Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:

Facebook, Eugene Merzon


Моя первая Ханука.


Это было 36 лет назад. Зимой 1980 года. Жили мы в Донецке, на Театральном проспекте, в доме обкомовской номенклатуры. Как наша семья туда попала - это отдельная история. Кроме партийных и гэбешников, там жили две шахтерские многодетные семьи - Гололобовы и Пидаренко.

Как можно понять, быть профессорским сынком, да ещё евреем, в таком дворе было просто "райское удовольствие". До третьего класса я дрался почти каждую неделю. Точнее сперва били меня, всем двором (я, правда, оказывал посильное сопротивление), а потом мой брат Костя отвешивал люлей моим обидчикам. В конце концов установился статус кво: бить не били, но и не дружили. Это продолжалось до шестого класса, пока к нам не переехал Женька Жиганов. Ему нужно было завоёвывать авторитет и обзывать меня жидом, провоцируя на драку, был шикарный способ для самоутверждения.

Он был старше меня на полтора года, поэтому почти всегда побеждал. Поскольку драки были один на один, Костю я не вмешивал. Так продолжалось до зимних каникул. Как раз тогда умерла моя единственная бабушка, которую я очень любил, и поэтому страшно тосковал. Короче, это был довольно херовый период моей подростковой жизьни.

26 декабря меня попросили вынести мусор. Мусорное ведро у нас было такое тяжёлое, цинковое, круглой формы. И вот, когда я вышел, то увидел Женьку, сидящего со Славкой Гололобовым и Олегом Пидоренко. Женька сразу начал петь, как будто просто так: "Жиды, жиды...". Может быть, в другой день я бы и промолчал, но тут все наложилось. Смерть бабушки, тройки во второй четверти, да ещё этот козел... Меня перемкнуло. Ведром с мусором я взрезал ему прямо по башке. Он буквально рухнул со скaмейки. По его лицу текла кровь, и мне стало очень страшно.

Чтобы не видеть крови, я, плохо соoбражая, нахлобучил ведро с мусором ему на голову, благо он сидел на снегу, и удрал домой. Дома я побежал к папе, который слушал "Голос Израиля". В полной истерикe я проорал ему, что произошло, думая, что меня будут сильно ругать. Вместо этого папа выключил приёмник и, как-то странно улыбаясь, сказал: "Сынуля, сегодня Ханука. Мы всегда бьём антисемитов на Хануку. Уже много тысяч лет. Ты просто молодец."

Как папа разобрался со старшим Жигановым? Как Паниковский с гусем. Сказал этому партапаратчику средней руки, что доложит первому секретарю обкомa (которого, кстати, лечил), что Жиганов-старший не воспитывает своего сына в духе пролетарского интернационализма. И Жиганов-старший пересрал. Так что Женьке, когда он вернулся из больницы, ещё и влетело.

А я навсегда полюбил Хануку.
Tags: байки, еврейские праздники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments