Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd


ЙОСЕФ МЕНДЕЛЕВИЧ: ВОСЬМАЯ СВЕЧКА.

13.12.2015, сайт http://www.7kanal.co.il/

Восьмая свечка – последняя в Хануку. Зажигаешь ее [как раз этим вечером, 13 декабря - прим. ред.] и думаешь: «Вот и все, кончилась Ханука. Начинаются будни».

Image Hosted by PiXS.ru

Но у меня восьмая свечка вызывает иные эмоции. Ведь недаром она в переводе с иврита называется – «Это Ханука». То есть – это и есть настоящая Ханука, а семь предыдущих дней – только подготовка к этому взлету.

... Ленинградский процесс. Вынесены два смертных приговора. Мне – пожизненное, по советским меркам, заключение.

Отбой. Стучат намордники (кормушки) камерных дверей. Менты забирают на ночь очки – чтобы не порезали под одеялом вены. Впрочем, как тут порежешь? Руки должны быть всегда поверх куцего одеялка. Спать можно только на спине – так что бы лампочка светила над тобой и не дала бы тебе уйти в иной мир, не отбыв срока.

И вот, уже после отбоя, неожиданно открывается дверь, и в камеру заходит низенький капитан КГБ. В руках его – клочок бумажки, восьмушка.

- Пишите кассацию.
- Мне нужен адвокат. Не знаю я, как пишутся кассации.
- Пиши без адвоката.

Замечу, что осужденные бьются за право подать кассацию – обжалование приговору. Проходят месяцы и годы... А тут – через день после приговора, за ночь, да еще по заданию КГБ!

Чудеса, да и только. Пишу. Учитывая размер бумажки, получается всего несколько строчек:
«Меня обвиняют в измене Родине. Но Родина у меня – Израиль, и ей я не изменю. А то, что хотел незаконно бежать из СССР, – так это потому, что раз за разом мне отказывали в элементарном праве оставить страну, в которой я жить не желаю. Поэтому я считаю приговор несправедливым и прошу его отменить».

Кагебист взял бумажку, прочел, хмыкнул: «Разве так пишут кассацию?»

- Ну, я же Вам сказал, что не умею писать. Подождем адвоката.
- Нет времени.

Он хватает мою бумажку и идет в следующую камеру. За час собрал кассации всех осужденных евреев и на самолете полетел из Ленинграда в Москву. Видно, ценные это были бумажки – отвезли самолетом!

Мне рассказывал потом мой адвокат Арие: «С утра звонят из канцелярии Верховного суда: «Через час вы должны явится на пересмотр дела Вашего подзащитного».

- Но ведь это грубое нарушение процессуального кодекса. Кассации так не рассматриваются.
- Знаю. Но это – приказ сверху.

Конечно, Политбюро указало, а оно - над всеми законами. И пошло-поехало. За полчаса перекроили все приговоры.

К вечеру того же, восьмого дня Хануки, стучит в стену моей камеры мой сосед, Арье Ханох. Значит, хочет сообщить мне что-то важное – ведь за переговоры через стену сажают в карцер.

Беру кружку и припадаю ухом к стене (кружка – наше переговорно-приемное устройство). Вот и говорит мне Арьюша:

- Сейчас у меня было свидание со старшим братом. Он говорит, что под давлением международной общественности СССР был вынужден пересмотреть жестокие приговоры. Дымшицу и Кузнецову отменили смертный приговор. Тебе, Йосеф, заменили на двенадцать лет заключения. Мне дали десять, а Сильве - восемь.

Вот оно чудо! На восьмую свечу Хануки советский колосс дал трещину и отступил, впервые в своей истории, от принятого решения – подавить еврейское движение в СССР.

Советский Союз тогда был сверхдержавой. Но оказалось, что еврейский народ, когда он объединяется для общей благородной цели, – еще сверхдержавнее. Кремлевская стена дала трещину. И мы знали – скоро она совсем обвалится.

Свет Хануки принес свет свободы всем покоренным народам.
Недаром теперь главный раввин России зажигает ханукальные свечи в Кремле.
Вот это и есть Ханука!

Автор – Йосеф Менделевич, историк и раввин, в прошлом узник Сиона, преподает в русском отделении ешивы «Махон Меир».
Tags: Россия, еврейские праздники, личность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments