Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

"ВСЁ ХОРОШО В АВТОРИТАРНОМ РЕЖИМЕ,
КРОМЕ НЕВОЗМОЖНОСТИ ПОТОМ УЙТИ ЖИВЫМ".

Интервью с Виктором Шендеровичем.

5 ноября 2015 года.

Виктор Шендерович о Путине, Украине и своих коллегах по ту сторону баррикад.

Image Hosted by PiXS.ru

В Варшаве состоялся концерт известного русского писателя и публициста Виктора Шендеровича. Радио Польша не могло упустить возможность побеседовать с сатириком о том, каково это шутить, когда не смешно, каким ему представляется будущее России, что общего между Россией и Украиной, и почему многие его коллеги оказались по другую сторону баррикад.

Вам не страшно шутить о том, о чем другие – и не подумали бы?
В словаре русских пословиц и поговорок Владимира Даля сказано: «Кто шутку пошучивает, тот на себя плетку покручивает». Все времена для сатиры плохи, поляк Станислав Ежи Лец говорил: «Сатира никогда не пройдет по конкурсу, в жюри сидят ее объекты». Сатирик шутит над сильными, над наглыми, над опасными и не бывает хороших времен для сатиры, их просто не может быть. Конечно, я сейчас маргинал, но мне грех жаловаться, потому что я помню, в каких условиях существовали мои предшественники, чем они платили за свободное слово, чем до сих пор платят мои коллеги в других странах, я имею честь знать иранского сатирика, который вынужден жить в Европе, потому что на родине его ждет виселица. Мне же грех жаловаться. Я говорю примерно то же, что я говорил, когда был телезвездой. Это страна развернулась на 180 градусов, я же – в какую сторону был повернут, туда и говорю.


В какую сторону развернулась страна?
Совершенно очевидно, что страна развернулась в тоталитарную сторону. Развернулась она давно, но она прошла по этому пути уже очень далеко. Безусловно, это тупик, из которого уж нет выхода. К сожалению для него самого, Путин разломал все пути выхода. Это драма любого авторитарного режима. Все хорошо в авторитарном режиме, кроме невозможности потом уйти от власти живым. Он сам себе закупорил этот выход. Сегодня он существует в диапазоне между Лукашенко и Каддафи, он не уйдет от власти живим и он это понимает. Поэтому он вынужден все время поднимать ставку. Но, в отличие от Каддафи и Лукашенко, мы имеем дело с ядерным государством. Эта мысль провоцирует Путина на обострения. К сожалению, эволюционного выхода из этого уже не получится. Как далеко это дело зайдет – трудно предположить, потому что для истории – это все в пределах погрешности.

Вы критикуете власть еще с 90-х годов, вы тогда могли себе представить, что произойдет?
Нет. Когда я слышал в 90-х, что следующий президент будет из силовых спецслужб, мне казалось, что это черный прогноз, что это антиутопия, которая никогда не сбудется. А уж представить себе, даже в ранние путинские годы, представить себе кровавую войну с Украиной, представить себе бомбардировки Сирии, фактически, новый Афганистан, мне для этого не хватало фантазии. Когда я писал какие-то антиутопии, когда я о чем-то предупреждал, я надеялся на то, что я ошибаюсь. Главная победа сатирика, который пишет антиутопию заключается в том, что его антиутопия не сбудется. В этом и состоит задача – напугать, предсказать что-то страшное, чтобы отрезвить. Главная победа Оруэлла заключается в том, что «1984-го», в том виде, в котором он его описал – не случилось. Это и есть победа. К сожалению, я был недостаточно зорким, я этого не предполагал.

В одном из своих произведений вы сравниваете Россию с лужей. Можно ли в этой луже сейчас разглядеть будущее?

Будущее будет. Как говорил один герой из «Швейка»: «Никогда не было, чтоб никак не было». Как-то будет. Другое дело, что Россия, со всей очевидностью, если говорить о последнем тридцатилетии, которое прошло с «перестройки», упустила очередной шанс на развитие. В очередной раз, не в первый. Это был огромный шанс, который мы все упустили и мы, конечно, несем за это ответственность. Попытка сохранить империю неудачными средствами, их уже нет, отбрасывает Россию назад. Империей мы уже не будем все равно, но и не поспеем за развивающимся миром. То, что Путин, под крики о величии России, отбрасывает ее не периферию – это очевидно.

Когда-то один из украинских президентов сказал, что Украина – это не Россия. Вы согласны с этим утверждением?
Украина – со всей очевидностью, не Россия. Но, к сожалению, коррупция держит Украину в прошлом. Ее самый большой враг сегодня – не Путин, ее самый большой враг сегодня – коррупция элит. И то, что там, кроме Саакашвили, не находится человека (грустно это или весело для кого-то), который бы боролся с коррупцией. Хватит ли одного человека для победы над коррупцией – не уверен. Коррупция элит – самый большой враг Украины, безусловно. В этом смысле – Украина вполне Россия.

Верите ли вы в то, что Украине удастся продвинуться по европейскому курсу?

Для того, чтобы войти в западный мир – мало воевать с Путиным. Это вхождение предполагает некоторую готовность к внутренним изменениям. Этих изменений пока не видно. Речь идет не о том, чтобы каким-то образом восстановить целостность, это отдельная песня. В «Мюнхгаузене» Горина главный герой говорит о том, что всякий приличный человек должен вытаскивать себя из болота за волосы. Только самого себя за волосы. Запад может помочь, но это должна сделать нация. Если у нации найдутся силы, то тогда есть шанс.

Многие ваши коллеги, российские артисты, журналисты, в открытую поддерживают Путина. Как вы можете это объяснить?
Как сказано у Бродского: «Одни послушные, прочие от счастья». Кто-то по службе, кто-то обольщен имперской темой, разные случаи. Есть и совершенно искренние люди среди тех, кто поддерживает Путина, но не скажу, что их большинство. У меня есть несколько любимых людей, которые оказались среди тех, кто поддерживает Путина, есть два уникальных случая, когда мы просто договорились, что мы не касаемся этой темы. Повторяю, речь идет об искреннем человеке. Большая часть приверженцев Путина, особенно на радио и телевидении, это абсолютно служебная поддержка. Или это может быть от безграмотности, от эйфории, от взбудораженного патриотического чувства, так понимаемого в имперской парадигме. Но большая часть – все-таки по службе. Все эти «киселевы», «соловьевы», «третьяковы», «пушковы» – я их помню большими демократами. Мы с господином Пушковым и господином Третьяковым работали в газете «Московские новости», с господином Соловьевым мы работали в двух телекомпаниях. Это были либералы дальше некуда. Один Дмитрий Киселев чего стоит, это был либеральнейший господин. Поэтому тут бессмысленно говорит об убеждениях, это просто работа.

Артур Яворский

http://radiopolsha.pl/6/249/Artykul/227752#sthash.1LXi2ORd.dpuf
Tags: Дмитрий Киселёв, Киев, Путин, Шендерович
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments