Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Category:
28 января 1996 года в своём доме в Нью-Йорке скончался поэт, лауреат Нобелевской премии по литературе Иосиф Александрович Бродский. 20 лет назад...


* * *
"...приходит смерть к нему, как тать,
И жизнь внезапно похищает."
(Державин).


Вечером в субботу 27 января 1996 года он набил свой видавший виды портфель рукописями и книгами, чтобы завтра взять с собой в Саут-Хедли. В понедельник начинался весенний семестр. Пожелав жене спокойной ночи, он сказал, что ему нужно ещё поработать, и поднялся к себе в кабинет. Там она и обнаружила его утром - на полу. Он был полностью одет. На письменном столе рядом с очками лежала раскрытая книга - двуязычное издание греческих эпиграмм. В вестернах, любимых им за "мгновенную справедливость", о такой смерти говорят одобрительно: "He died with his boots on" ("Умер в сапогах"). Сердце, по мнению медиков, остановилось внезапно.

Первоначально планировалось похоронить Бродского в Саут-Хедли. Он сам полагал, что там будет его могила. Но этот план по многим причинам пришлось отвергнуть. Из России от депутата Государственной Думы Галины Старовойтовой пришла телеграмма с предложением перевезти тело поэта в Петербург и похоронить его на Васильевском острове. но это означало бы решить за Бродского вопрос о возвращении на родину. К тому же могила в Петербурге была бы труднодоступной для семьи. Да и не любил Бродский. возможно, из-за его популярности, своё юношеское стихотворение со строками "На Васильевский остров я приду умирать...". Вероника Шильц, многолетний ближайший друг и адресат нескольких стихотворений, и Бенедетта Кравери, которой посвящены "Римские элегии", договорились с властями Венеции о месте на старинном кладбище Сан-Микеле.

Бродского похоронили на протестанском участке кладбища, поскольку на католическом и православном не разрешается хоронить людей без вероисповедания. Небольшой участок напоминает сельский погост, но за кирпичной стеной плещутся волны венецианской лагуны. На скромном мраморном надгробии слова из элегии Проперция: Letum non omnia finit ("Со смертью не всё кончается").

Надпись была выбрана вдовой поэта, знавшей о любви Бродского к Проперцию...
(Из книги Льва Лосева "Иосиф Бродский")

Image Hosted by PiXS.ru
Могила Иосифа Бродского в Венеции.

* * *
Мы боимся смерти, посмертной казни.
Нам знаком при жизни предмет боязни:
пустота вероятней и хуже ада.
Мы не знаем, кому нам сказать "не надо".
Наши жизни, как строчки, достигли точки.
В изголовьи дочки в ночной сорочке
или сына в майке не встать нам снами.
Наша тень длиннее, чем ночь пред нами.
То не колокол бьет над угрюмым вечем!
Мы уходим во тьму, где светить нам нечем.
Мы спускаем флаги и жжем бумаги.
Дайте нам припасть напоследок к фляге.
Почему все так вышло? И будет ложью
на характер свалить или Волю Божью.
Разве должно было быть иначе?
Мы платили за всех, и не нужно сдачи.


Иосиф Бродский, 1972 г.
Tags: Бродский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments