Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Оригинал взят у yaqir_mamlal в статья ДК из сегодняшних "Вестей"
Неточно в деталях,
верно по существу



Дов Конторер

Досадная фактическая неточность в выступлении Биньямина Нетаниягу перед делегатами 37-го сионистского конгресса, проходящего в эти дни в Иерусалиме, позволила лидеру оппозиции Ицхаку Герцогу обвинить премьер-министра в фальскификации истории и в том, что его ошибочное заявление может оказаться полезным злонамеренным силам, отрицающим исторический факт Катастрофы европейского еврейства.

Учитывая высокую резонансность затронутой темы и то, что ее значение не ограничивается контекстом полемики между лидером левой оппозиции и главой израильского правительства, рассмотрим релевантное высказывание Нетаниягу и попробуем установить, в чем именно он ошибся, из чего проистекает допущенная им ошибка и что в его словах соответствует истине.

Итак, выступая во вторник, 20 октября, перед участниками проходящего в Иерусалиме конгресса, Нетаниягу решил перечислить "десять лживых тезисов" палестинской пропаганды, звучащих в связи с нынешним обострением конфликта. "Первая большая ложь палестинцев состоит в том, что Израиль пытается изменить статус-кво на Храмовой горе, - заявил премьер-министр. – Ничего подобного нами не совершается. Статус-кво состоял и состоит в том, что мусульмане приходят на Храмовую гору молиться, а все остальные – евреи, христиане, представители других религий и светские люди - могут посещать это место без совершения там каких-либо религиозных обрядов. Немусульмане допускаются на Храмовую гору пять дней в неделю, с воскресенья по четверг, с 7 до 11 часов утра. Во все остальное время Храмовая гора открыта только для мусульман. За последний год ее посетили 3,5 миллиона мусульман, 80 тысяч христиан и 12 тысяч евреев. Таковы факты. Израиль не менял и не имеет намерения менять статус-кво в этом священном месте".

Интересующее нас заявление Биньямина Нетаниягу прозвучало в связи со вторым лживым тезисом палестинской пропаганды:

"Их вторая ложь состоит в том, что мы пытаемся разрушить мечеть Аль-Акса. Этой лжи уже скоро сто лет, и она была бы просто смешна, если бы ее действие не приводило к трагическим результатам. Мой дед приехал в Эрец-Исраэль в 1920 году. Вскоре после того, как он явился в здание иммиграционного бюро в Яффо, это здание было сожжено арабскими погромщиками, убившими тогда многих евреев, в числе которых был наш знаменитый писатель Йосеф-Хаим Бреннер. Арабские нападения на евреев в 1920-1921 и 1929 гг. были спровоцированы призывами иерусалимского муфтия Хадж-Амина Аль-Хусейни, который значительно позже, при проведении Нюрнбергских процессов, разыскивался для привлечения к суду как военный преступник, поскольку он сыграл центральную роль в стимуляции "окончательного решения еврейского вопроса" нацистами. Муфтий прилетел в Берлин и встретился с Гитлером. Гитлер тогда еще не собирался уничтожать евреев, он хотел изгнать их из Европы. Но Хадж-Амин Аль-Хусейни явился к Гитлеру и сказал: "Если ты выгонишь их, они все явятся к нам". Тогда Гитлер спросил: "Что же мне с ними делать?", и муфтий ему ответил: "Сожги их!". Муфтию удалось избежать суда в Нюрнберге и он умер в Каире от рака через много лет после войны. Так вот, в двадцатые годы муфтий постоянно заявлял: "Евреи хотят разрушить мечеть Аль-Акса!", и эта ложь служила стимулом многих атак. Аль-Акса и теперь стоит на своем месте, но и ложь стоит там же, как прежде".

Здесь следует сразу же признать, что Нетаниягу действительно допустил в этой части своего выступления существенную неточность. Муфтий прибыл в Берлин 6 ноября 1941 года, его встреча с Гитлером состоялась 28 ноября. К тому времени решение о тотальном уничтожении европейского еврейства давно уже было принято нацистским руководством и, более того, последовательно осуществлялось на практике на оккупированной территории Советского Союза и Югославии.

Последним серьезным планом нацистов, предусматривавшим массовую депортацию евреев из Европы, был т.н. Мадагаскарский проект, изучавшийся германским руководством летом и осенью 1940 года, когда с поражением Франции остров Мадагаскар оказался под властью коллаборационистского правительства Виши. Взвесив практические перспективы данного плана, нацистское руководство Германии пришло к выводу о том, что его невозможно реализовать в условиях британского контроля над Суэцким каналом и Южно-Африканским Союзом, бывшим в то время доминионом Великобритании.

После поражения люфтваффе в "битве за Англию" (сентябрь 1940 г.) в Берлине не ожидали скорого прекращения британского контроля над этими стратегическими районами, и поэтому уже осенью 1940 года план насильственного переселения евреев Европы на Мадагаскар выглядел нереальным. Окончательно от него отказались в декабре 1940 года, с утверждением плана "Барбаросса", предусматривавшего скорое начало войны с Советским Союзом. Еще раньше, в апреле 1940 года, нацистское руководство отказалось от плана сосредоточения всех евреев Европы в т.н. Люблинской резервации (Judenreservat).

Большая война на Востоке открывала перед нацистами возможность физически уничтожить европейских евреев, и во второй половине 1940 года в документах руководимой Эйхманом группы стало вполне тривиальным упоминание о "несомненно близящемся окончательном решении еврейского вопроса". Планомерное массовое убийство евреев началось сразу же со вторжением германских войск в Советский Союз, причем в гетто, создававшиеся немцами на оккупированной территории СССР с целью изоляции и последующего уничтожения основной массы евреев, уже осенью 1941 года свозились евреи из Австрии и Чехословакии. Массовые расстрелы евреев производились тогда же в оккупированной Югославии.

Мнение о том, что "окончательное решение" стало официальной политикой гитлеровской Германии лишь по итогам Ванзейской конференции, состоявшейся 20 января 1942 года, имеет своим источником непонимание природы и назначения данного мероприятия. Ко времени проведения Ванзейской конференции планомерная ликвидация европейского еврейства велась не только методом массовых расстрелов, но уже и в газовых камерах Хелмно, первого из созданных нацистами лагерей уничтожения (Vernichtungslager), а в Освенциме, Белжеце, Собибуре, Треблинке и Майданеке близились к завершению работы по созданию индустрии смерти.

Созвать в Ванзее высоких правительственных чиновников Третьего рейха, руководителей немецкого транспорта и промышленности потребовалось в тот момент, когда их уже следовало посвятить в детали гигантского плана, предусматривавшего уничтожение 11 млн евреев Европы, распределить между ними обязанности, установить приоритетность заказов на транспортировку евреев в лагеря смерти в условиях военного времени и представить им оберштурмбаннфюрера СС Адольфа Эйхмана, который станет техническим координатором данного процесса. Это и было сделано главой РСХА Рейнгардом Гейдрихом в январе 1942 года, на стадии перевода еврейского геноцида в промышленную стадию.

Таким образом, ко времени встречи муфтия с Гитлером убеждать последнего в том, что физическое уничтожение евреев станет наилучшим способом "окончательного решения еврейского вопроса", уже не требовалось. Сохранилась детальная запись беседы муфтия с Гитлером, состоявшейся в присутствии рейхсминистра иностранных дел Риббентропа и министра Гроббы (бывший германский посланник в Багдаде и Саудовской Аравии, в 1941 году Фриц Гробба стал "особоуполномоченным по арабским странам" при Зондерштабе "Ф", координировавшем арабские проекты Третьего рейха). Беседа Хадж-Амина Аль-Хусейни с вождем германских нацистов была примечательна во всех отношениях, но диалога, который Нетаниягу привел в своем выступлении, она не включала.

Тем не менее, муфтию действительно принадлежала видная роль в стимуляции еврейского геноцида. Его знакомство с нацистской индустрией смерти носило чрезвычайно интимный характер, подтверждения чему были во множестве представлены в ходе Нюрнбергских процессов и на процессе Эйхмана. Аль-Хусейни был в деталях осведомлен о том, что представляет собой "окончательное решение еврейского вопроса". Члены возглавляемой им группы арабских нацистов проходили обучение на секретных курсах СС. Вместе с ними Аль-Хусейни не раз посещал концлагерь Заксенхаузен возле Ораниенбурга и расположенную там же Инспекцию концлагерей, которая ведала и такими учреждениями, как Освенцим.

Но главный вклад муфтия в политику геноцида связан с его неустанными усилиями по перекрытию любых лазеек, суливших спасение хотя бы и самым малочисленным группам евреев. В июне 1943 года, встревоженный перспективой вызволения из Венгрии группы еврейских детей, Аль-Хусейни обратился к венгерскому министру иностранных дел с настойчивой просьбой "предотвратить выезд евреев из Вашей страны в Палестину, и если все же существуют причины, по которым устранение евреев является необходимым, то было бы в высшей степени предпочтительно высылать их в такие страны, где они оказались бы под действием активного контроля, например, в Польшу", т.е. прямо в нацистские лагеря смерти.

Такие же письма Аль-Хусейни направлял министрам иностранных дел Румынии и Словакии всякий раз, когда до него доходили слухи о возможном освобождении даже самой малой группы евреев. В январе 1943 года, когда итальянские силы готовились к отступлению из Ливии, Аль-Хусейни требовал от немцев вмешаться и "очистить Триполи от евреев". 25 июля 1944 года ему пришлось писать самому Риббентропу в связи с обсуждавшимся планом обмена немецких граждан, находившихся в странах Британской империи (включая определенное число темплеров), на соответствующее число европейских евреев. Тут уж муфтий почти угрожал: "Арабам и мусульманам будет трудно понять подобный шаг после заявления Вашего Превосходительства от 2 ноября 1943 года о том, что уничтожение так называемого еврейского национального очага в Палестине является неизменной частью политики Великого Германского Рейха, и это способно вызвать у них чувство искреннего разочарования".

Основываясь на этих и иных фактах, в давней серии своих публикаций об арабском нацизме (2005) я назвал раздел, посвященный деятельности иерусалимского муфтия в период Второй мировой войны, "Блюститель неминуемой смерти". Что же до обсуждаемого сейчас заявления премьер-министра Нетаниягу, то о нем следует сказать, что оно, хотя и содержит в себе досадную историческую неточность, является верным по существу. Создатель и первый вождь палестинского национального движения действительно был убежденным сторонником Гитлера и активным участником нацистской политики геноцида, проявлявшим иной раз бóльшую ревность в вопросе уничтожения евреев, чем сами руководители Третьего рейха.

"Вести", 22 октября 2015

Tags: Нетаниягу, Холокост, аналитика, левые
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments