Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:

ДО СТА ДВАДЦАТИ, ДОРОГОЙ ЭЛЕКТРОН!

ЭЛЕКТРОН - ИМЯ СОБСТВЕННОЕ.
Автор - Ефим ЛОЕВСКИЙ.

"Окна", приложение к газете "Вести", 7 января 2016 года.

Что и говорить, не очень-то удобно начинать очерк с примечания. Хотя формула, вынесенная в заголовок, и есть примечание. Мол, Электрон – это имя человека, редкое, конечно. И принадлежит оно редактору популярного в Интернете научного семинара доктору Добрускину, 90-летие которого отмечается в эти дни.

Image Hosted by PiXS.ru

И раз уж на то пошло, то в этом коротком предисловии еще два нотабене. Первое: сайт http://elektron2000.com/ ежедневно посещают сотни пользователей, он содержит единовременно около шести сотен статей, его авторами являются более трехсот ученых, инженеров и простых смертных из 17 стран мира. И второе (это собственное наблюдение автора очерка): добрая половина посетителей – почитателей сайта и большинство израильских авторов являются читателями «Окон» - приложения к «Вестям». А коли это так, то почему бы не познакомить постоянных «пользователей» «Окон» с этим редактором сайта для интеллигенции? Хотя бы раз в сто лет...


НАЙТИ СЕБЯ...

Отсюда первый вопрос к юбиляру: когда, кому и как пришло решение создать и вести научный семинар?

- Создал семинар в Ашдоде не я, а Константин Львович Бравый. Кстати, это был первый такой семинар в Израиле. Похожие объединения потом возникли в Иерусалиме, Кфар-Сабе, Беэр-Шеве, Нетании, Реховоте и других местах, но - потом. Я пришел в семинар примерно через год после его начала. Стал организовывать доклады, находить докладчиков, работать с ними. А вскоре и «придумал» себе должность "Ученый секретарь" и всегда подчеркивал, что руководитель семинара - Константин Бравый. На протяжении 11 лет у каждого из нас была своя область деятельности.

Семинар оказался нужен алие 90х. Непривычные формы организации науки на Западе, невостребованность ряда специальностей, а то и просто неподходящие для эмиграции возраст и здоровье, не дали многим ученым влиться в научные коллективы Израиля. Вырванные эмиграцией из привычной обстановки, они не смогли реализовать здесь свой научный потенциал. А при сегодняшней организации науки, это, как правило, только в коллективах и возможно. Семинар и стал такой формой научного коллектива,

Вспомним наш приезд четверть века назад. Полное ошеломление. Не забыть, как я первый раз попал к Стене Плача. Положил руки на теплые огромные камни, сложенные еще при Ироде. Сколько же тысяч моих предков говорили "В будущем году в Иерусалиме". Многие сотни лет только повторяли это по традиции, уже и не думая, не мечтая в самом деле там быть. А вот я – здесь. Ничем никого из предков не лучше, – а дошел за них за всех. Стою так, и вдруг – щеки мокрые - слезы... А человек я, вроде, не сантиментальный...

А как забыть первые шаги? Только что я, как и тысячи моих недавних соотечественников был – или считался? - обеспеченным и культурным, «с положением», «не хуже чем у людей». А тут, как говорится, в одночасье, ни материальной обеспеченности (в особенности, по здешним меркам), ни признанной «культурности». А ведь казалось – уж этого-то не отнять. А как многие из «наших» страдали от потери прежнего статуса, от неспособности "найти себя", применить себя в новых условиях, измениться самому, применительно к этим условиям... Наконец, просто от безденежья, которое воспринималось как унизительное, от невозможности позволить себе то, что здесь начинает казаться неотъемлемой частью быта.

Но вернемся к семинару... На первом этапе мы ставили две задачи – помочь вновь прибывшим ученым и специалистам внести свой вклад в науку, производство и культуру Израиля и способствовать их трудоустройству. Интеллектуальное общение считалось не целью, а только средством, чтобы решать эти задачи. Этот этап продолжался года полтора-два и показал, что, несмотря на многочисленные попытки, семинар поставленные задачи решить не может. Больше того, оказалось, что многие научно-практические объединения разных видов, которые ставили задачу быстро получить реальный практический результат, сравнительно быстро и распадались. Постепенно стало ясно, что задача семинара – не непосредственная практическая польза, даже если такое и случалось. Главным для русскоязычных ученых и специалистов оказалось именно интеллектуальное общение. Такая «интеллектуальная тусовка» стала основой второго этапа и успешно продолжалась около 11 лет.

На опыте очного семинара родился Электронный семинар, который создавался для того, чтобы вовлечь в такой коллектив русскоязычных ученых по всему миру независимо от места их проживания. То есть, и электронный семинар сначала мыслился в рамках этой же «интеллектуальной тусовки». Когда же многовековая форма научного общения слилась с молодой и активно развивающейся индустрией сбора, обработки и распространения информации, стали выявляться принципиально иные возможности и новые формы общения интеллигенции. Недавно, например, было открыто новое направление – общественная экспертиза проектов. Для этого раздела я пытаюсь привлечь к обсуждению возможно более широкий круг экспертов из разных стран.

В рамках этого направления, посещаемость сайта зашкаливала за тысячу в день. По ряду тем поступило и опубликованы десятки письменных выступлений. Не знаю, примут ли в мире идеи обсуждавшихся проектов. Но вот идея общественной, прозрачности для большинства предложений понемногу, надеюсь, начнет проникать в массовое сознание. И не считаться с таким общественным анализом будет труднее, чем с чьим-то личным или групповым мнением. Кроме всего, такая экспертиза идей-проектов может оказаться каналом влияния ученых-репатриантов, у которых остались немалые знания и немалые научные связи во многих странах мира.

ЛЮБИМЫЕ МОИ УЧИТЕЛЯ...

- Знакомясь с содержанием разделов электронного семинара, не перестаю удивляться вашей, Электрон, смелости, когда вы решаетесь комментировать некоторые очень сложные и различные по теме материалы...


- Учителя были хорошие. В 60-е годы в Москве появлялись постоянно действующие научные семинары – вокруг проблем, личностей и учреждений. Некоторые вскоре заглохли, но очень серьезные - Рожанского, Аверинцева, Каждана, Левады, Щедровицкого жили долго. Я уж не говорю о всемирно известных семинарах Капицы, Ландау, Гельфанда. Мне повезло надолго прилепиться к семинару Юрия Левады. Горжусь личным знакомством с Юрием Александровичем. Вот у кого можно было учиться подбору докладчиков, работе с ними и ведению семинара. . В заключение почти каждой встречи Левада делал обсуждения доклада, разбирая его «по косточкам». И это бывало едва ли не самым интересным.

Может быть, помогло и то, что семья, родители сформировали довольно широкий диапазон интересов. Как-то возник круг знакомств, а иногда и даже дружеских отношений с интересными людьми. Многие были из тех, кого с годами назвали «шестидесятниками». И сейчас приятно вспомнить, как, например, посвящал меня в тонкости экономики шахматной игры гроссмейстер Давид Бронштейн. Или вечера, прошедшие в знаменитом камерном московском молодежном клубе Григория Фрида при Доме композиторов. Лучшие исполнители считали за честь там выступить, а размер зала был, понятно, хоть и велик, но ограничен. Стать новым членом клуба было, практически, невозможно. Всю жизнь буду гордиться, что в виде особого исключения Григорий Самуилович Фрид выписал мне постоянный пригласительный билет в этот клуб по просьбе Альфреда Гарриевича Шнитке. Да и спортивные увлечения - лыжи и байдарки - тоже приводили в наш дом то известного поэта, то закрытых-презакрытых руководителей оборонных "ящиков".

- На сей раз вопрос не совсем удобный: что вы отвечаете на неизбежную критику того, что материалы в вашем семинаре на русском языке, что авторы ваши русские и бывшие советские. И не считаете ли Вы эти обстоятельства слабостью семинара?

- Совсем наоборот. Задача семинара – расширять и совершенствовать общение в среде русскоязычной интеллигенции. Это самостоятельная социальная группа мирового, а не только израильского сообщества. И она по известным причинам не уменьшается, как ожидалось, а наоборот, увеличивается. Новые возможности, которые дает сетевой семинар, позволяют самым широким кругам этой группы получать и отдавать информацию, непосредственно обсуждать актуальные проблемы общества, расшатывая, одни и укрепляя (а то и создавая) другие основы общественного сознания. Мало это или много, но это – все. Других задач у семинара нет.

И вот что примечательно: у нас великолепный коллектив людей, который удалось собрать вокруг семинара. Горжусь каждым новым автором, появившимся после почти 22-х лет нашей работы. Горжусь и тем, что до сих пор участвуют прежние авторы еще очного семинара. Ответить на вопрос, как и чем я их привлекал, не могу - не знаю. Как-то получилось, что многие замечательные люди как бы поворачивались ко мне, к семинару - своей лучшей стороной. На удивление охотно приезжали с докладами, писали статьи и выступления. А иногда устанавливались длительные дружеские отношения. Очные - во времена очного семинара или "электронные" сейчас, например, с американскими авторами.

Так, запомнилось, как одному докладчику из Иерусалима не с кем было оставить детей, и он после доклада ночевал у нас дома с очаровательными двойняшками. Или как по нескольку дней жил у нас автор с женой из Москвы, а однажды и автор из Петах Тиквы... с семьей, когда (бывало и такое) социальные службы пытались отобрать у него внучку.

Помню, как убеждал незнакомого тогда профессора психолога Вадима Ротенберга приехать на наш очный семинар в Ашдод из другого города. Ехать ему явно не хотелось. А тут еще я сообщил, что платить мы не можем, так как денег у нас нет. Ответ был немедленный: "А за деньги я бы к вам и не поехал!". Так появился у семинара один из лучших его авторов. И, к счастью, надолго. Поэтому иногда, когда мне иной раз советуют «выйти на пенсию», я вполне искренне отвечаю: «Ведь это не я держу сайт, а он – сайт, держит меня на земле».

... И ЖЕНА ПО СОВМЕСТИТЕЛЬСТВУ.

Впрочем, любое знакомство с домом Добрускиных начинается не с высоколобых разговоров. Электрон приглашает гостей присесть на диван, рекомендует присмотреться к массивному столу, к шкафам и висячим на цепях книжным полкам. И с гордостью говорит, что все это они с женой сделали своими руками. И мне вдруг кажется, что я улавливаю знакомый запах, который властвовал в квартирах моих московских друзей в прошлом. Это аромат мастерской, где пахнет свежей столяркой. И слушая рассказ о том, как работает хозяин над материалами семинара, как он вытачивает его детали, кроет их лаком, подкрашивает поверхности, понимаешь, что честное, надежное ремесло в крови этого человека, этой семьи.

- Каждую статью и выступление редактирую, - говорит хозяин. - В серьезных случаях редактуру согласовываю с автором. А мои собственные тексты вычитывает и редактирует жена. А еще надо работать с весьма обильной почтой, как-то решать возникающие технические проблемы, связанные с сайтом, совершенствовать и расширять рассылку. Кроме того, считаю необходимым (вместо заключения, как бывает на очном семинаре) предварять публикации собственными эссе, которые называю "Представление редактора".

Года три назад удалось скопить и занять довольно значительную (для нас с женой) сумму и истратить ее на радикальную автоматизацию сайта-семинара. Работать нам стало значительно легче. Одновременно увеличилось и количество материалов. Сейчас долги отданы, вместо них - новые идеи дальнейшего развития. Но - пока, увы, придется подождать.

* * *
...Подождем и мы. И в заключение, – быть может, с опозданием – познакомим читателей с супругой юбиляра. Инна Иосифовна – домашнее имя – Юна - тоже доктор наук, биохимик и вирусолог по профессии. Друзья этой далеко не юной пары считают, что все в доме и в деле Электрона держится на ней. Не только на ее интеллекте и интуиции, но и на ее терпении и доброте. А посмотрели бы, как они смотрят друг на друга... Когда я огорчился, что не успеваю с подготовкой этого очерка к юбилею – 15 декабря, Юна махнула рукой: «Не беда. Хуже, если бы опоздали отметить 26 ноября, день нашего знакомства. Это случилось на галерке московской консерватории, что на улице Герцена, во время концерта незабвенного Святослава Рихтера». А вот узнать, как произошла та встреча Электрона и Юны можно в очерке «26 ноября», опубликованном в разделе «Воспоминания» электронного семинара Добрускиных.

Прощаясь с гостеприимным домом моих новых друзей, спросил у юбиляра: «Что вы хотели бы сказать читателям «Вестей» в эти юбилейные дни?»

- Буду краток: адрес сайта http://elektron2000.com/ Заходите, буду рад. И учтите: слово "elektron" пишите через "k", а не через "c". Забегайте, вход, как говорится, свободный.

До 120-и ...

-------------------------------------------

Читатели Живого Журнала прекрасно знают супругу Электрона Добрускина - нашу любимую френдессу Юночку Гумин yuna28. Лично я считаю её самой взыскательной, доброжелательной и внимательной читательницей своего Журнала. Счастлива, когда она находит время комментировать размещаемые мной посты. Рассказ "26 ноября", о котором Юна упоминает в этом интервью по случаю 90-летия её выдающегося супруга,
напечатан в моём Живом Журнале почти год назад,
28 марта 2015 года.

... Вот сейчас обнаружила, что очерк, текст которого мне любезно предоставил его автор, уважаемый Ефим Лоевский, публикую 27 февраля (26-ого не получилось по техническим причинам), но всё равно это дата, близкая к столь любимому супругами Добрускиными числу...
Tags: Юна Гумин, биография, личность, с днём рождения!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment