионные фонды, как свинья желуди, но можно не сомневаться, что пока во дворе рычит и рвется с цепи волкодав, Фишману и Мозесу не угрожает ровным счетом ничего.

Вы спросите, почему дела Нони и его друзей тихо-мирно закрывались, а дела Биби по-прежнему будоражат общественность? Ответ: потому, что Нони вовремя заботился о суставах всех четырех ног своего волкодава. К примеру, сейчас его личным кандидатом на пост Генерального инспектора является нынешний командир Южного округа комиссар Йорам Халеви. Одного конкурента (Галя Гирша) нонина собачка уже слопала, теперь на очереди второй – Рони Альшейх. Его имя опубликовано только сегодня, но рычание волкодава уже слышно из теле– и радиоприемников. Под заместителя главы ШАБАКа не очень-то подкопаешься, но, как я уже говорил, близости лужи вполне достаточно.

Даже если Альшейх займет-таки пост Генерального инспектора, можно не сомневаться, что вся борьба еще впереди. Будьте уверены, мы не раз еще услышим о смертельной схватке за посты начальника Следственного отдела (взамен уходящего комиссара Мени Ицхаки) и командира всеизраильского подразделения по расследованию финансовых преступлений (взамен покончившего самоубийством – как видно, по причине особо воспаленной честности – под-комиссара Эфраима Брахи). Почему я так в этом уверен? Да хотя бы потому, что, как утверждает тот же Йоав Ицхак, в руках у Мозеса сосредоточено достаточно много дискредитирующей и просто деликатной информации на политиков, чиновников и работников правоохранительных органов...

Так кто же, спрашивается, победил на выборах? Биби? Ципи? Бужи?.. И есть ли вообще смысл в наивной игре в демократию, покуда наши избранники скованы по рукам и ногам цепью циничных преступников-шантажистов, остающихся у власти, невзирая ни на какие выборы?

В отличие от Йоава Ицхака, я далек от того, чтобы короновать Арнона Мозеса дьявольскими лаврами. Сам по себе он всего лишь один из многих – мелочь человеческая. Уйдет человек с собачьим именем Нони – придет какой-нибудь другой шпиц или другая болонка – придет и тоже возомнит себя хозяином. Но настоящие хозяева, как это бывает часто, – вовсе не эти конкретные личности. Они всего лишь замещают вакансию, временно персонифицируют часть преступной антидемократической системы, которая давно уже существует сама по себе. Истинным ее хозяином, жизненно заинтересованным в сохранении существующего положения, является отвратительная левая клика.

Эта клика давно уже потеряла всякий шанс победить на демократических выборах, а потому ее единственная возможность остаться у власти заключается в отмене демократии, то есть в поддержке и прикармливании волкодава. На словах ее лживые политики и адепты декларируют громкие антикапиталистические лозунги, трындят о гуманности, об универсальных ценностях, прославляют законность и свободу слова; на деле – действуют заодно с самыми грязными шантажистами, вороватыми магнатами и откровенными преступниками, типа упомянутых выше. Левый значит подлый, иначе и не скажешь.

Отсюда и требование, которое должно быть предъявляемо к любому политику, за которого отдает свой голос нормальный человек, желающий жить в нормальной свободной демократической стране: тебя избирают во власть для того, чтобы ты ПРАВИЛ. Правил, а не, дружелюбно повизгивая, вынюхивал под хвостом у волкодава. Ведь голосовали за тебя, а не за Нони и его четвероногого друга.

А это значит:
– резко уменьшить сферу полномочий БАГАЦа, ограничив ее уголовными и гражданскими делами. Решения Кнессета и правительства должны быть неподсудны, согласно принципу разделения властей.
– вычистить коррупцию/политизацию/«утечки в прессу» из полиции и прокуратуры.
– разогнать «общественные комиссии» и сформировать их заново – на демократической основе и с гарантией обновляемости состава. Установить их полномочия на уровне не обязательных к исполнению рекомендаций.
– выработать действенные механизмы, ограничивающие владычество чиновничьей бюрократии.

И вот тогда, будьте уверены, никому в голову не придет обвинять прессу в излишней политизированности. Потому что на одной ноге не устоит даже самый сильный волкодав.
Tags: Нетаниягу, левые, суд в Израиле, хамнет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment