Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

О НЕПРОТИВЛЕНИИ ЗЛУ НАСИЛИЕМ.
Автор - Виктория ВЕКСЕЛЬМАН.
April 29, 2016. Сайт http://kstati.net

Госпожа Людмила Улицкая сделала на «Эхе Москвы» эпатажное заявление о том, что французы нацистам не сопротивлялись и сохранили нетронутым Париж, и нечего над ними смеяться.

Реакция российского сегмента интернета оказалась предсказуемой. На воцерковленную еврейку Людмилу Улицкую вылились ушаты антисемитских, юдофобских помоев, что совсем не удивительно, ибо антисемитизм и российский сегмент в интернете неотделимы друг от друга, как серп и молот. И напрасно Людмила Улицкая и Александр Городницкий полагают, что «братство по слову порождает слово». Довольно часто, и даже очень часто, оно порождает кровь. Впрочем, точно так же, как и братство по трусливому пацифизму.

Совершенно верно, во время Второй мировой войны не был разрушен Париж, и не были разрушены Брюссель, Вена, София, Рим, Амстердам, Стокгольм, Осло, Хельсинки, Копенгаген. Вся Европа, западная и восточная, за отдельными исключениями в виде сербов и поляков, сочла за благо не сопротивляться, а получать удовольствие и дополнительный бонус в форме присвоения разграбленного имущества отправленных в лагеря смерти евреев. И это тоже было «братство по слову», сладкому слову «мир», привезенному европейскими лидерами из Мюнхена, тому самому миру, о котором говорили еврейские пророки: «Кричат «мир», а нет мира».

И эта позорная трусость вкупе с антисемитизмом, слегка подделанным под критику Израиля, никуда не делись. Европа продолжает славные традиции.


За последние 20 лет Бельгия стала очагом джихада в Европе. Квартал Моленбек стал отчужденной исламской территорией в сердце Бельгии. И нельзя сказать, что там царит беззаконие: там властвует исламское право, вытеснившее бельгийские законы.

Image Hosted by PiXS.ru
В Брюссельском квартале Моленбек
проживают преимущественно мусульмане.


Один из организаторов парижских терактов, Салах Абдельслам, спокойно жил в течение нескольких месяцев в Моленбеке, пока полиция, наконец, не приняла решение о его аресте. Но и после ареста с ним обращались, как с рядовым уголовником, не применяя особых мер дознания. С ним беседовали, а он «не узнавал» на фотографиях своих сообщников и говорил, что ему ничего не известно о планах джихадистов. Люди, укрывавшие его в течение нескольких месяцев, остались на свободе.

Запад убедил себя в том, что он сам виноват во всех бедах и несчастьях мусульманского мира, и эти семена упали на благодатную почву ненависти пришельцев к гостеприимным хозяевам.

А в тот момент, когда оказалось, что никакие пособия и социальные льготы не в силах заглушить ненависть правоверных к крестоносцам, западные лидеры поняли, что во всем, как всегда, виноваты евреи и их коллективное воплощение: Израиль. Как выяснилось, травля Израиля опасность терактов не только не уменьшила, но даже увеличила, и европейцы никак не могут понять, почему. Они сделали все возможное, как в 1939 году. Они не сопротивлялись, они давали деньги и сдавали евреев.

Image Hosted by PiXS.ru
Брюссель. После терактов.


Признание террористов в том, что объектом их нападения в аэропорту Брюсселя была стойка регистрации «Эль-Аль» объяснила многое, но не все. В метро, например, стойки регистрации «Эль-Аль» не было, но извинение типа «мы не вас хотели убить, а евреев, но ошибочка вышла» было принято. Но ведь исламские террористы готовили нападение не только на евреев, они собирались устроить теракт на АЭС.

Кварталы компактного проживания мусульман в европейских городах превратились в экстерриториальные анклавы, где царствует шариат. Женщины ходят в платках и бурках, главным источником доходов является наркоторговля, в мечетях проповедуют имамы-салафиты на деньги Саудовской Аравии и Катара. Полиция эти кварталы обходит стороной, а если и приходится в них входить, то рейд полиции напоминает военную операцию спецназа.

Власти бездействуют, оправдывая свое бессилие так называемой толератностью. Фактически это означает капитуляцию. Опять же, как в 1939 году.

После терактов премьер-министр Бельгии Шарль Мишель осудил «насильственные и трусливые действия», подчеркнув «решимость», но не сказав, что же конкретно он решил делать. Он даже не назвал врага по имени, он не употребил в одной связке неполиткорректные слова
- джихад, террор, ислам.

Он вел себя и говорил точно так же, как и все остальные европейские лидеры. Какое, милые мои, у нас столетье на дворе? Да все то же. Только цвет чумы слегка изменился. И нет ни одной западноевропейской столицы, ни одного западноевропейского города, где бы не было этих экстерриториальных анклавов. Во Франции, например, целые города находятся под властью радикальных имамов и исламских ОПГ.

Image Hosted by PiXS.ru
Мюнхенский сговор –
позорная страница европейской истории.


Европейские лидеры сделали свой выбор давно, еще когда подписывали Мюнхенский сговор. Мы-де не воюем, а решаем все проблемы дипломатическим путем, с помощью переговоров, уступок и ублажения зверя. В 1939 году они пожертвовали Чехословакией, а теперь уже и всей Европой.

Средства, выделяемые на оборону и внутреннюю безопасность, резко сократились. Зачем воевать, если можно создать государство всеобщего благосостояния, контролировать людей от колыбели до могилы, подавляя агрессию и конфликты? В результате был подавлен инстинкт самосохранения. Они отрицали существование опасности тоталитаризма и диктатуры и необходимости проявления силы. Они до сих пор думают, что Берлинская стена пала благодаря доброй воле Горбачева, а не решительности Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер. Они убедили себя в том, что социализм – великое благо, а ислам – религия мира, и в мечети плохому не научат, а теракты, изнасилования и отрубание голов никакого отношения к исламу не имеют.

Политика открытости мусульманскому миру, толерантности и мультикультурализма провалилась. Культурный релятивизм привел к тому, что у молодых европейцев-христиан не осталось никаких принципов, в отличие от их ровесников-мусульман.

Ближневосточный конфликт понимался и понимается Европой как противостояние Израиля – оккупанта и агрессора – невинно пострадавшему арабскому миру. Соответственно, террор против Израиля и евреев называется «сопротивлением оккупации». Потом мусульмане начали резать друг друга, и Запад удивился, но тут же объяснил, что исламский радикализм есть порождение существования Израиля и оккупации иудеями Иудеи. И, хотя нынешняя война в Сирии и Ираке никакого отношения к арабо-израильскому конфликту не имеет, желание удушить еврейское государство путем бойкота, требования отступления из Иудеи, Самарии, Иорданской долины и Голанских высот остается. Ровно так же, как во время войны борьба с Гитлером не препятствовала планомерному уничтожению евреев.

Теперь, когда европейские столицы стали ареной терактов, главы государств и правительств не знают, что делать. Они ведь не умеют сопротивляться злу насилием. Они его боятся, они боятся погромов и мятежей, которые могут устроить «несчастные беженцы» по всей Европе. И они знают еще, что эти «беженцы» становятся огромной электоральной силой, и, если их ублажать и дальше, можно вполне рассчитывать на их голоса на выборах.

Поэтому европейские политики борются не с террором, а с исламофобией. После новогодних изнасилований европейских женщин мусульманскими «беженцами» европейские мужчины вырядились в юбки, а не в доспехи, и это все, что вам нужно знать о Европе. Семьдесят лет назад европейцы не сопротивлялись немецким нацистам и сохранили Париж, Амстердам и Лондон только для того, чтобы отдать их под власть халифата. Прав Булгаков, нет страшнее греха, чем трусость.
Tags: Вексельман, Еврабия, Рейган, Франция, джихад, террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments