Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
КОД ДОСТУПА. ЭХО МОСКВЫ.
Автор - Юлия ЛАТЫНИНА.
5 декабря 2015 года.


окончание, начало: http://jennyferd.livejournal.com/5725065.html

Мы воюем с Турцией, а Крым где-то по периферии сознания. Слушайте, раньше бы... Вот подорвали вышки ЛЭПа, оставили Крым без света. Раньше бы уже давно войска ввели, новый «Боинг» бы сбили, фашистскую киевскую хунту с землей смешали, по крайней мере, по телевидению в программе Дмитрия Киселёва. А теперь вообще как-то боком-боком.

Это же очень интересная история, потому что, во-первых, это история о том, что в Кремле тотальная неспособность к стратегическому планированию сочетается с неистребимой уверенностью в возможности всех развести.


Я сейчас не буду говорить об очевидных ошибках Украины, которые она совершила их в Крыму, о том, что крымчане всё равно всегда будут поддерживать Россию и Путина, что они всегда будут уверены до конца своей жизни, что Путин их спас от страшных укрофашистов, которые их бы тогда зарезали.

Два вопроса. Первый. Почему не подумали, что в эту замечательную игру делать гадости и говорить «Это не я» могут играть двое, и Порошенко в нее играет ничуть не хуже Путина?

Вот он говорит: «Линии ЛЭП взорвали татарские националисты. Что я могу поделать?» Ну как? Вот, у нас, как известно, российские войска не сражались в Донбассе, а сражались исключительно добровольцы и, как сказал Путин, шахтеры. И что он мог поделать? А вот теперь у Порошенко, понимаете, татарские националисты – что он может поделать?

И у Порошенко причина играть в эту игру такая же, как у Путина и у Эрдогана. У него бриллиантовые прокуроры, у него свои Чайки, у него экономика в заднице. А на чем выезжать? Конечно, на борьбе с Россией. У него беспроигрышная стратегия сейчас: если Россия не ответит, значит, Порошенко ей воткнул. А если Россия, так сказать, «ха-ха, я не я, лошадь не моя, вот, насикали России на сапоги, и Россия только почистила их тряпочкой». Если Россия ответит, то «Наших бьют. Это не мы. Помоги, Европа. Что же с нами происходит?»

Второй. Ну, хорошо. Когда брали Крым, понятно, было у Кремля планов громадье, Медведчук объяснил Путину, что вся Украина до Киева его ждет. Думали, что будет Одесса наша, Запорожье наше, Николаев будет наш, весь берег наш. В общем, Украины не будет, останется от нее сухопутный огрызок. Но когда этот замечательный прожект накрылся медным тазом, нельзя ли было подумать о том, как снабжать Крым? Все-таки, 2 года назад событие произошло. Все-таки, линию электропередач или что-нибудь там перебросить через пролив или даже мост построить за 2 года? Фашисты, вон, мост в Крым построили за то время, пока они его оккупировали. Правда, он не очень долго простоял. А, все-таки... Генераторы хотя бы завезти. Все-таки, согласитесь, за 2 года это решаемая задача.

Все-таки, современный человек не может жить без электричества. Я уже не говорю о том, что он не может жить без воды, а что воду в Крыму тоже отключат, это, скажем так, большая вероятность, особенно во время туристического сезона. Какие же там туристы?

Плюс замечательное эмбарго с Турцией, из которой в Крым поступало 60% товаров. Каким боком и местом думали те ребята, ну, типа по кличке «Гоблин», которым отдали Крым, пока они там заправки делили и татарских активистов исчезали?

Та же Турция, в которую ездили отдыхать. И дело не в том, что не поедет в Крым отдыхать русский турист. Русский турист поедет. Русский турист всюду поедет. Я вам расскажу совершенно бессмертную историю (я надеюсь, что я ее еще не рассказывала), как в канун, в начале абхазско-грузинской войны мои приятели...

И я хочу начать с совершенно гениальной истории о том, как в 1992 году, когда началась война в Абхазии и одни мои знакомые, которые пришли туда оборонять от грузинов приморский пансионат, вдруг с изумлением на третий или четвертый день обороны… Снаряды летают, там, бронетранспортеры ездят. ...увидели человека, который пришел в этот пансионат с чемоданчиком. Он был очень недоволен, он сказал «Что у вас тут за безобразие? Я вот тут профсоюзы, из Иркутска получил путевку. И я 3 дня не могу добраться до вашего пансионата». Ну, мужики, обвешенные пулеметными лентами, посмотрели на него и сказали «Дядя, ты с ума, что ли, с дуба рухнул? Посмотри, тут война». «А мне пофиг, — сказал мужик. – У меня путевка от профкома. И я, пожалуйста, попрошу вот те 3 дня, которые я не мог до вас добраться, чтобы они мне не были вычтены из путевки, а чтобы они были приплюсованы». Ну, отдохнул парень замечательно, помогал рыть окопы и так далее, и так далее. Но это я к тому, что российский турист, особенно который из профкома путевку получил, он неустрашимый. Он не то, что в Крым поедет без электричества, он поедет и в Абхазию во время гражданской войны. Его в Сирию сейчас отправь – он поедет туда отдыхать.

Но, тем не менее, у этого вот туриста, несмотря на все его преимущества, имеется одна проблема. Вот у такого профкомовского туриста нет денег – он один шарик мороженого на двоих ест и вообще он ест только то, что дают в столовой. То есть с него как с гуся воды денег мало. И, собственно, такой турист формирует совершенно особый тип отдыха – он проживает в неких туристических фавеллах. И что самое страшное, вот эти вот фавеллы, годящиеся для туристов, они отпугивают еще одновременно и других туристов, потому что он приводит всё окружающее в такой вид, что ни один не то, что богатый, а состоятельный турист не поедет отдыхать в эти фавеллы. Ну, по той же примерно причине, как никто не поедет отдыхать в Бирюлёво.

Так вот это я, собственно, к тому, что, вот, Крыму угрожает на наших глазах большая вероятность… То есть он уже является, собственно, такой туристической фавеллой, но ему угрожает большая вероятность в ней погрязнуть окончательно. Потому что, еще раз повторяю, только очень особый тип туриста поедет следующим летом в Крым, если будет знать, что очень возможно, что у него не будет ни электричества, ни воды.

Вот, вопрос: неужели, эту простую физическую возможность нельзя было предусмотреть и решить ее заранее? И как у нас интересно получается, что вот в тот самый момент, когда всё это происходит в Крыму, Владимир Владимирович произносит в Федеральном собрании эпохальную речь, содержание которой можно уместить в две фразы: «Мы больше не воюем с пиндосами, мы воюем с террористами». И ни единого слова о Крыме, ни единого слова о Новороссии, ни единого об Украине. Даже о Гейропе ничего не сказано. Так как же? С Украиной-то уже всё, разобрались или как? С Крымом всё в порядке?

Теперь, собственно, перехожу к самой интересной части Мерлезонского балета, к Турции. К бессмертному выступлению российского Генштаба о том, что Эрдоган торгует нефтью с ИГИЛ. Ну, конечно, во-первых, это как в «1984 году» у Оруэлла: «Мы всегда воевали с Океанией». Вот только что ИГИЛ нам не угрожал, и Владимир Владимирович говорил, что ИГИЛ нам не угрожает, а теперь оказывается, что мы помним про эту угрозу с 1999 года.

Вот, только что с Эрдоганом вместе в Москве открывали мечеть и грозили с ним Западу, и публиковали большие шикарные статьи о том, как мы построим в Турцию газопровод. Правда, этот газопровод накрылся, откровенно говоря, гораздо раньше, чем накрылось всё остальное. А теперь уже оказывается, что тот человек, с которым мы вместе собирались грозить энергетически Западу, оказывается, он торгует нефтью с ИГИЛ. Если бы у российского обывателя были мозги, он мог бы удивиться.

Но самое интересное другое. Наше Минобороны, которое уже прославилось с Су-24, который сбил малазийский «Боинг» и прочее-прочее, опубликовало эти снимки: «Эрдоган торгует с ИГИЛом. А вот и доказательство, вот снимки бензовозов». «Ну, я зарыл сокровища в землю под этим дубом, а вот и доказательства – Дуб».

То есть, с одной стороны, обратите внимание, расследование Навального про Чайку, где документы. Но было бы странно, согласитесь, если бы Алексей Навальный позволил себе сказать «А, там, типа, у нас в Генпрокуратуре сидят партнеры Цапков» – «А доказательства?» — «А я так. Вы что, мне на слово не верите? Я что, не самый правдивый человек на свете?» А с другой стороны, вот это вот наше Минобороны предлагает эти замечательные картинки с бензовозами, то есть уровень ниже подметки.

Самое удивительное во всей этой истории, что с этими бензовозами всё, действительно, не так просто. Ну, точнее скажем, не с бензовозами, а с судами. И надо понимать, что турецкое правительство – оно, как бы, не совсем подарок. Вот, заметьте, что сразу после того, как сбили самолет, было сформировано новое правительство в Турции. В частности, в нем министром энергетики, знаете, кто стал? Человек, которого зовут Берат Албайрак. Знаете, кто такой Берат Албайрак? Зять Эрдогана. А что до этого новый министр энергетики, зять Эрдогана возглавлял? Вы будете смеяться, местную Роснефть. Ну, это называлось Çalik Holding и, надо сказать, это была не местная Роснефть, потому что у нее гораздо более шире интересы – там было и строительство, и что угодно. Вот эта вот самая Çalik Holding, кстати, несколько лет назад совершенно замечательным образом купила крупный медиа-холдинг, включая крупную государственную телерадиокомпанию. Знаете, как она купила эту телевизионную компанию? Вы будете смеяться: на кредит, который ей дали государственные банки. Частная компания, которую возглавлял зять Эрдогана, купила у государства телевизионную компанию на кредит, который ей дали государственные банки, и, естественно, на аукционе она была единственным покупателем. И догадайтесь с трех раз, какая была цена. Ну, наверное, примерно та же цена, по которой у нас Артем Чайка покупает соляные прииски.

Всё знакомо, да? Можно поменять в слове «Турция» буквы на слово «Россия», и вы заметите, что пахнет чем-то родным.

Ну, собственно, Берат Албайрак – это еще не самое главное имя в Турции, потому что есть еще совершенно замечательное имя, которое вам надо запомнить, это Билал Эрдоган. Это сын господина Эрдогана. И я должна вам сказать, что наше Минобороны занялось бессовестным плагиатом без указывания источника, потому что ровно незадолго до того, как был сбит еще российский самолет над Синаем и как случились теракты в Париже, сразу несколько не очень первоклассных, но достаточно уважаемых западных СМИ (одно из них, допустим, (НЕРАЗБОРЧИВО))... То есть у меня нет ощущения, что этим ребятам кто-то чего-то засунул. Стали как раз задавать себе вопрос о том, кто торгует нефтью с ISIS.

И, в частности, вопрос они задавали очень простой: каким образом Билал Эрдоган, сын президента Турции, который является совладельцем судоходной компании, которая называется BMZ Group, почему эта судоходная компания в последнее время так расширилась, почему она купила несколько новых японских танкеров, почему она завела свое представительство в Бейруте и еще в одном порте, из которого очень удобно возить краденую игиловскую нефть? И, собственно, именно эти издания стали задаваться вопросами, каким образом получается, что есть большие основания предполагать, что именно сын президента Эрдогана Билал Эрдоган контролирует компанию, которая, действительно, занимается перевозками нефти, которая, судя по всему, действительно, может происходить от ISIS?

Более того, я вам скажу, что даже без всяких западных изданий, если у вас есть знакомые в Новороссийском морском порту, задайте им очень простой вопрос: а что случилось с торговлей конденсатом, бензином и нефтью с Турцией, российско-турецкой за последний год? Я вам скажу, что она упала на 70%. Причем, это не всегда были государственные компании (продавали чего-то туркам) – иногда это были достаточно мелкие фирмочки. Но, как правило, они все действовали через Новороссийский морской порт. Да? И, вот, на 50-70% потребность турецкой экономики в легких нефтепродуктах резко сократилась. При этом турецкая экономика, как мы знаем, не пережила кризис, и, стало быть, есть предположения, что она эту нефть гораздо более задешево берет в другом месте. С трех раз догадайтесь, действительно, откуда.

То есть я, может быть, вернусь к этому делу на следующей неделе, потому что там довольно много интересных историй, связанных с расцветом вот этой компании BMZ, которая внезапно выросла. Она еще внезапно выросла, когда сын Эрдогана получил значительное внеконкурентное преимущество. Ну, по той же причине, по которой внеконкурентное преимущество получает Артем Чайка. А вот сейчас вот, когда началась проблема с Сирией ровно в последний год, эта компания резко увеличилась.

Значит, самый главный у меня вопрос очень простой: почему наши, во-первых, генералы не ссылаются на первоисточники? Сразу еще раз замечу, что эти все вещи начали писаться как раз незадолго до терактов. И как раз до того, как был сбит самолет. То есть это невозможно, чтобы это туда засунули наши русские спецслужбы – наши русские спецслужбы так круто не действуют, к сожалению, не умеют.

А во-вторых… Ну, ребят, когда вы бросаете такие серьезные обвинения, которые до сих пор звучали, на мой взгляд, довольно серьезно, но, все-таки, они там не звучали от «The New York Times». Они, допустим, там звучали, скажем, от вице-президента Турецкой Республиканской партии, который заявил, что морская компания Билала Эрдогана делает нефтяной бизнес с Азией, и что эта компания является семейным бизнесом, и близкие родственники президента Эрдогана имеют акции в BMZ, и они при этом еще злоупотребляют публичными фондами, и даже берут незаконные кредиты из турецких банков.

Так вот, во-первых, когда такие вещи говорятся, почему наши российские генералы не могут их доказать? Почему они не могут соответствовать уровню профессионализма Навального, и вместо того, чтобы раскопать вещи, которые, действительно, есть чем копать, предъявляют нам фото каких-то бензовозов, которые, как потом оказывается, не туда и не там ходили?

Собственно, у меня есть своя гипотеза. Теперь вы, наверное, всё это слушаете и думаете, как же так получается, что союзник НАТО, если его сын, действительно, мог торговать нефтью с ISIS, а НАТО и западные державы и в ус не дули?

Так вот у меня есть парадоксальное предположение, которое заключается в том, что я думаю, что вполне сознательно Запад в течение этого года не воевал с ИГИЛом. И я считаю, что он делал совершенно правильно. И я скажу вам… А зачем? В течение года не надо было бороться с ISIS – наоборот, с моей точки зрения, с ним не надо бороться вообще, потому что ISIS – это как костер, да? Он горит, пока в него бросают дрова. Он горит, пока против него есть проклятый Запад. Если проклятый Запад не будет против него бороться, то что будет делать ISIS? Эти ребята будут сражаться сами с собой.

Я думаю, что самое было бы замечательное, обнести ISIS железной стеной и ссылать туда всех, кто там хочет установить в Европе или в России царство шариата – вперед, ребята, вон она открытая дорога, стройте там себе рай, мы посмотрим, что у вас получится. Потому что еще раз, первое, что я думаю, что получится, что как только выяснится, что воевать с неверными и делать на этом, добиваться высокого жизненного статуса нельзя, то они начнут друг друга есть. Особенно если при этом кончится нефть.

И вот я думаю, что там не полностью, а хотя бы частично как раз приблизительно эта операция и осуществлялась последний год. Поэтому не то, чтобы вот так уж Западу нужно, чтобы Россия воевала с ISIS, тем более не нужны никакие солдаты на земле. А ровно весь последний год это происходило, когда несколько десятков тысяч человек уехали из Европы, когда они там обрели свое счастье в борьбе, когда они разжирели, когда они думали, что у них вечно будет нефть. А сейчас, вот, в эту ловушку понемногу заливают кипятком.

Именно это Запад и сделал. И, кстати, это еще одна причина, по которой Запад абсолютно не нуждается в этой ситуации в помощи Путина. Вот, обратите внимание, когда появились эти рассказы про ISIS и Эрдогана. Они появились ровно накануне тех, скажем, решений Англии, которая только что тоже приняла решение бомбить ISIS.

И, кстати говоря, о решении Англии бомбить ISIS. Вот, не знаю, следили ли вы, но я внимательно следила за тем, как британский парламент принимал это решение. Особенно интересовала меня, конечно, история Лейбористской партии, потому что ее нынешний лидер Джереми Корбин, который является таким, агрессивным пацифистом и который становится на сторону любого международного бандита, лишь бы против этого международного бандита была проклятая империалистическая общественность. Джереми Корбин хотел, чтобы лейбористы голосовали всем скопом так, как он. А он хотел голосовать, естественно, против бомбардировок такого замечательного государства.

И вот его собственные лейбористы его не послушались. И, в частности, Хилари Бенн (это теневой министр иностранных дел Лейбористский партии) произнес потрясающую речь, в которой сказал «Мы должны бороться с этим злом. Мы имеем дело в Сирии с фашистами. Мы имеем дело с людьми, которые не только занимаются расчетливой жестокостью, но и верят в то, что они превосходят нас, превосходят любого из тех, кто сидит в этом парламенте здесь. Они презирают нас. Они презирают наши ценности. Они презирают нашу веру в терпимость и в приличие. Они презирают нашу демократию. И мы знаем, что эти фашисты должны быть побеждены».

Вот, я обращаю ваше внимание, вот так Великобритания принимала решение о борьбе с ISIS. Вспомните для контраста, как мы принимали решение о борьбе с ISIS. Мы вдруг внезапно, проснувшись, обнаружили, что мы больше не воюем с Украиной, а мы воюем с Океанией. И всегда воевали с Океанией.

И, собственно, я не говорю о том, что… Понятно, что, например, когда Хилари Бенн произносил эту речь, он метил в Корбина гораздо больше, чем в ISIS. Я не говорю о том, что в Англии это тоже не имеет характера общественной истерики, потому что год ISIS не замечали, а вдруг мы должны бороться с этим злом. Но я обращаю внимание, как действуют демократические механизмы и как действуют механизмы в авторитарных странах.

Ну и, собственно, возвращаясь к Владимиру Владимировичу, который вдруг в Федеральном собрании развернулся на 180 градусов. И на мой взгляд, это была, действительно, эпохальная речь, потому что... Ну, в самом деле, в стране есть проблема. И проблема заключается в том, что текущий режим может выжить, только находясь в состоянии перманентной борьбы с врагом. Понятно, что при этом бороться он должен не с Ротенбергами, не с Генеральной прокуратурой – наоборот, режим будет воевать за права Ротенбергов до последнего рубля дальнобойщиков.

Проблема заключается в том, что экономика, отданная Ротенбергам и Чайкам, она никогда не растет. Чайки и Ротенберги – они не добавляют, а делят. Более того, они не могут делить так, чтобы общий пирог при этом не уменьшался. Потому что для того, чтобы собрать один рубль, они должны испортить на 10.

И, собственно, в этих условиях разумные предприниматели просто уезжают из страны. Ротенберги, которые остаются, хотят всё больше и больше от уменьшающегося пирога. И надо как-то отвлечь внимание рядового гражданина от того, что у него из-под задницы утаскивают последнюю мебель. Это может быть сделано только с помощью чувства сопричастности к чему-то великому и чему-то ужасному – «Страна встала с колен», «Проклятые пиндосы», «Растленная Гейропа», всё такое.

И, собственно, я обращаю ваше внимание, что, по крайней мере, с 2005 года уже много лет то в тестовом режиме, то сильнее, то слабее официальная пропаганда прогоняет страну через пятиминутки ненависти. То мы ненавидим поляков, которых при этом бьют в московских переходах, каким-то чудесным образом опознавая польские лица. Не зимбабвийские, не японские... Польские среди братьев-славян.

То, значит, мы боремся против эстонских фашистов. Помните Бронзового солдата? То фашистов грузинских. Всё время мы при этом, разумеется, ненавидим пиндосов, потому что пиндосы стоят и за поляками, и за эстонцами, и за грузинами, ну и, разумеется, за украинцами, которые свергли золотого батона Януковича.

Собственно, вот, классовая солидарность одних золотых батонов с другими не допускает возможности на глубинном уровне, что кто-то может свергнуть коррумпированную диктатуру иначе, чем по указке из-за рубежа.

И, вот, прекрасная новость была та, что вся эта ненависть до поры, до времени была абсолютно безнаказанная. Верные партии пропагандоны били себя кулаком в грудь, рассказывали о том, как Запад нас не любит. При этом потом разлетались на своих зарегистрированных в Финляндии американских самолетах в свои швейцарские шато, французские виллы, майамские бунгало и греческие гостиницы.

Вот, казалось, что так всегда будет – недвижимость в Лондоне, роды в Ницце, ну а в редких перерывах визиты на Селигер и там будем рассказывать оболваненным люмпенам, лишенным социальных лифтов, о том, как Запад нас не любит.

А Запад при этом всегда глотал всё. Путин то опаздывал к Кондолизе Райс, то помните замечательную ситуацию, когда Меркель приезжает в Сочи, и она явно боится собаки, которая ходит по резиденции, но собаку не отзывают.

А помните, другая история, когда на саммит «Восьмерки» в Питер приезжает Обама, и тут же рядом снимают в интернет и монтируют ролики, один из которых о том, как Обаму встречает радостно демонстрация геев, а другой о том, что, как оказывается, Навальный прилетает в этот самый терминал получить инструкции от Обамы. Ну, конечно, да? Вот, Обама приехал в Питер, а Навальный приехал ему навстречу получать инструкции.

То есть со стоическим лицом Обама стоит на светском приеме. Официант, который подает ему Швеппс, в этот момент увлеченно сикает ему на ботинки. И это с точки зрения Кремля был триумф. Вот это значило, что Запад слаб и прогнил.

А проблемы начались тогда, когда прогнивший Запад ввел санкции, потому что оказалось, что режим стоит у красной черты. Цены падают, аппетиты остались прежними. Значит, стало ясно, что всякие дальнобойщики вот-вот начнут роптать. И что делать? Распять в Славянске на доске объявлений еще одного мальчика? Ввести войска в Украину и сказать, что она напала на Россию?

Ну, во-первых, даже российская пропаганда не может есть бесконечно один и тот же донбасский суп. А во-вторых, если полезть ложкой в соседнюю тарелку, стало ясно, что уже совсем трагично будет – из SWIFT’а выпрут, сделают невъездным не то, что там каких-нибудь Тимченко, а, вот, самого швейцарского гражданина Артема Чайку.

И вот сверкнул было ослепительным алмазом выход – Сирия. Потому что в Кремле же привыкли мыслить в жанре разводок, решили снова развести всех: «Давайте скажем этим глупым американцам, что будем вместе с ними бороться против ИГИЛа, своей российской публике скажем, что пиндосы – это и есть ИГИЛ. Сами разбомбим в Сирии всё, что не подчиняется Асаду, и скажем, что всё, что мы разбомбили, это и есть ИГИЛ».

Тут, однако, коса нашла на камень, потому что на Западе уже все устали от бесконечного вранья в Кремле, усвоили, что единственный способ выиграть у наперсточника – это не садиться играть.

После речи в Федеральном собрании получается, что, как это цинично ни звучит, взорванный над Синаем Аэробус, парижские теракты и особенно сбитый в Турции самолет оказались просто подарком судьбы. Потому что мы снова воюем с врагом не на жизнь, а на смерть. Это ж какое приятное дело воевать против Турции, президент которой, оказывается, финансирует ИГИЛ. Возможно, можно забыть обо всем – о протестах дальнобойщиков, о скандале с Чайкой и Цапками, даже о Крыме, лишенном света.

Знаете, что самое приятное в этом смысле в войне с террористами? Они санкции не вводят! Они SWIFT’а не перекроют. Они счетов в Швейцарии не арестуют.

И мне кажется, что ... Я не знаю, на сколько это. Очень может быть, что это ненадолго, потому что... Вот точно так же, как еще недавно мы открывали мечеть с Эрдоганом... А, кстати, причем Эрдоган в этой мечети? Знаете, кто деньги на мечеть эту давал? Сулейман Керимов. Кстати, 160 миллионов дал. А знаете, сколько в этой мечети? 6 тысяч квадратных метров. И еще куча людей давали денег. Разделите и подсчитайте, сколько стоил каждый метр. Но не важно.

А важно то, что, по крайней мере, в течение нескольких ближайших месяцев мы будем воевать не против Запада, а против террористов. А они, слава богу, не будут вводить санкций.
Tags: Киев, Путин, крымнаш
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments