Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
"Код доступа", Эхо Москвы", 23 июля 2016 года.
Автор - Юлия ЛАТЫНИНА.

... отрывок, посвящённый выборам президента США.

И вот, собственно, в речи Трампа, которая была мастерская речь, было заметно три темы. Одна из них была совершенно справедливая, когда Трамп говорил, что в Америке надо навести порядок. Порядок в самом простом, бытовом смысле слова, когда люди, которые объявляются беженцами и которые въезжают в Америку и устраивают теракты – ну, не должны такие люди получать право въезжать в Америку. Не должны люди нападать на полицию. Как сказал Трамп, самая базовая задача государства – защищать жизни своих граждан. И любое государство, которое это не делает, любое правительство, которое это не делает, оно недостойно стоять во главе народа. И это, действительно, очень неприятная ситуация даже в Америке – подчеркиваю, не грубо говоря уже о Европе – когда на 17% возросло количество убийств за прошлый год, когда на 50% возросло количество убийств в Вашингтоне, когда на те же 50% выросло количество офицеров полиции, которые убиты; когда около 180 тысяч нелегальных эмигрантов с криминальным прошлым, которые должны были быть депортированы из США, остаются в США и, в общем, делают то, что они делают.

Понятно, что когда человек является гражданином США, то он родной – что с ним делать? – он такой уродился. Когда человек является нелегальными эмигрантом, то, как совершенно справедливо замечает Трамп, первая обязанность правительства – это обязанность правительства по отношению к гражданам собственной страны. Вот это сильный месседж. Здесь Трамп абсолютно прав. И дело, я повторяю, не в одиночных убийствах и даже не в статистике, дело в распаде ткани государства.


Дело в том, что когда американская полиция убивает чернокожего американца, это может быть плохой полицейский, этот полицейским может быть, действительно, расистом, это может быть эксцесс полицейского, это может быть то убийство, на которое жертва сама нарвалась, оказывая сопротивление, но американская судебная система и американская полицейская система позволяют разобраться с этим убийством в рамках судебной и полицейской системы. Когда под предлогом этого убийства черные нацисты выходят на улицу и начинают громить магазины с криком «Нас обидели!», а потом это приводит к убийствам полицейских, – вот это, действительно, серьезное нарушение государственной ткани.

И когда нам все либералы говорят, что Трамп эксплуатирует страх: Ах он, негодяй! Он эксплуатирует страх граждан! Одну секундочку, ребята, а вам не страшно? Вам не страшно, когда террорист расстреливает гей-клуб, когда террорист утюжит людей в Ницце; когда в Мюнхене террорист расстреливает людей; когда взрывает аэропорт в Брюсселе? Вам не страшно, что другие тысячи беженцев, сочувствующих ИГИЛ, разного рода исламистов при этом кричат в Твиттере «Ура!» Ведь самое страшное, с точки зрения происходящего, даже не отдельный теракт... Ведь, чем отличается теракт Брейвика от теракта в Ницце? Тем, что когда Брейвик расстрелял, негодяй, кучу людей, никто не кричал в Твиттере «Ура!», никто не кричал в Фейсбуке «Ура!», даже люди крайне правых взглядов. Они говорили: «Да что же это такое!» Вам не страшно, что после этого в Твиттере кричал ура? Это празднуют. И полиция после этого говорит: «Вы знаете, мы ничего не знаем. Самое главное – это помнить, что ислам мирный. И самое главное, что каждый, кто в этом обвиняет ислам, и произносил слова «исламский терроризм», он фашист». Это вам не страшно?

Если Трамп паразитирует на страхах американцев ... но, ребята, сделайте как-нибудь, чтобы этот страх уменьшить. Это несложно. Спросите Израиль, как это делается, спросите Сингапур. Для этого не надо никаких концлагерей. Для этого даже не надо поступать, условно говоря, как император Клавдий, который в таких случаях выслал всех христиан из Рима, потому что христиане тогда играли ту же роль, какую играют исламисты. Или как японцы и китайцы, которые запрещали христианскую религию по этой же причине. Для этого всего лишь нужно иметь полицию, которая, действительно, разбирается в том, что происходит. А не так, как сейчас, допустим, происходит с французской полицией, которая абсолютно не в курсе того, что происходит у нее в стране в мусульманских анклавах.

Для этого не нужно предоставлять убежища террористам и тем, кто призывает к террору, как Англия, которая предоставляет политическое убежище Хани Ас-Сибаю. Не говорить, что цивилизованные нации страшно виноваты перед этими несчастными сирийцами и, вообще, перед всем мусульманским миром.

Для этого надо выслать из страны исламистов – исламистов, подчеркиваю, не мусульман. Это не вопрос угнетения. Вы скажете, как же можно высылать из страны исламистов! Ответ: очень просто. Это же не наказание – высылка из страны. Вот эти люди пишут в Твиттере, что им нравятся теракты, вот эти люди призывают в Твиттере убивать неверных. Очень хорошо, ребята, вам не нравится эта страна – уезжайте из нее. Для это надо ввести, как это ни цинично, коллективную ответственность, потому что, если человек совершает теракт, то вы будете смеяться, его семья фактически всегда знает, что он радикализирован. И, может быть, стоит подумать о том, чтобы эту семью тоже выслать из страны, потому что она знала. Опять же я повторяю, что высылка – это не мера уголовной ответственности, это не наказание за слова.

Если этим людям так не нравится, пусть уезжает.

Для этого, конечно, им не надо давать пособий. Я еще замечу один очень важный момент. Вы заметили, какое странное дело: каждый раз, когда происходит теракт, на экране обязательно, во-первых, появляется какой-нибудь либеральный человек, который говорит, что ислам – это мирная религия, и что каждый, кто по этому поводу что-то говорит про ислам неправильное, он, конечно, фашист. И появляется обязательно имам, который говорит то же самое. И возникает ощущение, что весь мусульманский мир устроен именно так – он состоит из замечательных людей, которые говорят, что ислам – мирная религия, а кто не верит, тот фашист.

Вот я обращаю ваше внимание, что есть большое количество именно мусульман, в том числе, и бывших радикалов, например Маджид Навас, которые говорят, что это не так, которые говорят, что это неправильно говорить, что это не имеет отношения к исламу. Точно так же, как неправильно говорить, что это и есть ислам. А правильно говорить, что те люди, которые это делают, считают себя мусульманами. Давайте подумаем, что с этим делать. И тот же Маджид Навас или значительное количество людей, происходящие из Ближнего Востока — из Пакистана, из Афганистана, это люди, которые не хотят жить в средневековье, и это люди, которые очень хорошо знают, чем может быть ислам и что надо делать, по крайней мере, они готовы посоветовать.

Почему эти люди не оказываются на телевидении после терактов. Почему мы не слышим после таких терактов Айаан Хирси Али или Вафу Хадид или других людей, которые борются с агрессивным исламизмом, а мы слышим очередного имама, которые говорит вещи, которые, скажем так, противоречат наблюдаемой реальности?

Вместо этого мы видим правящую антибуржуазную элиту, которая не способна делать совершенно разумные вещи, зато кричит: «Трамп эксплуатирует ваш страх!» А мы что, не должны бояться? Я боюсь даже не террориста, я боюсь даже тех, кто ликует при виде теракта. Я, прежде всего боюсь Хиллари Клинтон, Ангелу Меркель и Франсуа Олланда, которые говорят нам, что ничего страшного, а страшно только то, что этот чувак эксплуатирует наши страхи.

Ну, и возвращаясь к речи Трампа еще два замечания. Первое – это, конечно, то, что он мочил в этой речи Клинтон по-черному. Никакого Обамы уже нет. Всё, он мочит Хиллари Клинтон как главную свою соперницу. И, кстати, при этом произносит много справедливых слов, много и несправедливых, конечно. Потому что он говорит: Как странно, что до того, как Клинтон была госсекретарем – заметьте, Клинтон была госсекретарем, а не Обама был президентом, Обама уже прошлое – что до этого не было никакого ISIS, до этого не было никаких терактов в Ливии; именно при Хиллари Клинтон Египет перешел к «Мусульманскому братству». Ну, слава богу, в данном случае военные вмешались и взяли контроль.

И третья вещь, которую говорит Трамп, это он начинает рассказывать о том, как он защитит рабочие места Америки приблизительно теми же методами, которыми хотел защитить Берни Сандерс, то есть с помощью тарифов, с помощью пересмотра торговых соглашений, с помощью сокращение зоны свободной торговли. И, как я уже сказала, Трамп в своей экономической программе не правый. Трамп в своей экономической программе достаточно левый, хотя он и говорит о сокращении налогов и так далее. Но проблема заключается в том, что та правящая левая тусовка западного мира, которая сейчас разрушает этот западный мир, он, в общем-то, боюсь, не оставляет избирателю выбора, потому что в некоторых случаях есть вещи поважнее экономики.

И, собственно, у меня как раз по этому поводу уже много спрашивали о том, что произошло в Мюнхене. Во-первых, напомню, что на этой неделе выяснилось много подробностей про террориста в Ницце. Что он никакой не гражданин Франции, он живет там с 2005 года, у него было разрешение на работу. Что до переезда во Францию у этого тунисца были серьезные проблемы с психикой. Он в Тунисе посещал психиатра.

Представляете, что такое, чтобы в Тунисе посещать психиатра? Вот, несмотря на это доброе французское правительство выдало ему разрешение на работу. Он переехал во Францию, где его работа выглядела довольно странно. Он арестовывался во Франции пять раз, предпоследний – в январе 2016 года, когда он погнался за водителем с битой.

Во-вторых, это человек, который был фактически безработным, отправил перед смертью родственникам гигантскую сумму денег, по разным сведениями от 80 до 140 тысяч фунтов стерлингов. В переводе означает, что он был бандитом и гангстером. И вот вопрос совершенно такое же, как с братьями Царнаевыми: Зачем человека, который не является гражданином, но является криминалом, почему его не высылают? Выяснилось, что он принадлежит к группе риска. Помимо душевной нестабильности и помимо того, что он гангстер, он был еще и гомосексуалист, вернее бисексуал. Обожал жестокий секс. То есть это классическая группа риска. Это люди, которые склонны на насильственным действиям. И в тот момент, когда они радикализуются, они вдруг обнаруживают, что они теперь не просто бандиты, а ради какой-то высшей цели.

Вот в Донбассе абсолютно то же самое. Люди, которые являются уголовниками, вдруг приезжают в Донбасс и оказывается, что они не просто уголовники, а они теперь то же самое, что делали раньше, делают ради защиты жителей Донбасса от украинских фашистов.

Еще несколько вещей. Французское правительство в Ницце освистали. И в Ницце случилось еще несколько страшных инцидентов. Один — это был 17-летний афганский беженец, который стал рубить топором туристов, крича при этом: «Аллаху Акбар». И первое, что сказала полиция: «Мы не видим, чтобы это было связано с исламом». Как выяснилось быстро, ему было и не 17 лет, и не афганский...

Одновременно какой-то мусульманин напал на женщину и ее детей, стал резать ножом со словами, что они недостаточно правильно одеты. Французская полиция опять сказала, что «мы не видим никакой связи здесь с террором».

Возле авиабазы в Британии два человек ближневосточной наружности с ножами попытались похитить солдата. Опять полиция сказала, что она не видит, что инцидент имеет отношение к терроризму.

Ну и, конечно, самая жуткая история произошла в Мюнхене, где 18-летний иранец расстрелял детей в торговом центре. Сначала он созвал туда через Фейсбук, потом пошел стрелять всех желающих, крича «Аллаху Акбар».

Меня всегда интересовало, наступит ли такой момент в политкорректной Европе, когда эти замечательные ребята скажут, мы услышим, что эти несчастные террористы в Ницце, Моленбеке, в Париже – что это их ответ европейским фашистам. Вот на этот раз в случае Мюнхена мы это услышали, потому что сначала в Мюнхене нам не говорили ничего. Полиция не могла предположить… ну, кто же убивает детей, крича: «Аллаху Акбар»? Ясно, что не исламский террорист, но кто? Начали писать, что это годовщина теракта Брейвика. Ну, ясен пень, что если годовщина теракта Брейвика – значит, другой Брейвик. И наконец загадка разъяснилась: оказалось бедного мальчика довели. Оказывается, что сначала было официальное заявление, что бедного мальчика терроризировали несколько лет, то есть во всем виноваты, видимо, европейские фашисты, маленькие европейские фашисты, которые доводили бедного мальчика.

Ну и последний перл был министра внутренних дел Германии Томаса де Мезьера, который стал выяснять, поскольку уже ясно, что бедного мальчика довели и к исламу он не имел никакого отношения, хотя и кричал «Аллаху Акбар» — Томас де Мезьер сказал: «Следствие выясняет, мог ли он принять христианство». В общем, они выясняют, как этот человек связан с Брейвиком, кто довел мальчика и не христианин ли он.

Я еще могу подсказать немецким полицейским еще одну грандиозную идею. Вот мы все знаем, что Гитлер сжег 6 миллионов евреев. Не знаю, знаете ли вы, почему он это сделал? Потому что они на него напали. Так, во всяком случае, считал Гитлер. Вот он в своем политическом завещании написал, что он очень мирный человек, он только хотел защитить судетских немцев и немцев в Данциге от проклятых поляков, но когда он это сделал, евреи развязали Вторую мировую войну. Он так и предупреждал, что, если они на него нападут – на Гитлера мирного — то они получат.
Tags: Германия, Дональд Трамп, Еврабия, Франция, выборы США, джихад, теракт в Ницце, террор, толерасты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments